О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.88647.html

статья Сочинительство ко Дню Победы

Борис Соколов, 05.05.2005
Черчилль, Трумэн и Сталин. Фото с сайта www.trumanlibrary.org
Черчилль, Трумэн и Сталин. Фото с сайта www.trumanlibrary.org
Реклама

Еще в 1999 году британское правительство рассекретило план операции "Немыслимое" (Unthinkable), разработанный в мае 1945 года на тот случай, если Красная Армия не остановится на согласованных границах зон оккупации, а продолжит победоносный марш на Запад вплоть до Атлантического океана. Российские историки советского розлива вроде профессора Олега Ржешевского и бывшего посла в ФРГ и члена ЦК КПСС Валентина Фалина сразу увидели в "Немыслимом" воплощение агрессивных планов Черчилля по отношению к СССР.

Подобного рода спекуляции усилились к 60-летию победы. Тот же г-н Фалин в недавнем интервью утверждает, что "Черчилль отдал в начале апреля (по другим сведениям, в конце марта (1945 года. - Б.С.)) приказ готовить в пожарном порядке операцию "Немыслимое". Дата начала войны приурочивалась к 1 июля 1945 года. В ней должны были принять участие американские, британские, канадские силы, польский экспедиционный корпус и 10-12 немецких дивизий. Тех самых, что держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в южной Дании".

А публицист Евгений Вертлиб прямо предлагает: "Ежели России рекомендуют покаяться за заключение пакта Молотов-Риббентроп, то почему бы Англии не принести извинения – за двуличие Черчилля, заигрывающего с нацистской Германией ("советский мавр сделал свое дело, и его следовало удалить")? И США – за тайные сепаратные переговоры в Цюрихе Аллена Даллеса с обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом? И американцам с англичанами вместе – за разработку операции "Немыслимое" - 1 июля 1945 года развязать против России Третью мировую войну: вместе с 10-12 немецкими дивизиями закончить дело Вермахта - взять Сталинград?".

Попробуем разобраться, действительно ли руководство Великобритании планировало на заключительном этапе войны агрессию против СССР (американцы о "Немыслимом", по-видимому, так и не узнали). Наиболее полный текст плана на русском языке содержится в публикации г-на Ржешевского "Секретные военные планы У. Черчилля против СССР в мае 1945 г." в журнале "Новая и новейшая история"(1999, #3). Именно на нее опираются интернетовские публикации. Обратившись к этому источнику, можно узнать, что план "Немыслимое" – это доклад Штаба объединенного планирования британского Военного кабинета, датированный 22 мая 1945 года. По мнению российского историка, разработка этого плана должна была занять не менее месяца, а значит, соответствующее задание было дано еще в апреле, когда еще продолжалась война с Гитлером (Фалин допускает, что это произошло даже в марте, до начала битвы за Берлин). Между тем для разработки подобного этюдного плана, с использованием уже имевшейся информации, достаточно было 7-10 дней, и приказ о его разработке вполне мог быть отдан и сразу после капитуляции Германии. Такая датировка подтверждается тем, что одно из приложений к плану посвящено анализу только что закончившейся кампании в Европе.

В публикации плана в британской Daily Telegraph прямо говорится: "Черчилль опасался, что после дня победы в Европе 8 мая советские войска могут продолжить движение на Запад и угрожать Англии. Черчилль полагал, что наступление против Советского Союза было бы тогда единственно возможным решением, причем предпринять его надо будет до того, как американцы перебросят свои силы на Тихоокеанский театр. И он приказал своему штабу "думать о немыслимом" и разработать проект плана".

Да и в самом плане прямо говорилось, что он рассчитан на противодействие советской агрессивности. Так, в качестве одной из предпосылок "Немыслимого" называлось вступление СССР в союз с Японией. Насчет же союзных армий в связи с предполагаемой датой начала военных действий 1 июля 1945 года говорилось: "До 1 июля продолжается осуществление планов передислокации и демобилизации войск, затем оно прекращается". Никакой агрессор не стал бы проводить демобилизацию до намеченного начала войны.

Также и предположение о том, что "акция получает полную поддержку общественного мнения как Британской империи, так и Соединенных Штатов; соответственно, высоким остается моральный настрой британских и американских войск", имеет смысл только в том случае, если бы "Немыслимое" стало ответом на советскую агрессию. Ибо британское и американское общественное мнение никогда не поддержало бы неспровоцированное нападение на вчерашнего союзника.

Отечественные историки приписывают британским военным и политикам времен Второй мировой войны вполне людоедские, сродни гитлеровским, намерения в отношении СССР. В русской версии плана "Немыслимое" можно встретить такую фразу: "Если они (русские) хотят тотальной войны, то они ее получат". Получается, что британские генералы прямо цитировали доктора Геббельса. Но вот в английском оригинале плана "Немыслимое", появившемся в газете Daily Telegraph (1 октября 1998 г.) и в журнале Executive Intelligence Review (October 1998), это место звучит совсем иначе: "That is for the Russians to decide. If they want total war, they are in a position to have it...." Что в переводе означает: "Это решать русским. Если они хотят тотальной войны, то они в состоянии ее вести..."

