О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.5911.html
Также: Война

статья Как поговорили генерал с президентом

Владимир Темный, 14.12.2000

Визуально отношения между верховным главнокомандующим и генералитетом Минобороны безоблачны. Владимир Путин хоть и распекает время от времени воначальников за вялый ход военной реформы и "моральное состояние" руководителей Вооруженных сил, ни соответствующее "ни целям, ни масштабу стоящих перед ними задач", однако суровых мер, которые бы заметно переменили участь некоторых полководцев, не предпринимает. И те, со своей стороны, демонстрируют полную и безусловную поддержку всем начинаниям своего нового главковерха, что, впрочем, никоим образом не обязывает их к какому-либо радикальному умножению сил.

Однако своя высоковольтная ЛЭП между Кремлем и Минобороны все-таки существует. Это невидимая глазу, неуловимая и самых чутким ухом линия напряженного диалога между военными и властью генерирует. И накал ее в последнее время нарастает, свидетельство чему можно было обнаружить в ходе недавних сборов командного состава Вооруженных сил, посвященных подведению годовых итогов военного ведомства. Как известно, перед генералами и адмиралами выступил президент. его речь была встречена дружными аплодисментами зала. Однако последующие доклады при внимательном их изучении наводят на мысль, что аплодисменты главковерху носили все-таки дежурный характер.

Военачальников безусловно насторожил выпад против большинства из них - президент высказал недовольство тем, что "абсолютное большинство назначенных только в этом году на ключевые должности в центральном аппарате передвигались по служебной лестнице исключительно в московских штабах и учреждениях". Хотя это не факт, что талантливый комдив или командарм сможет быть столь же талантливым начальником управления или штабистом. В управленческой работе боевой опыт не самое главное. Здесь нужны несколько иные знания и навыки. Это общеизвестно. Так что помощники президента указали ему не самое уязвимое для критики место российского генералитета.

Проблема сложнее. Похоже, сохраняется, как и при Ельцине, разное понимание верховной властью и высшим командованием Вооруженных сил самого смысла и содержания военной реформы.

О, скажем так, несовпадениях во взглядах между президентом и генералитетом говорит подборка цитат из выступления президента и доклада заместителя министра обороны генерала армии Владимира Топорова, слепленная нами в форме диалога.

ПРЕЗИДЕНТ: "Система функционирования Вооруженных сил не просто разбалансирована, но и неэффективна".

ГЕНЕРАЛ: "Главные усилия в подготовке Вооруженных сил РФ в 2000 году были сосредоточены на уровне, гарантирующем безусловное выполнение стоящих перед ними задач. И планы эти в основном выполнены".

ПРЕЗИДЕНТ: "Мы должны не просто планировать, что нам нужно, а планировать исходя из того, что мы можем".

ГЕНЕРАЛ: "Однако следует твердо уяснить и то, что для государства экономически бессмысленно содержать армию, которая не занимается боевой подготовкой".

ПРЕЗИДЕНТ: "Вопрос об ужатии и консолидации ресурсов стоит перед собственно Вооруженными силами, то есть перед вашим министерством: содержать непомерно большую военную организацию не только непозволительно - глупо".

ГЕНЕРАЛ: "Как показала практика, соединения и воинские части постоянной готовности в существующих организационно-штатных структурах неспособны без доукомплектования личным составом и военной техникой приступить к выполнению боевых задач. Малочисленность воинских частей тыла (15-20% от потребного) привела к тому, что обеспечением повседневной жизнедеятельностьи войск, решением бытовых вопросов занимаются боевые подразделения в ущерб выполнению боевых задач. Наиболее существенной проблемой ракетных войск и артиллерии (РВ и А) является перевод их на сокращенные штаты. Предлагаю с 2001 года включить РВ и А ежегодной директивой Генштаба ВС РФ в перечень частей с приоритетным комплектованием военнослужащих по призыву. Опыт ведения боевых действий показал, что штатное количество личного состава инженерно-авиационной службы неспособно обеспечить боевые действия авиационного полка. Из-за ухода по организационно-штатным мероприятиям летчиков 1 и 2 класса в ближайшей перспективе следует ожидать полной утраты боеспособности авиационных полков. Заказ на подготовку офицеров выполнен в среднем на 85%".

ПРЕЗИДЕНТ: "У нас хватило сил и ресурсов для того, чтобы собраться и оперативно решить приоритетные задачи. Оцениваю текущий год как год перелома в длительном процессе рефорирования армии".

