О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.479.html
Также: Война, Оружие

статья Россия готова к услугам

Наталья Хмелик, 08.05.2001
Игорь Иванов и Муамар Каддафи на встрече в Триполи 7 мая. Фото AP

Игорь Иванов и Муамар Каддафи на встрече в Триполи 7 мая. Фото AP

Владимир Путин решил подружиться с ливийским лидером полковником Муамаром Каддафи. О чем и сообщил письмом, которое 7 мая доставил в Ливию министр иностранных дел Игорь Иванов. О чем говорится в письме, как бы никто не знает - кто же осмелится читать чужую почту. Однако министр с уверенностью заявляет: российский президент предлагает Каддафи верную дружбу на долгие года.

Догадаться, на чем может строиться эта дружба, не так уж трудно. Полковник Каддафи всегда любил оружие. Неудивительно - человек все же военный. Сразу военного переворота 1969 года, в результате которого Каддафи пришел к власти, у Ливии наладились крепкие партнерские отношения с СССР. До распада Советского Союза Каддафи успел купить 2200 танков, от Т-55 до Т-72. С таким же размахом шли закупки военно-воздушной и военно-морской техники. Если учесть, что население Ливии ненамного превышает 6 миллионов человек, масштабы впечатляют.

В 1992 году против Ливии были введены санкции ООН. Это произошло после того, как Каддафи отказался выдать Великобритании двух подозреваемых по "делу Локерби". Речь шла о террористическом акте - взрыве самолета компании PanAm над деревушкой Локерби в Шотландии. В катастрофе погибло несколько сотен человек, главным образом - американцев и британцев. Шесть лет спустя Каддафи после долгих препирательств добился переноса суда из Британии в Голландию и выдал террористов.

В начале 1999 года санкции ООН были сняты, что вызвало в России живейший интерес. Вполне понятный, если учесть, что в арабском мире Ливия была чуть ли не единственным добросовестным партнером, а не халявщиком, как многие другие. За все военные "игрушки" Каддафи честно платил живыми деньгами.

Обхаживать Ливию российские торговцы начали вскоре после снятия санкций. "Росвооружение" тогда же оценило потенциальный объем продаж в полмиллиарда долларов ежегодно. В октябре 1999 года в Триполи отправилась российская правительственная делегация во главе с вице-премьером Клебановым, курирующим ВПК. Его сопровождали замминистра торговли Григорий Рапота, отвечавший за экспорт вооружений, и представители экспортеров - компаний "Росвооружение" и "Промэкспорт".

После переговоров было объявлено, что ливийцев больше всего интересуют боеприпасы и военно-морская техника. Россия в ответ предложила полную модернизацию вооруженных сил страны. Особый упор "коробейники" делали на средства ПВО. При этом, впрочем, давалось понять, что продать можно все что угодно. Акцент же объяснялся лишь желанием показать мировому сообществу, что речь на переговорах с Ливией шла вовсе не о наступательных вооружениях. Всего месяц спустя Россия предложила Ливии помощь в освоении мирного атома: реконструкции центра ядерных исследований "Таджура" и проектировании АЭС "Султан". Ливия в ответ намекнула, что не прочь прикупить авиатехнику. В мае прошлого года Илья Клебанов сообщил, что Ливии предложен "широкий спектр российских вооружений различного назначения", а в начале июня начались первые поставки. Первый контракт стоил 100 млн долларов.

Модернизация ливийской армии - действительно дело выгодное. Военной техники в этой стране огромное количество, а не обновлялась она уже довольно давно. За это время что-то поломалось безнадежно, что-то нуждается в ремонте, а боеприпасы просто потрачены и надо пополнять запас. Россия готова предложить полный набор услуг. Такова новая идеологическая установка: если нужны деньги, вполне допустимо вооружать страну, которая считается мировой кузницей террористических кадров.

Наталья Хмелик, 08.05.2001