Смысл тут прямо противоположный. Британские генштабисты доказывали, что даже в случае успешной наступательной операции союзников сокрушить СССР не удастся и придется вести затяжную тотальную войну. План "Немыслимое" учитывал невозможность для западных союзников осуществить наступательную операцию против советских войск в Европе. Ведь Красная Армия имела подавляющее численное превосходство - 264 дивизии против 103, и ни о каком быстром успехе наступления против нее не могло быть и речи, а тем более о нападении первыми уже 1 июля 1945 года, как утверждают российские историки. Эта дата была лишь чисто условным временем начала боевых действий. Преимущество же союзников в стратегической авиации было во многом обесценено тем, что в Германии и Польше не было стратегических целей и "летающие крепости" пришлось бы использовать для решения несвойственных им тактических задач.

Вряд ли Черчиллю нужен был специальный доклад для того, чтобы убедиться в подавляющем советском численном превосходстве, - он был хорошо осведомлен об этом в последние месяцы войны. Вероятно, он хотел иметь под рукой этот документ, чтобы с цифрами в руках побудить американских союзников не убирать войска из Европы. Неслучайно британский премьер 8 июня писал генерал-лейтенанту сэру Хастингсу Исмею, начальнику своего личного штаба, передавшему премьеру план "Немыслимое": "Используя кодовое название "Немыслимое", штабы должны понимать, что это остается исключительно изучением того, что, я надеюсь, является чисто гипотетической конструкцией на случай чрезвычайных обстоятельств (contingency)".

В плане особо подчеркивалось, что одолеть СССР в тотальной войне можно, только существенно нарастив людские ресурсы - как за счет мобилизации в Америке, так и в результате восстановления германской армии, причем подчеркивалось, что оба эти проекта могут быть только долговременными. Кстати, в документе действительно упоминались 10 немецких дивизий в английских лагерях в Северной Германии и в Дании, которые частично сохранили свою организационную структуру. Но при этом отмечалось, что к 1 июля они никак не могут быть подготовлены к боям. И в письме Исмею от 8 июня Черчилль поручал ему изучить возможности обороны союзниками Западной Европы от возможного советского вторжения, поскольку союзные силы находятся в соприкосновении с советскими войсками и в любой момент могут быть втянуты в столкновения. При этом даже такой оборонительный план имел чисто теоретический характер и не предполагал перемещений войск.

А каков мог бы быть исход Третьей мировой войны, если бы Сталин вдруг начал летом 45-го вторжение в Западную Европу? Надо признать, что для наступательных операций у союзников действительно не было сил. Однако их оборона имела бы шансы на успех. В плане "Немыслимое" утверждалось, что "поскольку в нынешней войне русские потеряли ориентировочно 10–11 млн человек, общая численность отмобилизованных сухопутных сил русских на 1 июля может составить чуть более 7 млн человек. Более 6 млн из них, по нашим оценкам, задействованы на европейском театре военных действий". Численность советской действующей армии была определена довольно точно, а вот безвозвратные потери Красной Армии были значительно преуменьшены. По моей оценке, Красная Армия потеряла погибшими более 26 млн человек. Поэтому людские ресурсы СССР были практически полностью истощены.

Сталин не знал точной величины потерь, но он наверняка понимал, что призывать в армию уже почти некого. Так что если бы Красной Армии не удалось сразу же прорвать фронт и сбросить союзников в море, советские войска, понеся большие потери, которые нечем было бы восполнить, оказались бы в сложном положении, тогда как союзники имели бы в своем распоряжении практически не затронутые войной людские ресурсы США и возможность со временем создать новую армию из примерно 8 млн германских военнопленных.

Советскому командованию нельзя было полагаться ни на армию коммунистической Польши, ни на призывников из Прибалтики и Западной Украины, которые в случае новой войны наверняка перебежали бы на Запад. Господство же в воздухе союзной авиации, которая, уступая советской в численности, превосходила ее по качеству машин и особенно по уровню управления и подготовки экипажей, делало маловероятным успех советского наступления. К тому же фронт этого наступления, учитывая характер местности, должен был ограничиться Центральной и Северной Германией, то есть быть сравнительно узким, а следовательно, у союзников хватило бы дивизий его оборонять и остановить советское продвижение.

В затяжной же войне, вопреки мнению британских генералов, у Сталина не было шансов на победу. В такой войне Англия и США скорее всего вытеснили бы Красную Армию из Восточной Европы и Прибалтики, но вряд ли рискнули бы оккупировать советскую территорию, остановившись где-то на линии Керзона. Возможность революции в СССР и политического краха советского режима в плане "Немыслимое" даже не рассматривалась, как и возможность продвижения союзных армий на восток дальше Польши. Планировщики прямо признавали: "В 1942 году немцы дошли до рубежей Москвы, Волги и Кавказа, но методы эвакуации заводов в сочетании с развертыванием новых ресурсов и помощью союзников позволили СССР продолжить боевые действия. Фактически невозможно говорить о пределе продвижения союзников вглубь России, при котором дальнейшее сопротивление [русских] станет невозможным".

Наконец, с прекращением ленд-лиза советская промышленность не смогла бы питать войска всем необходимым, а на освоение германских трофеев требовалось время. Союзники переоценивали реальную мощь Красной Армии и способность СССР к продолжению тотальной войны. Сталин же, сознавая, что ресурсов для длительной войны у него уже нет, а сокрушить союзников одним ударом вряд ли удастся, не собирался сразу после победы над Германией вторгаться в Западную Европу. Но окончательно страхи западных лидеров прекратились только после того, как в июле 1945 года в США была испытана атомная бомба.

Борис Соколов, 05.05.2005

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей