.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.74373.html

статья Битва за Дагестан

Иван Свенцицкий, 23.07.2004
Дагестан. Фото с сайта www.rd05.nalog.ru
Дагестан. Фото с сайта www.rd05.nalog.ru
Реклама
.

Недавняя вспышка насилия в Дагестане вновь заставила обратить внимание на ситуацию в этой республике. Нападение на омоновцев из Самары в Хасавюрте, взрыв у расположения базы ОМОН-2 в Махачкале, убийство милиционеров ни у кого не оставляют сомнений в том, что регион балансирует на грани войны и мира.

После известных событий августа 1999 года чеченский командир Шамиль Басаев не оставил попыток втянуть Дагестан в войну против России. Он считает, что для этого имеются все исторические, религиозные, социально-политические и прочие предпосылки. Он любит говорить о Дагестане и Чечне как об одной территории, указывая на единство интересов жителей обеих республик.

Учитывая ошибки 1999 года, Басаев решил кардинально изменить свою политику в отношении страны гор (русский перевод слова "Дагестан"). Вместо нахрапистого набега на пограничные села в условиях присутствия в Чечне федеральных сил было решено засылать в Дагестан лишь небольшие группы. В задачу этих групп входило не ведение партизанской войны, а лишь подготовка к ее началу в будущем. Одни занимались пропагандой, другие готовили базы и добывали разведанные. За пропаганду и агитацию отвечал Сиражудин Рамазанов, первый из тех, кто еще в восьмидесятые годы начал проповедовать в Дагестане идею создания исламского государства. Военным командиром стал уроженец Буйнакска, даргинец по национальности Раппани Халилов.

Несмотря на многочисленные заставы и блокпосты, курсировать между Дагестаном и Чечней для боевиков не проблема. Другое дело - доставка в республику больших партий оружия. В 2000 году сотрудникам МВД и ФСБ удалось обнаружить несколько схронов на границе с Чечней. В качестве информаторов спецслужбы использовали глав местных администраций, участковых милиционеров или агентуру среди населения.

В ответ боевики развернули настоящую войну против сотрудников правоохранительных органов. Поначалу взрывали автомобили у зданий отделений милиции и ФСБ. Со временем исламисты приступили к планомерному уничтожению работников отделов по борьбе с организованной преступностью, религиозным экстремизмом и терроризмом. По признанию руководителя пресс-службы МВД Дагестана Абдулы Мусаева, только за первые три месяца 2004 года в Дагестане были убиты 15 сотрудников милиции. Для ликвидации работников силовых структур Халиловым был сформирован отряд "Дженнет" во главе с полевым командиром Русланом Макшариповым.

Однако убийствами милиционеров дело не ограничилось. Все чаще объектами нападений становятся военные колонны, погранзаставы и гарнизоны российской армии. Причем география боев охватывает почти всю республику: от города Кизляр на Севере до высокогорного Цунтинского района на Юге.

Видя, что спецслужбы не справляются, военные потребовали принятия более решительных мер. Особенно на этом настаивал бывший командующий СКВО генерал-полковник Владимир Болдырев. Он неоднократно указывал на то, что в любое время боевики могут напасть на Хасавюрт, что уже сейчас они используют этот город и как свою тыловую базу, и как место отдыха и лечения.

В Кремле санкцию на широкомасштабные "зачистки", которые предлагал Болдырев, не давали. Там считали, что это может лишь накалить ситуацию. Однако и спецслужбы действовали все менее эффективно. Как и в Ингушетии, они взялись похищать случайных людей, требуя от них признания в совершении терактов и нападений. Так, 31 мая был задержан бывший сотрудник ФСБ Арсен Гасанбеков. По словам Гасанбекова, его держали на базе Ханкала в Чечне, добиваясь признания в подрыве газопровода Моздок – Казимагомед. Задержавшие его сотрудники спецслужб также считали, что именно он сообщил боевикам место жительства капитана ФСБ Курбанова Абдурахмана, убитого исламистами.

Тем временем дагестанские моджахеды действуют все более открыто, распространяют листовки, создают базы в лесах. На одну из них, у подножия горы Тарки-Тау близ Махачкалы наткнулись недавно омоновцы. Появляются боевики и в населенных пунктах, причем затерроризированные сотрудники местных органов власти порой опасаются о них сообщать. Все помнят о расстреле главы администрации Буйнакского района Магомеда-Расул Алхалаева в начале этого года.

Очевидно, что если в самое ближайшее время ситуация не изменится, боевики перейдут к активным боевым действиям в республике. Особенно настораживает их активизация в районе столицы – Махачкалы.

Не исключено, что исход нынешней бойни на Кавказе будет решаться именно в Дагестане, а не в Чечне. И это должны хорошо осознавать в Москве. По словам высокопоставленного офицера спецслужб, "в случае начала боевых действий в Дагестане переломить обстановку российская армия уже не сможет".

То, что дагестанская гиря может качнуть весы в сторону Ичкерии, знают и в чеченских горах. Поэтому Басаев и не жалеет "инвестиций" в дагестанский "джихад". В нынешних условиях фраза "мы можем потерять Дагестан", ставшая боевым кличем в августе 1999-го, звучит куда более актуально.

Иван Свенцицкий, 23.07.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей