О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/blogs/free/

Блог: Свободное место

Здесь размещают свои сообщения члены клуба "Граней.Ру".
Список членов клуба →


:

Защиту не услышит никто

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 22.09.2017

7

90932

90931

При таком количестве зрителей проходит суд над Дмитрием Бученковым. Иногда приходит только жена. Даже глубокоуважаемая "Медиазона" давно перестала освещать самый скандальный процесс "Болотного дела". А ведь там сейчас самое интересное - свои доказательства начала представлять защита.


Впрочем, я понимаю тех, кто махнул на процесс рукой. В какой-то момент, еще до начала суда, когда у защиты появилась очередная порция фотографий, доказывающих, что "человек в черном" с Болотной и Бученков - разные люди, показалось, что следствие дрогнуло и задумалось, что делать. Но на поступившем в суд обвинительном заключении это никак не сказалось, и все покатилось привычно - в обвинительном русле. Будто этих кадров и не существует вовсе. Мне все же интересно, каким образом суд станет эти доказательства уничтожать?


Судья


Уже сейчас я понимаю, зачем судья Лариса Семенова задает свидетелям каждый вопрос и как это отразится в приговоре. Вот она настойчиво переспрашивает "потерпевших" полицейских: "Но боль-то вы почувствовали?" Они стесняются всех этих придуманных ушибов и незафиксированных царапин, но под ее нажимом отвечают: "Ну да..."

Вот она спрашивает выступающего свидетелем отца Дмитрия Бученкова: "Из того, что вы узнали об избиении сына (на Дмитрия однажды напали неизвестные) только после события, можно ли сделать вывод, что вы с ним не были особо близки?"

Вот она с места в карьер "наезжает" на пришедшего вчера первого эксперта со стороны защиты. Он говорит, что регулярно работает по договорам со многими экспертными бюро, но судья нажимает: "А вы вообще-то работаете? Не надо перечислять, назовите организацию, где вы работаете! По договорам? Ну так и скажите - не работаю!"

И потом: "Только институтский диплом эксперта-криминалиста?! И больше никаких подтверждающих ваше право заниматься этим документов?!" Это привычно. Потом будет сказано, что государственный эксперт повышал квалификацию, а независимый - нет. Хотя предписывающий регулярно проходить курсы и переаттестацию закон распространяется только на госслужащих.

Наконец, судья просто искажает закон. Беря со специалиста традиционную подписку об ознакомлении его с законами, она ложно трактует статью 310 УК: вместо запрета разглашать материалы предварительного следствия Семенова произносит: "Вам запрещено разглашать материалы следствия и СУДА". Хотя о суде в законе ничего нет. Суд-то открытый. В результате эксперт после заседания опасается отвечать на вопросы журналиста - мало ли чего!

В конце заседания судья снова угрожает нарушением закона, требуя от защиты закончить свои выступления в течение двух следующих заседаний. "Но у нас 40 человек свидетелей!" - изумленно возражает адвокат Светлана Сидоркина. "Вот и приводите всех 25-го и 28-го", - невозмутимо отвечает судья, удаляясь.


Специалист Владимир Иванов


Имеет экспертный стаж боле 20 лет, работал в МВД, потом уволился "на вольные хлеба". Он критикует портретные экспертизы, сделанные институтом криминалистики ФСБ. По его словам, госэксперты анализируют овал лица, а необходимая для этого лобная доля на всех кадрах закрыта капюшоном и козырьком. Они сравнивают брови, которые вообще не видны ни на одном кадре. Как можно устанавливать сходство спинки носа, если единственная фотография Бученкова, которая ими использовалась для сравнения, - анфас? Форма подбородка также сравнивается только в профиль. В одной из двух экспертиз сказано, что использовался программный комплекс Дина-2, но при работе с этой программой делается разметка лица, а в экспертизе вообще нет никаких маркировок. Наконец, сравнивать можно только изображения лиц в одинаковых ракурсах. А в экспертизе множество мутных видеокадров "черного человека" и только одна паспортная фотография Бученкова. То есть методики, на которые ссылаются специалисты ФСБ, вообще не соблюдались! После суда эксперт говорит, что для него было потрясением увидеть эти экспертизы: он всегда считал экспертов ФСБ специалистами высшей категории, а тут такая чушь.

Иванов не только оценил экспертизы ФСБ, но провел собственную. Для этого он использовал массу фотографий Бученкова в разных ракурсах. Их, кстати, не раз предлагали следствию адвокаты, но следователь Добарин отказался их приобщать, заявив, что защита пытается затянуть дело. Эти снимки не только из семейного архива, но и из публикаций в соцсетях. Это доказывает, что они сделаны в том же 2012 году и раньше. Это важно, чтобы убедиться, что внешность Дмитрия с тех пор не изменилась. А именно на это намекали прокуроры, спрашивая отца Дмитрия об операции на носовой перегородке, сделанной Дмитрием уже после событий на Болотной. Видимо, считается, что он намеренно менял внешность.


Изменилась ли внешность?


Я нашел Дмитрия на своих съемках с одного из митингов 2009 года. На этих кадрах у него такой же кривой нос, как и сегодня (у человека с Болотной нос прямой). А очертания лица практически не изменились с тех пор. Но все эти наши изыскания вряд ли будут иметь значение. Дмитрия Бученкова твердо вознамерились сажать. А в зале суда - два-три человека, и пресса давно о нем забыла. Но пока еще есть шанс. Нам, по крайней мере, обещаны еще два заседания.

Дмитрий Бученков в 2009 и сегодня
90933

90934



Битва с мертвецами

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 14.09.2017

59

Люди, склонные к конспирологии (а таковых у нас три четверти - страна с тяжелым лагерным прошлым массово больна "лагерной болезнью", когда "кругом измена катит"), ломают головы: кто и что стоит за дикой, кликушеской кампанией против фильма "Матильда", развернутой значительной частью церковников и околоцерковными мракобесами. Тяжелая историческая наследственность усугубляется тем, что за последние четверть века в нас вдолбили на уровне безусловного рефлекса: на арене политического цирка (как минимум нашего) в принципе не бывает искренних убеждений и собственных принципов. Все там манипуляции и имитации, все притворно и проплачено.

Есть еще одна причина искать в истории с "Матильдой" конспирологический элемент. Рациональное сознание (у тех, кто его сохранил) пытается отторгнуть саму возможность того, что происходящее не является дешевым розыгрышем, кривлянием, клоунадой. Ну ведь не может же это все быть всерьез! Ну не может в начале XXI века в культурной столице России спикер местного "парламента", бывший советский офицер на полном серьезе нести с трибуны бредни в духе монаха Филофея о том, что Россия - миродержавная сила и последняя надежда бога на планете! Ну не может современная молодая женщина с каким ни на есть высшим образованием на полном серьезе считать, что кино про любовный роман наследника престола оскорбляет его память и поэтому должно быть запрещено!

Не можете в это поверить? А в то, что в современном обществе могут быть люди, желающие запретить разводы и ввести уголовную статью за внебрачный секс, вы можете поверить? А они есть. Просто большинство из них считает преждевременным говорить об этом открыто. Но если они окажутся у власти, они именно это и сделают - не сомневайтесь. И они в этом совершенно искренни.

Выползшие из затхлых щелей и чуланов в атмосфере почти всеобщего умильного заигрывания с "православным духовным возрождением", они отогрелись и окрепли. Отвязались с поводков. Так что бросьте все усложнять. Все гораздо проще. Никакая хитрая аппаратная интрига за кампанией против "Матильды" не скрывается. Православные кликуши играют собственную игру.

Когда в стране господствует политическая реакция, со дна поднимается вся возможная человеческая муть. Со дна общества. Со дна души. Дикая животная архаика. И поклонение "чудотворным" косточкам и деревяшкам всегда идет рука об руку с поклонением Государству-Молоху, требующему человеческих жертвоприношений. С поклонением тиранам - убийцам и изуверам. С поклонением тюрьме и казарме. С поклонением сапогу, наступающему на лицо, бьющему под дых. С желанием заставить всех этот сапог целовать и облизывать. Заставить всех ходить строем. Поставить в позу "лицом к стене, руки за голову". Загнать в барак.

Их чувства оскорбляет, когда кто-то не ходит строем. И подобно маньякам, неспособным контролировать свою сексуальность, они готовы набрасываться на людей на улице. Религиозное ханжество идет рука об руку с тоской по разборам "аморалки" на парткомах. С тоской по цензуре реперткомов и худсоветов. С тоской по обязательной государственной идеологией, когда всем через постановления ЦК разъясняли, как надо оценивать те или иные исторические события или художественные произведения. С утробной ненавистью к свободе выбора, к независимости личности, к правам человека. И обязательно - рука об руку с неутолимым желанием бить.

Охотнорядцы и ряженые казаки, "пахнущие водкой с луком пополам" вперемешку с кирзой и портянками, нападающие на оппозиционные пикеты и обливающие оппозиционеров зеленкой с кислотой, - это ровно та же поднятая со дна человеческая муть, что и респектабельные, лощеные депутаты, голосующие за декриминализацию семейного насилия и за разрешение применять силу к заключенным за любое нарушение тюремного распорядка. Они видят те же самые эротические сны со шпицрутенами, нагайками, поркой на конюшне. Они испытывают экстаз при виде того, как трепещет живая плоть под ударами кнута. Они сладострастно ненавидят живую плоть. Потому что сами они не живые. Они - нежить. Нечисть, повылезавшая из склепов. И никакой компромисс с ними невозможен. Либо мы загоним их обратно, либо они нас самих утащат туда.


Пинок от смутьяна

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 09.09.2017

7

Дмитрия Бученкова продолжают судить, как будто никому и не приходит в голову, что на снимках с Болотной - совсем не он, а его там в помине не было.

Приходил в пятницу очередной "потерпевший" - Дмитрий Шашков. Грузный, не очень молодой человек с крепкой лобастой головой. Он, конечно, мент до мозга костей в смысле взгляда на мир. Да что мне его взгляд? У штукатура, врача или балетного танцора - свои профдеформации, лишь бы лечили и танцевали хорошо. А так - нормальный мужик. О событиях на Болотной рассказывал неохотно. "Я вообще хочу эту историю забыть", - ответил на протокольный вопрос судьи, желает ли, как потерпевший, участвовать в дальнейших заседаниях.

Вот судья Лариса Семенова в последнее время явно свою заинтересованность проявляет, вопросы все чаще свидетелям задает. Чуть услышит про беспорядки (а менты по-своему это понимают: строем не ходили, сердито кричали - бардак, беспорядки, народу много - значит массовые), так и впивается в свидетеля: "А какие лозунги кричали?" Прошлый свидетель думал-думал и выдавил: "Ну, антиправительственные лозунги..." Судья Семенова обрадовалась: "Антиправительственные?! Понятно!" А этот Шашков мрачно: "Не помню, что кричали".

На вопрос судьи, почему признан потерпевшим, стал смущенно оправдываться: "С меня сзади пытались сдернуть шлем, ремнем по лицу проехали, я боялся, что мне застежкой глаз выбьет, голову отклонил, чтобы он соскользнул легче, но все равно как-то почувствовал". Она не унимается: "Но боль-то почувствовали?" Он, неохотно: "Честно говоря, я тогда ничего не чувствовал, но наверное, больно, было". Вот про своего подчиненного Прохорова, которого "приложили" посильнее (это ему "скололи эмаль на двух зубах") и которого сам из толпы вытаскивал, гораздо больше рассказывал. Видно, что возмущен и сочувствует.

90791

Капитан Шашков выводит Прохорова за оцепление


А на еще один дежурный вопрос - какого наказания для Дмитрия Бученкова желает, если того признают виновным, - неожиданно уверенно ответил: "Самого легкого. Я думаю, он уже наказан - вон уже сколько времени следствие и суд идут!"

Все бы ничего, да только Бученкова он опознал - как "человека, на его глазах пнувшего ногой неизвестного омоновца". А ведь в мае 2012 года, когда Шишков давал первые показания про эпизод действительно пострадавшего подчиненного, о "человеке в черном капюшоне" (так описывают псевдо-Бученкова с Болотной) не сказал ни слова. Спустя же три года, когда на Дмитрия дело завели, "вспомнил", что заметил, как рядом с ним "черный" омоновца ногой пнул в бедро. И узнал в том "черном" Дмитрия.

И сам ведь понимает, что ерунду говорит: "Глаз и верхней части лица не видел под козырьком и капюшоном, а нижняя тогда без бороды была, поэтому по-другому выглядела". Адвокат Светлана Сидоркина его спрашивает: "По каким же признакам тогда Бученкова узнали?" "По росту и фигуре, - говорит. - И вообще я плохо помнил, но мне следователь много видео показывал, после этого и узнал".

Шашков действительно мог видеть "черного". Но он соврал: "черный" пнул в зад не "неизвестного омоновца", а его самого. Впрочем, эта ложь не самая страшная, и я понимаю ее мотив: ему стыдно. Наверное, потому он и не упомянул об этом случае на первом допросе.

90790

Капитан Шашков получает пинок от "черного" или "Козырька", как его прозвали следователи


Я не знаю, зачем он в "черном" Дмитрия опознал. Может, обида ему глаза застила, может, премию пообещали, а может, просто поверил следователю, что Бученков впрямь тот самый смутьян. А что на Болотной были злонамеренные смутьяны - в этом все приходящие полицейские уверены. Они это так видят: была масса "нормальных людей" (как сказал Шишков, "люди кричали что-то наболевшее" - ведь точно!). А были боевики в черной одежде, которые "выскакивали из-за людей, нападали на полицию и прятались в толпе".

Миф о "провокаторах в черном на Болотной" сложился уже давно. К сожалению, участники демонстрации 6 мая и сочувствующие либералы во многом этот миф родили сами, на радость следователям, больным на всю голову конспирологией. Надо же было как-то оправдаться, когда власти и пропаганда выкатили им претензии в насилии - число "пострадавших" полицейских в официальных сводках росло тогда на глазах, от семи вначале до восьмидесяти в итоге. Как можно, мы же мирная демонстрация, даже когда нас бьют, мы ленточками машем! Пришлось найти детское объяснение: "Это не я чашку разбил, это кошка". Теперь пятый год это расхлебывают сидящие на скамье обвиняемых болотники.

