О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.1661.html
Также: Война

статья Ташкент-Вашингтон мимо Киева

Виталий Портников, 18.06.2002
Томми Фрэнкс и Ислам Каримов. Фото с сайта www.kp.ru

Томми Фрэнкс и Ислам Каримов. Фото с сайта www.kp.ru

ГУУАМ снова стал ГУАМом: Узбекистан объявил о своем выходе из сообщества, объединявшего его с Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией. Комментарии к этому событию сводятся в основном к двум мотивам: либо констатируется отказ Ташкента от "конфронтации" с Россией, подразумеваемой самим фактом членства в организации, в которой Россия не участвует, либо же подчеркиваются экономические факторы - изначально страны ГУАМа создавали всего лишь транспортный коридор, последнее "У" присоединилось к ним по мотивам сугубо политическим, а поэтому вовремя осознало бессмысленность своего пребывания в организации.

Между тем истина, как обычно, лежит где-то посередине. Конечно, ГУАМ изначально был проектом экономическим, но создававшимся при активной политической поддержке Запада и - что немаловажно - без России. Конечно же, узбекскому президенту это импонировало. Но Каримов решил покинуть ГУУАМ отнюдь не потому, что Москва в его сердце вытеснила Киев. Просто в сердце, отданном Вашингтону, не остается обычно места для провинциальных столиц - это уж закон истории.

Когда Узбекистан присоединялся к ГУАМу, у страны были весьма напряженные отношения с Соединенными Штатами и Западом в целом. Каримова критиковали за нарушения прав человека, установление в стране полицейского режима, откровенно недолюбливали. А ГУАМ выглядел жестом в сторону Запада: украинского президента принимали в западных столицах с куда большей охотой, чем узбекского.

После 11 сентября все переменилось. Каримов стал желанным партнером Вашингтона, почетным гостем Белого дома и прочих важных особняков. У стран, входящих в ГУАМ, положение, скажем так, не блестящее - за исключением разве что Азербайджана с его нефтяными проектами. И эти страны делают все возможное, чтобы понравиться Западу.

А Каримов уже нравится. Он может играть в одиночку, его вообще мало волнует СНГ. В тех организациях на постсоветском пространстве, где Узбекистан остается, он старается играть роль скорее представителя сил, борющихся с террором, чем "младшего брата" не определившихся до конца Москвы и Пекина. Так что, как это ни парадоксально прозвучит, выход Узбекистана из ГУУАМа - прямое следствие возросшего американского влияния в Центральной Азии.

Виталий Портников, 18.06.2002