О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.480.html
Также: Война, Оружие

статья ВПК: реформа или предпродажная подготовка?

Наталья Хмелик, 06.06.2001

Программу реформирования ВПК российские власти вынашивают уже не первый год. В мае Михаил Касьянов поставил перед правительственными разработчиками из Миннауки задачу: в течение месяца подготовить свою версию документа - своего рода печку, от которой в дальнейшем будут плясать все заинтересованные лица. Срок исполнения приближается, и разработчики уже заговорили о промежуточных результатах своего труда.

В том, что с российской оборонкой надо что-то делать, никто не сомневается уже давно. Иметь сотни "лежащих" предприятий не по карману даже самой процветающей стране. Прозвучавшие в начале 90-х призывы к переводу военной промышленности на мирные рельсы в большинстве случаев так и остались призывами. Заводы, привыкшие клепать оружие для братьев по классу во всем мире, в новых условиях оказались недееспособными. До недавних пор им было решительно все равно, что автоматы Калашникова достаются в подарок как хуту, так и тутси, как Эфиопии, так и Эритрее. Они "давали план", исправно получали заказы и зарплаты и не имели головной боли.

Сегодня в прессе мелькает цифра - ВПК на 50 % перешел на конверсионное производство. Но не надо думать, что половину продукции каждого оборонного предприятия составляют мирные товары, пользующиеся большим спросом. Есть, конечно, обнадеживающие примеры. В 1993 году судостроительный завод "Аскольд" в Арсеньеве (Приморский край) купил в Голландии картофелекопалку. Агрегат разобрали по винтикам, скопировали, модифицировали для местной тяжелой почвы и запустили в серийное производство. В 1993 году предприятие отказалось от оборонных заказов. Производство сельхозтехники постоянно увеличивается, ассортимент расширяется. А Саратовский авиазавод производит комбайны CASA совместно с американцами и по американской лицензии.

Но гораздо чаще случается так, как на патронном заводе в Комсомольске-на-Амуре. Заказов нет уже который год, рабочие отправлены в бессрочные отпуска, а в рамках конверсии налажено производство разделочных досок из снарядных ящиков. Цена этого конверсионного продукта 500 рублей. Покупателей пока не находится.

Сегодня мечта оборонного предприятия - получить экспортный контракт. Заказом от Минобороны уже никого не обрадуешь, поскольку назвать его надежным клиентом трудно. Отдав утром стулья, денег вечером можно и не получить. В последние годы нормой в отношениях предприятий с госзаказчиком стало требование стопроцентной предоплаты, и если это требование высказывается в жесткой форме и достаточно настойчиво, министерство идет на условия производителя.

С экспортными контрактами тоже все не так просто. Самостоятельно вести дела с иностранными клиентами имеют право только шесть оборонных предприятий: корпорация "МиГ", концерн "Антей", тульское КБ приборостроения, НПО "Машиностроение", ЦКБ "Рубин" и коломенское КБ машиностроения. Остальные работают через госпосредника - "Рособоронэкспорт". И ворчат, поскольку посредник берет за свои услуги непомерные проценты. Но все же предпочитают сохранять с монополистом хорошие отношения.

Что же предлагается в правительственной программе реформирования ВПК? Во-первых, государство намерено ссадить со своей шеи большинство оборонных предприятий, превратив их в акционерные общества. В государственной собственности останутся только "стратегически важные", а на самом деле - наиболее успешные. Таким образом создается гораздо более удобный механизм продажи заводов, по возможности - иностранцам. Выставить на продажу пакеты акций, не привлекая ненужного внимания патриотов, легко. А потом в случае чего всегда можно развести руками: знать не знаем, ведать не ведаем, как случилось, что владельцем контрольного пакета оказался тот или иной варяжский гость.

Старые и новые акционерные общества будут объединены в холдинги. По правительственному варианту их будет 35. Эта одна из любимых идей вице-премьера Клебанова наконец нашла себе место в правительственных документах. Холдинги займут предназначенные им ниши на рынке. Причем распределять между ними эти ниши, по-видимому, предполагается централизованно. Иначе нельзя объяснить то, что конкуренция между холдингами не предусматривается: им предписывается конкурировать с западными производителями аналогичной продукции. Интересно, что в этой ситуации станет с двумя давними конкурентами, производящими истребители - АВПК "Сухой" и самолетостроительной корпорацией "МиГ". Им предстоит конкурировать с Boeing, Lockheed Martin, европейским агентством EADS и недавно образовавшейся шведско-британской компанией Grippen. Задача не из легких. Во всяком случае, в международных тендерах нашим истребителям переиграть вышеупомянутых конкурентов не удавалось.

Есть еще такая вещь, как антимонопольное законодательство. На Западе государственные органы зорко следят за тем, чтобы никто не превращался в монополиста, независимо от того, производит компания самолеты или кока-колу. За предложение сознательно сформировать монополии правительство просто размазали бы по стенке. По-видимому, чтобы ублажить антимонополистов, в программу заложили идею конкуренции предприятий нижнего уровня. Каким образом они будут конкурировать, входя в корпорацию и работая на создание корпоративного продукта? Ни одна корпорация не заведет у себя две дочерние фирмы, производящие идентичные продукты, только для того, чтобы они могли конкурировать. То есть реально бороться они будут лишь за то, чтобы попасть в холдинг, а оказавшись внутри, уже могут расслабиться.

Тут возникает еще один вопрос. Кого возьмут в холдинги, а кого нет? Ясно, что от производителей разделочных досок из снарядных ящиков избавятся, лишив их статуса оборонных предприятий. Такая обуза не нужна ни государству, ни корпорации, но социальную защиту им на всякий случай обещают. Есть у этой проблемы и другая сторона. Как уговорить предприятие записаться в холдинг? Прошлогодняя попытка объединить разработчика истребителей класса "Су" - АВПК "Сухой" - и производителя - КНААПО (Комсомольск-на-Амуре) - в некую единую структуру привела к такой буре эмоций в Комсомольске, что от затеи пришлось отказаться. Стоит сказать, что страсти в Комсомольске в значительной мере подогревала местная власть. Губернаторам не дает покоя вопрос: если завод будет включен в холдинг, кому - а точнее куда - он будет платить налоги? Не уйдут ли деньги в регион, где находится головное предприятие? Поэтому губернаторы добиваются от реформаторов гарантий, что деньги не уйдут из региона. И при этом подстраховываются, требуя передать пакеты акций предприятий территориям, где эти предприятия находятся, чтобы местной власти было легче управлять заводом.

Но если реформа оборонки пойдет как задумано, губернаторские опасения очень скоро потеряют актуальность. Все по той же причине: искать владельца того или иного завода придется где-то за морями. Холдинг, то есть структуру, включающую в себя полный цикл производства, он купит с еще большей готовностью. А если предложат по оптовой цене да с землей - просто с руками оторвет.


Наталья Хмелик, 06.06.2001