И это сейчас мне кажется гораздо боле поучительным, чем история про полицейских "свидетелей". Потому что о том, как система растлевает людей, "по долгу службы" вбрасывающих бюллетени на выборах, брешущих на телеканалах или дающих ложные показания в суде, сказано уже достаточно. Что, конечно же, не снимает ответственности с сотрудника ППС УВД по ВАО капитана полиции Дмитрия Шашкова.


Тихое скандальное дело Бученкова

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 25.08.2017

7

Незаметно, при практически пустом зале, продолжает идти самый скандальный процесс Болотного дела - над Дмитрием Бученковым, которого не было на Болотной площади. Несмотря на множество найденных защитой фото- и видеоизображений активного участника событий "Козырька" (или "человека в черном"), в котором следствие "узнало" Бученкова, несмотря на очевидное их несходство, обвинение как ни в чем ни бывало продолжает настаивать на своем. Я думаю, пора начинать выводить их на чистую воду с фактами в руках. В последние дни выступили два характерных для этого дела свидетеля.

Николай Зубарев, видеооператор ОМОН



Заснял на Болотной некоторые действия "Козырька" (какие и сколько, узнать не удалось, поскольку судья не дала адвокатам выяснить, какие именно из видеозаписей в деле принадлежат его объективу). Но интересен он прежде всего трансформацией своих показаний на протяжении четырех лет. Эти показания были оглашены в суде.

11 апреля 2013 (показания на следствии перед первым Болотным процессом)
Парень в черной толстовке с капюшоном бросил две пластиковые бутылки.

12 ноября 2015 (показания на следствии по Бученкову)
Парень в черном капюшоне переворачивал биотуалеты (к этому моменту выяснилось, что бросание пластиковых бутылок не является столь уж криминальным - Д.Б.). Лица не помнит, опознать не сможет. В ходе допроса следователь показал ему много видеофрагментов с "Козырьком".

20 января 2016 (очная ставка в ходе следствия по Бученкову)
Узнал в Бученкове "Козырька", переворачивавшего биотуалеты.


25 августа 2017 (показания в суде)
Видел, что именно Бученков "ронял биотуалеты и двигал их на проезжую часть" ("проезжей частью" они регулярно называют пешеходный кусок набережной, где должен был проходить митинг. - Д.Б.). Узнал его, несмотря на то что тот старался прятать лицо. Запомнил, т.к. его учили запоминать внешность, но на просьбу адвоката Новикова дать словесный портрет отвернувшегося Дмитрия вяло сообщил про "длинный нос и круглые глаза".

90654
Помимо чудесного восстановления памяти с течением лет, видим вопиющее нарушение Уголовно-процессуального кодекса: опознание, на котором свидетель должен из трех похожих людей выбрать того, кого он запомнил, подменено очной ставкой. Очная ставка предназначена совсем не для "узнавания", а для другого. В ходе ее следователь (в присутствии адвоката), допрашивая одновременно подозреваемого и свидетеля, пытается разобраться в причине противоречий в их показаниях. Но во время очной ставки Бученкова с Зубаревым следователь Добарин не задал сам и не дал адвокату Дмитрия задать ни одного уточняющего вопроса Зубареву.

Сергей Герасимов, тайный свидетель



Имя это вымышлено, настоящее засекречено. Судья получает от следователя секретный пакет с его личными данными, чтобы убедиться в реальности его фигуры. В случае, если судья действительно является гарантом законности и справедливости, это нормально. Но в Болотном деле... В суде Герасимов выступал по видеосвязи, лицо его видела только судья на экране своего ноутбука (она постоянно поправляла экран, чтобы сидящие сбоку адвокаты ничего не видели). Все остальные слышали только его искаженный голос.

Свидетель с таким именем уже был в деле Алексея Гаскарова ("вторая волна" Болотного дела). Герасимов якобы был участником анархистского движения "Автономное действие" к которому принадлежали и Гаскаров, и Бученков. Тогда, в 2014-м, он рассказал, что Гаскаров, как "руководитель анархистов", приказал им напасть с камнями и палками на полицейских, а Бученков (тогда он называл его "Сим" - якобы такое было прозвище) повел анархистов на прорыв. Я думал, что Гаскарова "тянут" на организатора массовых беспорядков, но его в этом не обвинили, а показания Герасимова повисли в воздухе.

Теперь Герасимов опознал в Бученкове того самого "Сима" (опознание проходило также в заочном режиме). /
Сравним показания Герасимова в обоих делах.

19 июня 2013 (дело Гаскарова)
"Основная идеология "Автономного действия" - оказание активного противодействия, в том числе физического воздействия, сотрудникам правоохранительных органов и государственной власти.
Гаскаров - авторитетный в среде анархистов и антифашистов человек. Его указания рядовыми анархистами воспринимаются как обязательные к исполнению. С ним постоянно находится "группа поддержки" особо приближенных людей. Также у него много фанатиков. Я не сомневаюсь, что если кто-то узнает, что я давал против анархистов показания, ко мне и моим близким могут быть применены меры физического воздействия, вплоть до убийства".

22 декабря 2015 (дело Бученкова)
"Организация АД, координатором которой является Сим (имеется в виду Бученков. - Д.Б.), является неформальной, носит леворадикальный характер, целью ее является борьба с существующей государственным строем, органами власти. Методы решения не всегда являются мирными. Структура ее жесткая, координаторы пользуются безоговорочным авторитетом. Если АД станет известна моя личность, то меня однозначно будут выслеживать, могут избить или даже убить. Учитывая, что авторитет Сима в АД крайне высок, чтобы помочь ему избежать ответственности, члены АД могут попытаться создать ему какое-то алиби, давать показания, не соответствующие действительности, но обеляющие его".

Похоже, правда? Интересно, сколько еще следствие найдет у анархистов "авторитетных руководителей"?

Не обошлось и без привычных "уточнений".

В 2013 году Герасимов так описал "Сима":
"25-27 лет, рост 170-175 см, был одет в черные штаны и черные очки. Что еще было надето - не помню".

В декабре 2015:
"27-30 лет, рост 180 см, был одет в черную кофту с капюшоном и черные штаны".

Ну да, у "Козырька" на Болотной не было черных очков, пришлось о них забыть, но уточнить внешность: "Овальное лицо, глубоко посаженные глаза, прямой, немного длинный нос". А заодно заранее дезавуировать показания всех возможных свидетелей защиты Дмитрия: они, мол, будут врать из страха перед грозным вождем.

А я вспомнил, как однажды полицейский допрашивал одного из анархистов: "Кто у тебя начальник?" И никак не мог поверить, что анархистское сообщество живет по безлидерному принципу. Видимо, вкладывая в уста Герасимова эти истории, следователи опирались на свои авторитарные представления об устройстве общества.

Дмитрий и его адвокаты предполагают, что все же вычислили тайного свидетеля - это малозаметный участник АД по кличке Пингвин, пропавший из виду уже несколько лет назад. Так это или нет, сказать трудно, но на вопрос Новикова, знает ли он Пингвина, невидимый свидетель надолго задумался.


Адвокат Илья Новиков о деле Бученкова



"Складывается впечатление, что гособвинение просто отрабатывает номер, даже не вникая в происходящее. Стандартная картина допроса выглядит так. Является свидетель, прокурор листает материалы, пытаясь сформулировать вопросы так, чтобы ответами на них было то, что у них уже записано в протоколах.