ГЕНЕРАЛ: "По сравнению с 1999 годом в этом году сократился налет авиации: в морской ракетоносной авиации - в 3 раза, в противолодочной - в 1,3, в штурмовой - в 1,4, в истрибительной - в 2,7, в транспортной - в 1,2 раза. Налет молодых летчиков за этот год составил 2 часа на человека (!), по сравнению с прошлым годом он сократился в четыре раза. Экипажи самолетов и вертолетов стали представлять большую угрозу для себя, чем для вероятного противника. В 2000 году корабли ВМФ выходили в море в 1,3 раза реже, в 1,6 раза реже проводили ракетные стрельбы и почти в три раза меньше осуществляли противолодочные и противоминные упражнения, чем в 1999 году. Всего ВМФ России в этом году находился в море в пять раз меньше, чем ему положено по нормативным документам. Обеспечение ВВС авиационным керосином неуклонно снижается. В 1998 году было выделено 28% от потребного, в 1999 году - 25, в 2000 году - 21, а в 2001 году по прогнозу Минобороны - 18-19%:Катастрофическое положение с восстановлением ресурса вооружения. Из-за недофинансирования значительно сокращен объем капитального ремонта зенитно-ракетных комплексов".

ПРЕЗИДЕНТ: "В этом году мы впервые определили объемы финансирования Вооруженных сил до 2010 года с разбивкой по годам и статьям расходов. Работа основательная, серьезная, профессиональная".

ГЕНЕРАЛ: "В 2001 году по-прежнему нам придется работать в условиях острого дефицита материально-технических средств и недостаточно финанисрования".

ПРЕЗИДЕНТ: "Я очень рассчитываю на ваше понимание остроты положения".

ГЕНЕРАЛ: "Какое-то время за счет запаса прочности, созданного ранее благодарястаршему поколению, можно было еще как-то мириться с отсутствием систематической боевой учебы. Но сегодня наступил тот предел, за который переступать уже нельзя. Иначе - деградация".

Один говорит о концепциях, доктринах, долгосрочных планах. Другой - только о сегодняшнем дне и о том, что дальше идти некуда.

Один говорит: начинайте с себя. Другой: срочно нужны керосин, деньги, ресурсы, запчасти, люди.

Очевидно, что перспективные планы военного строительства, какими бы мудрыми они ни были, генералов не вдохновляют. Они толкуют о том, как "ночь простоять, да день продержаться". Что первично - курица или яйцо, военная реформа или деньги? Все тот же неразрешенный вопрос последовательности действий. Военным нужны деньги, чтобы двигать реформу. Правительству нужна реформа, чтобы высвободить деньги. И приход в Кремль Владимира Путина этого противоречия в отношениях правительства и Минобороны не устранил. Ну разве что придал этим отношениям ностальгически-романтический характер, поскольку новый президент в отличие от Ельцина и в кабину истребителя сядет, и в прочный корпус подводной лодки войдет, и слово может сказать, которое бальзамом на душу военного ложится. И по выправке - военная косточка.

Между тем, выбирая между популярностью среди "силовиков" (армии, прежде всего) и финансовой стабильностью (хоть какой-нибудь) государства, Путин несомненно остановится на последнем. Выбор этот предопределен, поскольку военная машина пожирает ежегодно пятую часть доходов казны. И сколько бы в нее ни вбухивали, все считается, что она "на голодном пайке". О выборе президента говорит и тот факт, что с отменой льгот, каким бы ни был многообещающим механизм компенсаций, о чем Путин говорит как о деле решенном, и при явном отсутствии в бюджете на 2001 год хоть каких-то намеков на повышение денежного содержания, финансовое самочувствие офицера непременно ухудшится. Хотя бы потому, что деньги подвержены инфляции, а льготы - нет. И чтобы пресечь опасное шевеление умов среди служивого народа, Путин жестко дал понять, что недоволен прежде всего генералитетом. Из чего каждый носитель больших звезд должен сделать вывод: хочешь усидеть в кресле - демонстрируй лояльность.

Примечательно, что Владимир Топоров - это как раз тот генерал, что в 1998 году своим гиперреалистическим рассказом в Госдуме о тяжелом положении армии вывел из себя Бориса Ельцина. Выволочку за упаднические настроения они получили вместе с Сергеевым нешуточную, но на своих местах усидели. Судя по всему, Топоров упрямо остается верен прямолинейному стилю изложения армейских реалий. Однако не исключено, что жанр "горькой правды" может в Минобороны стать не только не популярным, но и опасным для карьеры. Все зависит от позиция самого Владимира Путина: нужна ли ему эта правда, или он предпочтет оптимистичные, молодцеватые ура-доклады, утверждающие его в мысли, что после Петра Первого он второй по масштабу строитель военного могущества России.

К слову сказать, когда Топоров выступал с докладом, президента в зале уже не было.


Владимир Темный, 14.12.2000