О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.20873.html

статья Голова Саддама и баррель нефти

Владимир Абаринов (Вашингтон), 27.01.2003
Коллаж Граней.Ру

Коллаж Граней.Ру

Вероятно, для большинства российских граждан война представляет собой абсолютное зло для экономики воюющей страны. Таков исторический опыт России: начиная с Петра она затягивает пояса и кладет зубы на полку независимо от хода военных действий. Пословица "кому война – кому мать родна" справедлива, но имеет в виду лишь тех немногих, кто наживается на поставке армии гнилых сапог и тухлых консервов. В брежневские мирные годы советский народ вкушал прелести карточного распределения из-за непомерных военных расходов, в конце концов и погубивших Советский Союз.

Исторический опыт США совершенно другой. Из обеих мировых войн страна вышла главным победителем, поскольку была главным кредитором и главным поставщиком вооружений. Вторая мировая война помогла окончательно преодолеть Великую депрессию и превратила США в мощнейшую сверхдержаву и бесспорного лидера свободного мира. Война может быть плохим бизнесом, а может быть хорошим – важно воевать правильно.

Станет ли война с Ираком таким же могучим импульсом для американской экономики, каким были войны прошлого века? На этот вопрос нет однозначного ответа – все зависит от того, по какому сценарию пойдут боевые действия. Вашингтонский Центр стратегических и международных исследований привлек к своему анализу недюжинные силы военных и экономических экспертов и проанализировал три варианта развития событий.

Первый сценарий – это быстрая и решительная победа. Продолжительность блицкрига – от 4 до 6 недель. Противник не применяет в значительных масштабах оружие массового уничтожения, городские бои носят локальный характер, число жертв среди гражданского населения минимально, нефтедобывающая промышленность Ирака не несет существенного ущерба. При этом страны ОПЕК не только не сокращают добычу нефти, но и увеличивают ее. США и их союзники не сталкиваются с новыми серьезными актами терроризма. Ирак не распадается на части.

Во втором, более сложном варианте война продолжается от 6 до 12 недель. Американские войска встречают неожиданно стойкое сопротивление. Городские бои в отдельных районах принимают серьезный характер. Число жертв среди мирного населения не чрезмерно, но получает негативное освещение в прессе. Ирак предпринимает ограниченные попытки применить оружие массового уничтожения и атакует нефтедобывающие мощности в регионе, причиняя им ограниченный ущерб. После окончания активной фазы боевых действий в стране начинаются междоусобные столкновения. Террористы пытаются осуществить масштабные нападения на США и их союзников, однако эти попытки в основном предотвращены. Саудовская Аравия ведет себя пассивно, увеличивает добычу нефти, но медленно.

Наконец третий, наихудший вариант. Продолжительность войны – от трех месяцев до полугода. Иракские силы оказывают ожесточенное сопротивление. Интенсивные городские бои идут повсеместно. Американские войска и гражданское население несут существенные потери, в том числе от оружия массового уничтожения. США и Великобритания сталкиваются с растущим антивоенным движением у себя дома и не получают поддержки в ООН. Иракское население встречает оккупантов враждебно. Великобритания, Турция или один из союзников США в Персидском заливе выходит из коалиции. Ирак атакует нефтяную инфраструктуру региона, причиняя ей значительный ущерб. В странах регионах начинаются гражданские беспорядки. Террористы успешно совершают теракты против США и их союзников. Гражданские конфликты внутри Ирака выходят из-под контроля американских войск. Иракские нефтедобывающие предприятия и трубопроводы сильно повреждены и нуждаются в серьезном ремонте.

При первом сценарии мировая цена на нефть упадет до 20 долларов за баррель к началу третьего квартала. Во втором случае в течение всего 2004 года она составит в среднем 30 долларов. В третьем цена на нефть подскакивает до 80 долларов за баррель в первом квартале будущего года, а затем медленно опускается до 40. Благотворный эффект быстрой и победоносной войны состоит еще и в том, что она положит конец неопределенности, внушит чувство уверенности инвесторам и повысит уровень потребителmского доверия – ключевой показатель для США. Соответственно, промежуточный и плохой сценарии будут воздействовать на инвесторов и потребителей противоположным образом. В наихудшем случае Америку ждет экономический спад, безработица на уровне 7,5 процента и инфляция, которая вернется к нынешней отметке лишь к концу 2004 года.

Аналитики, работавшие над докладом, оговариваются: для того чтобы тот или иной сценарий реализовался, не обязательно наличие всех без исключения перечисленных факторов. С учетом этой оговорки они определяют вероятность первого сценария в 40-60 процентов, второго – в 30-40 и самого плохого – в 5-10 процентов.

Совершенно иную оценку экономических последствий иракской войны опубликовал профессор Йельского университета Уильям Нордхауз. Он подошел к проблеме с другого боку. Прежде всего он подсчитал прямые и косвенные расходы на войну. Нордхауз не учитывал бюджетные средства, которые США тратят на содержание своих вооруженных сил в мирное время, – его интересовали только дополнительные расходы, непосредственно связанные с войной в Заливе. Кроме того, он оценил стоимость содержания оккупационных и миротворческих сил и потребности послевоенного восстановления Ирака. В своих оценках д-р Нордхауз широко опирается на исторические аналоги и рассматривает два сценария – быстрой победы и затяжного конфликта.

При наилучшем раскладе прямые военные расходы составят примерно 50 миллиардов долларов – это меньше, чем цена первой войны с Ираком, которая обошлась Америке в 80 миллиардов (в нынешних ценах). Наихудший сценарий – война затягивается на год – потребует от американцев почти втрое большей суммы: 140 миллиардов. Тоже не беда, пишет Нордхауз: это всего полтора процента ВВП, не дороже войн XIX века с Мексикой и Испанией и значительно дешевле не столь давних корейской и вьетнамской.

Однако это далеко не все затраты. После войны США потребуются значительные оккупационные силы. На какой период? Неизвестно. Нордхауз напоминает, что Японию США оккупировали семь лет, а в Южной Корее 30-тысячный американский контингент размещен уже полвека. Профессор считает, что американское военное присутствие в Ираке продлится от пяти до 20 лет. Содержание одного миротворца в Косово обходится в 250 тысяч долларов в год. Наконец, на восстановление страны, исходя из опыта Ливана, Восточного Тимора и Боснии, требуется, по самым скромным подсчетам, 800 долларов на душу населения.

В итоге, как считает Уильям Нордхауз, в лучшем случае победа над Саддамом обойдется США в 100 миллиардов долларов в ближайшие 10 лет, в худшем – в 1,6 триллиона.

Позитивный эффект войны профессор переоценивать не склонен. При "умеренно-оптимистическом" сценарии, полагает он, Ирак сможет довести объем нефтяного экспорта до четырех миллионов баррелей в день лишь через пять лет после окончания войны. С учетом привходящих факторов это опустит мировую цену всего на один доллар в течение следующих 10 лет.

Нордхауз признает, что в прошлом значительный рост военных расходов действительно стимулировал экономику, в том числе во время Второй мировой корейской и вьетнамской войн. Однако во время войны в Заливе 1991 года военные расходы выросли незначительно - всего на 0,3 процента ВВП. Впервые в американской истории этот рост не покрыл брешь, нанесенную американской экономике вторжением Ирака в Кувейт.

Уильям Нордхауз начинает свой анализ утверждением, что все его оценки носят сугубо гипотетический характер. Однако, цитирует он Кейнса, "лучше оказаться приблизительно правым, чем точно ошибиться".

Владимир Абаринов (Вашингтон), 27.01.2003


новость Новости по теме