Если допустить, что Бученков действительно сильно похож на Козырька, то эти полицейские тем более могут ошибаться спустя пять лет. А если не похож, то о чем вообще разговор? Единственный, кто не может ошибаться, - заснятая картинка. Когда есть такое количество изображений, любые свидетели отходят на задний план. Всех этих 130 свидетелей вообще не должно было быть. Месяц добросовестной работы с изображениями - и вопрос был бы закрыт. Вместо этого - полтора года с ареста Бученкова, пять с половиной лет с момента событий и ноль на выходе.

Как минимум с прошлого лета у следователей были все основания понимать, что они ошибаются. Что они стали делать вместо признания этого? Перестали принимать материалы со стороны защиты. Выступивший в суде один из государственных экспертов сказал, что видео "ограниченно пригодно для экспертизы". Но у нас есть более качественные фотографии - вы почему их не принимаете? Мало того, они не смотрят на то, что уже приобщено ими самими. Мы говорим: у вас в деле есть видео, где этот "человек в капюшоне" - без капюшона, где у него уши видны, хотя бы посмотрите! Не хотят.

Но к изучению изображений мы даже не приблизились, вместо этого бесконечно ожидая не слишком охотно приходящих на суд свидетелей, которые в сотый раз рассказывают нам о массовых беспорядках на Болотной. Но даже если бы они там и были, это не имеет к Дмитрию никакого отношения".
90656
Дмитрий Бученков и "Козырек"

"Пока я жив, не сдамся мразям в погонах"

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 24.08.2017

465

Бориса Стомахина в условиях строгого режима лагеря ИК-10 в Пермском крае можно навещать всего два раза в году. И оба эти раза мы с Феликсом Шведовским уже израсходовали. Они даже адвокатов стараются лишить конфиденциального общения с подзащитными, сажают их за стекло с телефонной трубкой, как родственников или знакомых. И, конечно же, нотариально заверенная доверенность на мое имя здорово их бесит. Они обязаны меня пропускать к Борису для составления необходимых документов. Но им очень этого не хочется, и они выдумывают целую гору причин, чтобы лишить его столь драгоценного в условиях полной изоляции общения.

Приезжаю - а у них, оказывается, опять шеф сменился. ИК-10 возглавляет теперь - временно, как обычно - некто Шарафутдинов Марат Сакратович. И, подобно предыдущему начальнику Новоженову, ничего-то он самостоятельно не решает. Для этого существует оперуполномоченный Владимир Баяндин. Который и следует за мной в кабинет к шефу, чтобы вместе с ним ставить мне палки в колеса. Приходится заново проводить юридический ликбез: в соответствии с ч. 4 статьи 89 УИК наряду с адвокатами право на оказание юридической помощи имеют "иные лица", гражданские представители, вовсе не обязанные иметь юридические корочки. Вот это-то я им заново начинаю доказывать. Оппоненты мне яростно возражают.

Этих деятелей совершенно не волнует, что там в кодексах написано. Баяндин в какой-то момент начинает ссылаться на некое высокое начальство, показывая пантомиму с указующим вверх перстом. "ФСБ, что ли, вам указивки дает?" - уточняю я. Баяндин, конечно, это отрицает.

Мне терять нечего, и я заявляю, что нам с Борисом необходимо составить несколько документов и что я попросту не уйду из этого кабинета, если такая возможность не будет мне предоставлена.

Баяндин обещает, что на свидании Борис будет не в клетке, как в прошлый раз, а за стеклом по телефонной связи, и что все необходимые документы от меня к нему и обратно будут передавать сотрудники лагеря. Из рук в руки, так сказать. На том и порешили. Через 15 минут я уже общалась со Стомахиным. Борис передал обращение к друзьям и просто сочувствующим, поздравившим его с днем рождения. Вот что Борис пишет:

"Я очень благодарен всем, кто поздравил меня с очередным днем рождения в этой неволе. Спасибо огромное; хотя я-то сам давно уже не праздную этот день - жизнь сложилась так, что праздновать нечего... Сейчас они готовятся отправить меня на крытую тюрьму, первым, между прочим, из всех политзеков - честь, как-никак! Черт знает, выживу я там или нет, ну да не жалко, если и нет, потеря небольшая. НО - пока я жив, я не сдамся им, этим мразям в погонах, я буду и дальше, пока дышу, стоять на своем, и эту кровавую империю, убийцу народов, и всех ее сатрапов и палачей я ненавижу так же, как и на воле, и перед первым арестом, и перед вторым, и ничего другого они от меня не дождутся.

Нужна, конечно, поддержка с воли, кампания в защиту, особенно информационная, в СМИ; но еще больше, чем этап в крытую и бытовые проблемы, меня волнует, что мы, собственно, будем делать...

Положим, когда-то я освобожусь - и что дальше-то? Борьба с кремлевской нечистью, как мне видится отсюда, явно заглохла, все разъехались, разбежались, попрятались по щелям:(( Люди не хотят отомстить чекистской банде даже за то, что она сломала им жизнь, морила по тюрьмам, по лагерям, пусть даже "всего лишь" выжила из родного дома, из страны.

Может быть, и в эмиграции неплохо жить, но я считаю, что Зло должно быть наказано, что надо самим атаковать их, а не ждать, пока они придут за нами, посадят или подошлют убийц. Это преступное государство давно уже перешло черту, отделяющую добро от зла; оно не имеет права на существование и должно быть беспощадно уничтожено!

Смерть империи!
Свободу политзаключенным!
Карфаген должен быть разрушен!
21.08.2017
Ваш Борис Стомахин, политзаключенный.

Обсудили мы с ним и последние новости. То, что сейчас происходит на воле, оптимизма у Бориса не вызывает. Вспомнилась цитата "папы Зю" насчет того, что Россия - "левая страна". Левая-то она левая, но с особой имперской, поглощающей, русифицирующей спецификой. СССР распался, но великодержавный шовинизм никуда не выветрился. И умрет он только со смертью этого стремящегося к реваншу государства. Вероятно, под экономическими санкциями, а также из-за войн и из-за технической, политической, интеллектуальной отсталости. Сколько еще ждать этого радостного момента - Бог весть.

Не случайно, считает Борис, в лидеры выходят такие люди, как Удальцов и Навальный - люди с имперским сознанием, просто один чуть левее, а другой чуть правее. И оба - популисты.

К моменту освобождения в конце 2019 - начале 2020 года у Стомахина будет 30-летие политического стажа, 26 лет - журналистского и 12 лет путинских лагерей. Благодаря горькому опыту Борис понимает, что на популистов надеяться нечего.

Слава Україні! Політв'язням волю! Луб'янку буде зруйновано.


На свободу через карцер

Vip Валентина Шарипова (в блоге Свободное место) 24.08.2017

435

23 августа Андрея Бубеева выставили из исправительного учреждения чуть ли не на рассвете. То ли хотели избавиться от политического сидельца, одного на все уголовные отряды, то ли опасались каких-то акций или высадки журналистского десанта. Последний раз такое под стенами ИУ № 4 города Торжка Тверской губернии случилось, когда 25 апреля 2012 года встречали Сергея Мохнаткина. Тогда журналисты и иные встречающие целый день топтались у серой коробки административного здания. И кидались к каждому выходящему из ворот человеку.

Тогда действительно было шумно. РЕН-ТВ целую передвижную телестанцию и бригаду журналистов прислала. "Новая газета" обошлась одним Павлом Каныгиным (но тот, как известно, пятерых стоит!), была и веселая команда "Руси сидящей". Тем же вечером она сначала достойно экипировала Мохнаткина, потом накормила и выдала хорошие деньги на первое время. А после ночевки в гостинице "Селигер" повезла его, ошеломленного, из Твери в Москву.

Давно это было! Один парнишка из тогдашней бригады РЕН-ТВ ныне бодро вещает на Первом канале, "Русь сидящая" теперь донельзя ограничена в средствах на поддержку бывших сидельцев, а сам Мохнаткин давно топчет архангельскую зону. Вернее, топчут его.

Многих повыбили, поприжали репрессии последних лет. И людей, сознательно идущих на обострение с властью, и совершенно случайно попавших в политический контекст российского беспредела. Именно такая случайность и пугает обывателя.

90633

А оставшейся свободомыслящей публике не до Бубеева с его взрывоопасной украинской темой. Продвинутая публика активно занята защитой других, ментально близких ей персонажей. Осторожный интерес к освобождению Бубеева проявили лишь РБК и "Дождь". Но успели на встречу с Бубеевым только журналисты ТРК "Украина" (да-да, владелец Ринат Ахметов). Сотрудники московского корпункта Виталий Тарасов и Саша Хлынин приехали в Торжок и поснимать, и расспросить, и посочувствовать.

Жаль, начало встречи было скомканным. Никто не ожидал, что заключенного освободят в 6:00. Хорошо не ночью. Но из карцера! Вертухайские шутники без всякого повода засадили туда Андрея на пять дней за пять дней до освобождения. Да еще и голову обрили. Так он и вышел, в ботинках без шнурков. Вид у Андрея действительно был пугающим, как после тифозного барака. Хорошо встречающие, настроившись на долгое стояние, захватили еду, а то бы так, голодным, Андрей и давал интервью. И делился своими оптимистичными планами. Только прямо с завтрашнего дня у него начнется сложная и поднадзорная жизнь.

В заключении он провел ровно два года 3 месяца, половину срока - в следственном изоляторе. Кто-то скажет: немного, но и того довольно, чтобы выжать человека там и выжечь землю вокруг него на воле. О прежней хлебной работе можно забыть. Органы постарались, просветили работодателей: Бубеев экстремист, террорист, сторонник "Правого сектора". А ведь у него семья. Володя Акименков и Лена Санникова собрали для них деньги. Но дальше что?

Бывшие политзеки, особенно в провинции, встречают непонимание, боязнь и откровенную враждебность. Существовать в такой среде практически невозможно. Нынешним политическим нужен четкий сигнал от общества: брат, все было не напрасно! И сроки, и камеры, и карцеры. Но сигнал, если и есть, то весьма слабый. Так, может, настала пора для создания объединения бывших путинских узников? Вот так сгоряча предложишь, да сам и пойдешь на попятную: кто ж им даст! И тому есть яркий исторический пример - судьба членов Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев в СССР.


Памяти Евгения Шварца

Vip Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 14.08.2017

39

Это открытое письмо адресовано прежде всего членам президентского Совета. При чем эдесь Шварц, спросите вы. Добрый, упрямый, неутомимый Евгений Шварц, что называется, дергал Бога за бороду, теребил вечные проблемы. Это же неважно, кто Дракон - Сталин ли, Гитлер, или кто помельче и помоложе. Речь ведь о гражданской (личной, значит) ответственности, о трусости и мужестве. Чтобы не было нескромных недоразумений - я не тщусь вообразить себя Ланселотом, это вовсе не мое. Если уж разбирать шварцевские роли, то я, пожалуй, Кот, с вашего позволения.

Так вот, хотелось бы знать, куда же делись 12 июня те 25 мартовских смельчаков из президентского Совета, которые были так озабочены печальной перспективой - "Россия... станет полцейским государством". Впрочем, нет, один из 25 - Леонид Никитинский - наблюдал и одобрил действия полиции. Остальные скромно промолчали. Видимо, были какие-то важные мотивы. Возможно, вняли высшим целям: не дать расшатать Государство. А уж какое государство сохранится, нам не дано предугадать, матушка Клио сама разберется. Как объяснял вам ваш принципал, главная трагедия - отчуждение народов (в частности, украинского и русского). Вот ее надлежит преодолевать. Очень рекомендую исторический комментарий на этот счет Виктора Шендеровича.

Интересно также, каким видите вы свое и наше общее будущее. Сколько веревочке ни виться, а конец-то ведь будет. Не верю, чтобы "начальничек, ключик-чайничек" всерьез обдумывал ядерную атаку. Ну не семи пядей во лбу, но уж не вовсе же безумный. Официальные предупреждения на этот счет представляются мне шантажом, рассчитанным на впечалительность Запада.

Да и кореша не дали бы заиграться. Зачем жадной до эксклюзивных удовольствий номенклатуре опасные авантюры? Жизнелюбы, блин. На худой конец вспомнят нередкие исторические эпизоды. Можно же и пленум какой-никакой собрать, а то и табакеркой по виску, всякое бывало.

Так вот, многие из вас дотопают до славного конца, а то и все мы. Что расскажете вы вашим биографам, как оцените вашу службу? С гордостью, со скромным достоинством, со стыдом и раскаянием, со ссылками на оправдывающие обстоятельства и т.д.? А, может быть, с позиции "коллективного Адама Чернякова", главы Юденрата в Варшавском гетто, который пресмыкался перед нацистами, чтобы подкармливать голодных и приостановить депортацию в Треблинку? Он ненавидел сопротивлявшихся, но потерпел фиаско и покончил с собой. Трагический персонаж.

Вот ссылки на мои публикации, относящиеся к делу. Вдруг вы захотите ознакомиться с подробностями моей аргументации:
1, 2, 3.

Не стану лукавить насчет уважения. Ну, скажем так, с доброжелательным интересом,
С. Ковалёв


Дело Борисова: абсурд продлен

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 07.08.2017

7

Представьте себе, что вы вышли на массовую протестную акцию. Дело близится к концу, на Пушкинской остались одни полицейские шеренги, демонстрантов "зачистили" - кого похватали, кого выдавили в переулки. Дошла очередь и до вас - налетели кучей, схватили и впятером тащат за руки за ноги в автозак. Вы опытный гражданский активист, знаете про Болотное дело, знаете, что любой, едва коснувшийся полицейского, уезжает в колонию на три-четыре года. Но, несмотря на это, болтаясь спиной вниз между матерыми "космонавтами", хитроумно высвобождаете ногу и прицельно бьете в голову одному из них.

Собственно, это все о деле Дмитрия Борисова в том виде, как его представляет следствие. Еще стоит вспомнить, что дело было 26 марта. В течение двух следующих месяцев вы узнаете о заведении уголовных дел на пятерых участников акции, а двое (Кулий и Шпаков) успевают отправиться в колонию. Но до 8 июня как ни чем ни бывало вы продолжаете сидеть дома, напрочь забыв о совершенном вами поступке. Сумеете так?


Когда суд арестовывал Дмитрия Борисова сразу после задержания 8 июня, следствие привело для ареста следующие аргументы:
- Борисов не живет по месту прописки в Сергиевом Посаде, а дом, где он прописан, сгорел, так что жить ему все равно негде;
- Борисов не работает;
- он уже привлекался к уголовной ответственности;
- когда за ним пришли, он попытался скрыться и оказал сопротивление.


Сегодня истек срок ареста, предписанный первым судом, и следствие просило суд арест продлить. На основании того, что "с тех пор обстоятельства не изменились".

Продление проходило так: судья Басманного суда Елена Ленская громко и внятно задавала вопросы, адвокаты уверенно приводили доводы за то, что Диму необязательно держать в тюрьме во время следствия, следователь Табаков увлеченно читал что-то на смартфоне.

Допросили мать Дмитрия. Она объяснила, что они давно пытаются прописаться в своем новом доме, построенном на деньги от проданной московской квартиры. Но сделать это не удается, поскольку им никак не могут оформить почтовый адрес. Пришлось прописаться у друзей в Сергиевом Посаде. Сгорел вовсе не тот дом, а соседний. Фото невредимого дома, где они прописаны, их собственного дома, документы на свой дом и на долю в нем Дмитрия судья изучила и приобщила к делу. Так же как регистрацию Дмитрия в качестве индивидуального предпринимателя - он трудится в семейном бизнесе.

Еще мать рассказала, как Дмитрия задерживали и как он "пытался бежать". В начале восьмого утра через забор частного загородного дома, где с семьей живет Дима Борисов, перелезли не менее 15 человек, окружили дом и приготовили кувалду. Применить ее не довелось - мать Дмитрия сама открыла дверь. На вопрос, что им надо, ответ был краток: "Вопросы тут задаем мы". Они пошли по дому. Дима поднялся в мансарду, чтобы успеть запостить в активистскую группу: "У меня обыск". Скриншот этого поста в группе "14%" сегодня показал суду адвокат Илья Новиков. Вслед за Дмитрием вверх поднялись двое сотрудников и через несколько секунд спокойно спустились вместе - Дмитрий уже был в наручниках.

Выяснилось также, что некогда заведенное на Дмитрия уголовное дело было прекращено, что не дает следствию права называть его "привлекавшимся к ответственности". Адвокаты Новиков и Фомин объяснили, что аргументы, приведенные при первом аресте, полностью опровергнуты и "обстоятельства" как раз очень изменились.

Правда, оставались еще доводы, что "следствию предстоит провести массу следственных действий со свидетелями и комплексную техническую экспертизу видеозаписей 26 марта". Оказывается, дело Борисова зачем-то объединили с делом сторонника Мальцева Алексея Политикова, также арестованного по событиям 26 марта. Но это совершенно разные эпизоды, свидетели и "потерпевшие" по ним также разные. А экспертиза видеозаписей эпизода Дмитрия уже проведена. В следственной группе по делу этих двух фигурантов - 13 следователей. Видимо, им надо как-то оправдывать свое существование, но почему ради этого Дмитрий должен сидеть в тюрьме?

Адвокаты просили суд сменить меру пресечения на не связанную с заключением (подписка или домашний арест). Когда судья спросила мнение следователя Табакова, погруженного в чтение смартфона, тот поначалу машинально буркнул "на усмотрение суда". Судью это не устроило и возмутило: "Вы вообще слышите, что тут у нас происходит?!" "А, не, я возражаю", - рассеянно поправился следователь.

Это было его первое возражение. Когда еще в начале заседания Борисов ходатайствовал о введении в дело еще одного защитника - Петра Курьянова, который представляет его в ЕСПЧ, - следователь тоже не возражал, как и прокурор. Но судья все равно не согласилась ввести защитника без особых объяснений.

После некоторого ожидания судья огласила странное решение: арест Дмитрию продлить, но не на два месяца, как просило следствие, а только на один. Я так и не понял: то ли она знает, что дело все равно передадут в суд через месяц, то ли решила так показать свою независимость и проучить нерадивого следователя. В любом случае к сути истории Дмитрия Борисова это не имеет никакого отношения.


Письмо Игорю Каляпину

Vip Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 03.08.2017

39

Уважаемый Игорь Александрович!

Я восхищен Вашими успехами. Повторяю это в третий раз за время неожиданной для меня перепалки. Цифры судебных и иных Ваших побед впечатляют. Конечно, 130 полицейских, подвергнутых суду, - это лишь малая доля процента тех, которые того заслуживают. Потому эти суды не сказываются на уровне полицейского произвола. А главным образом,потому, что Каляпин разоблачает, а власть насаждает беззаконие, создавая новые структуры, чей регламент поощряет произвол. Но это не умаляет значения Ваших замечательных результатов. Они значимы сегодня и тем боле в будущем. Ваше упорство в этой области - лучшая иллюстрация любимого афоризма Сахарова "делай, что должно, и будь, что будет". Добрые дела и добрая воля никогда не остаются бесследными - так же, впрочем, как и безнравственные.

Хотел бы надеяться, что этот третий, столь развернутый комплимент Вашим заслугам наконец заставит Вас понять, что я их не оспариваю, а говорю совсем об ином. Потому реестр Ваших подвигов, прямо скажем, вовсе не уместен, точно так же, как и вся Ваша публичная дискуссия с моим добрым приятелем Михаилом Гохманом.

Я обсуждаю вопрос о роли и значении СПЧ. Я утверждаю, что этот Совет предназначен и используется нашей властью как некий камуфляж, цинично маскирующий ее стремление (если бы только стремление!) подавить права личности. И привожу свои аргументы в пользу этого мнения. По-видимому, у Вас другая точка зрения. Естественно ждать ее формулирования и аргументации, не так ли? Вы хотите ответить на критику? Да кто бы спорить стал?

Вместо этого Вы рисуете блистательный автопортрет и уничижительный портрет своего оппонента. Это ленивый, самодовольный резонер, бегущий от дела критикан, равнодушный к чужой боли. Никто не обратился бы к нему за помощью. Поверьте, эти оценки мне глубоко безразличны. Я и не такое слышал, видел и читал о себе на протяжении очень многих лет. Я могу опровергнуть неправду о каком-либо событии, поступке, но не стану обсуждать чужие мнения о себе. Это унизительно. Каков бы я ни был в Ваших глазах, не о том ведь речь. Речь-то идет об СПЧ.

Мне казалось, что я предельно ясно изложил свою точку зрения в моей предыдущей публикации. Вместо возражений - базарная ругань. Зачем это? Ну, стыдно же. Я в последний раз попробую объясниться по существу.

* * *


Объясню, почему роль вашего Совета для меня так важна.

В наше время объектом нашего мирного протеста была советская власть. Не отделения милиции, даже не МВД, а "диктатура пролетариата", то бишь ЦК КПСС. Конечно, подавляющее большинство жалоб и заявлений касались конкретных, частных случаев нарушения права. Но за каждым из них стоял тот самый объект того самого протеста. Это было ясно всем - читателям "Хроники", осторожному научному сообществу, людям искусства, КГБ, ЦК, церкви. И каждый советский обыватель - и тот, который боготворил власть, и тот, который приспособился к ней "по жизни", - отлично понимал, что власть не подчиняется праву, а помыкает им. И потому всем было ясно, что жалкая кучка отщепенцев, апеллирующих к праву, борется с властью. Одни и те же подписи стояли под частными заявлениями и под обобщенными документами, где объект критики - высшая власть - был обозначен черным по белому. Не будешь ведь обращаться в ООН или к городу и миру с жалобой на отделение милиции.

Именно за это власть награждала нас долгими сроками и клеветой. Нельзя не признать, правда, что в те времена почти не было политических убийств.

По этим причинам слова "правозащитник", "инакомыслящий", "диссидент" были тождественны понятию открытого противостояния тоталитарной власти. Эта позиция не была решающей в наступивших переменах "перестройки", хотя и не была безрезультатной. Но вот для возникновения зачатков открытого гражданского общества позиция эта была самой важной и незаменимой. Собственно, гражданское общество - единственный механизм народовластия, хозяин в доме, право и обязанность которого контролировать государственную власть. Тогда как власть - сменяемый служебный аппарат, временно наделенный самыми высокими полномочиями. Государство и каждый гражданин равны перед законом. В 1989-1991 годах стихийно возникавшие, интуитивно осознаваемые, воплощавшиеся в весьма различных формах очаги гражданского общества играли в жизни страны огромную роль. Вспомним многотысячные митинги, похороны Сахарова, полмиллиона москвичей, выступивших в защиту литовского парламента, защиту Белого дома.

А теперь вернемся в нынешнее время. Тут все ясно без подробных комментариев. Наша новейшая история выразительно предъявила главную тенденцию своего развития осенью 1999-го. "Мочить в сортире" - яркая стилистическая характеристика нового хозяина. Еще до инаугурации он заявил в Госдуме, что отношения с иностранцами, выходящие за рамки служебных, будут предметом особого внимания спецслужб. Начало первого президентского срока подполковника КГБ - начало планомерного наступления на свободу слова (НТВ и далее). Это хорошо усвоенная стратегия большевиков, рьяно защищавших эту самую свободу слова, будучи в оппозиции. И учредивших цензуру, едва придя к власти.

Результаты стратегии налицо - покрутите ручку телевизора, полистайте газеты. То, что проводит время в Думе, неприлично назвать парламентом. Соответственно, все законодательство теперь направлено на максимальное ограничение прав человека и общественных объединений. Грубо говоря, на то, чтобы окончательно загнать гражданское общество под плинтус. Вот и Фемида сорвалась с узды, тут трудно обойтись строчкой; отдельно выделю Надежду Савченко. Сколько у нас теперь политзаключенных?

Определяющие черты внешней "политики" - экспансия, часто переходящая в агрессию. Бандитизм, в общем. Грузия, 2008; Украина (Крым, 2014, северо-восток с 2014 по сей день); еще и Сирия.

Нет сомнений, что мы вернулись в несколько модернизированный СССР. Для этого понимания мне-то и перечисленного хватает, я пока еще неплохо помню себя и советскую жизнь с 1937-го - 39-й год и т.д. Ну, не в сталинскую эпоху СССР вернулись, это так - да как знать, чем завершатся "этапы большого пути". Собственно, чем уж так кардинально отличается наше "сегодня" от "позавчера" незабвенного Л.И. Брежнева? Пожалуй, только безудержным воровством. Конечно, официальная ложь несколько иного содержания, так все равно же - ложь в основе и внутренней, и внешней политики. Ну, ни Афганистана, ни Чехословакии, но вот вышеперечисленные лакомые кусочки. И как остроумно - вместо танков "зеленые человечки".

Итак, все та же, что и в советские времена, острая необходимость возникновения в стране открытого гражданского общества, которое невозможно без честной, прямой, влиятельной оппозиции. Прежде эта оппозиция была тождественна понятию "правозащитник". Теперь, оказывается, правозащитник может быть прямым сотрудником тоталитарной власти. Иными словами, есть мизерная оппозиция, и есть сонмы приспособленцев.

Будем говорить прямо - подлинная оппозиция вряд ли сумела бы быстро добиться коренных перемен. Но без нее они вообще невозможны. Между тем, если она не заявила о себе, значит, ее и нет. Я говорю о гражданской оппозиции. Оппозиционные политические партии - это особый, непростой разговор. Они выгодны власти, пока она контролирует выборы и СМИ, ибо порой сражаются между собою куда энергичнее, нежели с этой властью. Это естественно для политиков, которым гражданское общество не предъявляет жестких требований.

Конечно, та гражданская оппозиция, о которой я говорю, сопряжена с немалым риском. В том числе с риском потерять свободу, а то и жизнь. Разумеется, это личное нравственное решение тех, кто осознает необходимость и чувствует себя в силах рисковать.

Не может быть претензий к тем, у кого этой решимости нет. Никаких нареканий, только благодарность и тем, кто занят острыми социальными проблемами, стараясь не вступать в конфликт с властью, просто не замечая ее (хотя власть, несомненно, еще как их замечает). Яркий пример - упорная, организованная, отнимающая все силы и время работа большого коллектива, руководимого Светланой Алексеевной Ганнушкиной. Проблема беженцев вряд ли может быть кардинально продвинута в условиях, диктуемых властью. Тем не менее трудные успехи коллектива впечатляют.

Совсем другое дело дружба с властью - ну, скажем так, поддержка власти собственным, честно заработанным гуманитарным авторитетом. Как я уже писал, власти остро необходимо иметь в СПЧ людей с незапятнанной репутацией - в должной пропорции, конечно. Раз уж г-н Путин счел важным демонстрировать городу и миру идеологическую толерантность, преданность праву, как ему обойтись без лояльных правозащитников? Избитая советская манера игры на людских слабостях - подкупом, запугиванием, обманом и обещаниями получить поддержку известных и добросовестных людей. Вспомним попытку замести расправу в Катыни - вот вам и Бурденко во главе "международной" комиссии.

Еще раз скажу: СПЧ - это ширма, прикрывающая барские шалости. Советники по гуманитарному праву при выходце из КГБ, который корежит это самое право как бог черепаху.. Помилуйте, как можно вращаться в кругу, где способ жизни -беспредельная ложь? Она стала основой государственной политики.

Первое лицо лжет увлеченно и без раздумий - хоть про Крым, хоть про рыбалку, хоть про амфоры со дна моря. И, нисколько не стесняясь, порою и признается в выдумке. В лексиконе этих ребят "народ" - главное слово. А главное соображение - "пипл схавает". И "хавает", что интересно.

Лгать о прошлом особенно просто - и очень выгодно для укрепления патриотизма, а заодно и снисходительности к власти. Вновь расцветает апологетика Ивана Грозного (вспомним зачинателя - И.В. Сталина). Централизация власти, борьба с крамолой (и спецслужбы тут, кстати) - сложная работа. Порою случались и ошибки. Но сына не убивал, вез лечить в Санкт-Петербург. Нет, оговорка, но куда-то вез. Ну, вез не вез, а убийство выдумал папский нунций. В одну дуду дудит сладкая парочка - Путин с Потомским. Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Непонятно только, кто тут рак и где копыто.

Воздвигнут помпезный памятник крестителю Руси, святому князю Владимиру. Не частая в христианстве канонизация насильника и убийцы. Савл, обратившийся в Павла, шел на муки, а не царствовать. Ну, что ж, наша церковь очень даже "от мира сего". Как родилась по надобности государства, так до сих пор и обслуживает его. (Разумеется, я говорю о правящей иерархии. Низовое священство - особый мир (о. Александр Мень, о.Георгий Эдельштейн и очень многие другие).

Страна живет в плотной атмосфере злобного лицемерия вот уже сто лет. Это наша собственная вина, вина нашей трусливой невзыскательности. Ну, а вы - идеологи этой невзыскательности, ее знамя, ее оправдание. Стыдно, господа.

Я не покушаюсь на право каждого из вас принимать решение, но оценка такого решения - мое право.

Думаю, та часть СПЧ, о которой я говорю, успокаивает себя надеждой использовать свой статус "для добрых дел". И правда, той же С.А. Ганнушкиной, в бытность ее в СПЧ, удалось добиться некоторых законодательных мелочей. Впрочем, гадости одной Яровой с избытком перевешивают воображаемую добрую прагматику всего СПЧ. Иначе и быть не может - власть знает чего хочет; и Яровая тоже знает. Беспринципность "во благо" всегда кончается дурно - это игры с дьяволом. (Недаром Светлана Алексеевна не сочла возможным остаться в СПЧ.)

Вот и все. Это жесткий конспект моего взгляда на СПЧ, по сути на отношения общества и власти. Понятно, что он, как любое открытое письмо, адресован не только Каляпину. Каждый тезис мог бы обрасти подробностями. Вряд ли это нужно. Если И.А. Каляпин не представляет мнения всех 24-х, подписавших заявление от 28 марта 2017 года, интересно было бы услышать соображения других его коллег. Почему-то мне кажется, что это разговор по существу.

Следующий раздел не имеет столь общего значения, он скорее личного характера. Это более подробные возражения Вам в тех пунктах, где, как мне кажется, Вы заблуждаетесь.

* * *


Я прочитал, что членство в СПЧ не помогает Вам в борьбе с пытками. "Характер и результативность" этой борьбы "никак не изменились". Хуже того, членство в СПЧ - один из видов "политической деятельности" - аргумент для признания организации "иностранным агентом". Участие в СПЧ привлекает Вас только тем, что дает возможность дважды в год "увидеть Путина и задать ему один неприятный вопрос".

И это все? Вы не можете или не хотите ясно ответить на простой вопрос: зачем Вы в СПЧ, почему Вы сотрудничаете с преступной властью? Что мешает Вам публично задавать г-ну Путину сколько угодно неприятных вопросов, сформулированных точно и прямо, без обиняков? Например: как долго г-н Путин хочет властвовать, опираясь на сомнительную интерпретацию ст. 81 Конституции РФ? Куда делись выборы? Почему глава Конституции о правах человека стала пропагандистским приемом для обмана западного обывателя, а у нас вызывает теперь горькую усмешку? Почему наши СМИ лгут нам? Почему суд послушен власти и число политзаключенных неуклонно растет? Почему был аннексирован Крым - вопреки международным договорам Договору и ст. 15, п. 4 Конституции? Почему на востоке Украины Россией развязана гибридная война? Почему г-н Путин покровительствует убийце, местечковому тирану Кадырову? Как смеет президент публично оскорблять граждан, вышедших на мирную демонстрацию?

Этот список бесконечен. Это ли не преступления государства против граждан и Конституции?

Есть и уголовные государственные преступления. Вот убийство Зелимхана Яндарбиева в 2004 году в Катаре сотрудниками ГРУ. Двое были судимы, признали вину, приговорены к пожизненному заключению. Не прошло и года, как их перевезли из Катара в РФ - отбывать наказание на родине. Глава ФСИН Ю.И. Калинин заявил, что по его ведомству такие узники не числятся. Так и пропали. Официально их имена не названы, а журналисты бесконечно путали - ведь у грушников имен больше, чем у арабских шейхов. Кто им заказал убийство, кто их выкупил, как Вы полагаете?

В ноябре 2006г года в Лондоне Александр Литвиненко был отравлен полонием, а убийца Луговой стал депутатом Госдумы. В альма матер подполковника Путина мокрые дела обыденны с самого 1917 года. Смерть Литвиненко - это еще и учебное пособие - пусть знают, каково отколоться от банды. Что Вы думаете об этом? Вашего шефа подставили коллеги?

О таких убийствах в стране мало целой книги. Жертвы всегда критики власти и никогда нет заказчиков. Политическое убийство - "следственные трудности". Вот, например, дело об убийстве Немцова.

Власти не до мировой практики разрешения чрезвычайных ситуаций. Либо преступная нерасторопность, либо суетливая поспешность при гибели мирных граждан и военных.

Подлодка "Курск", 2000. Отвергли помощь норвежских спасателей, а люди были еще живы.

Жизнь заложников ничего не стоит. Власть печется только об уничтожении террористов любой ценой и создании образа беспощадной неодушевленной силы.

Мюзикл "Норд-Ост", 2002. Неназванный газ, впрыснутый в зрительный зал, убил 130 зрителей. Десятиклассник легко предсказал бы этот результат. Все заснувшие террористы застрелены - некого допросить о подготовке теракта, вдохновителях операции.

Беслан, 2004. Убиты 314 заложников в том числе 186 детей. Атака не спровоцирована террористами, это противоречило их цели - добиться переговоров. Власть отвергла возможность спасти заложников. В живых остался рядовой террорист. Он ни о чем не мог рассказать.

Взрывы домов осенью 1999 года, когда Путин совершал марш-бросок к креслу президента. Сведения, появившиеся в СМИ, вызвали страшные подозрения об участии во взрывах спецслужб. Власти промолчали. Тут скандальная история в Рязани. Сотрудники ФСБ завезли в подвал дома №14/16 по улице Новоселов мешки с подозрительным содержимым и взрыватель. Возню заметил жилец дома. Вызвали милицию. Официальное заявление - совместные учения МВД и ФСБ. Проверка бдительности населения. Неправда. Сначала муссировалась версия предотвращения взрыва. Министры не договорились. Один продолжал публично развивать версию взрыва, а другой уже сообщил об учениях. Но учения-то были совместные?! Опущу пикантные детали. Они есть. Намерение ФСБ взорвать дом, строго не доказано. Но разве власть легальна, если такие подозрения не опровергнуты независимой экспертизой?

Вы эти вопросы задаете г-ну Путину? Полноте, советник не может задать их, ибо каждый из них - требование, чтобы президент пошел под суд.

12 июня этого года повторилось происшедшее 26 марта. Неважно, верно ли сделал Навальный, пригласив на прогулку сторонников, не было ли среди них провокаторов и хулиганов. Интересны лишь действия полиции и оценки СПЧ. Похоже, что стражи порядка вели себя традиционно - откуда бы взяться 800 задержанных и кадрам, в которых полицейский охаживает дубинкой лежащего. Наблюдатели СПЧ этого не заметили. (Впрочем, Бабушкин, похвалив полицию, пожурил ОМОН; а Никитинский сообщил, что просто "был зачищен квадрат!. Что бы это значило?) Зато прессу заполонили федотовские публикации о том, как плодотворно работает СПЧ, как тщательна эта работа, как много времени и сил отнимает. (Группа пашет, а Вы там для того лишь, чтобы задать неприятные вопросы?)

Зря Федотов разговорился, избегал бы конкретики, как бывало. Ибо по его словам, Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека предлагает поправки, уточнения, дополнения к действующим законам РФ и законопроектам. Законодательные новации, касающиеся прав человека, антиконституционны. Какими поправками это поправишь? Только отменой.

Нет сомнения - М.А. Федотов, опытный юрист, блестяще зарекомендовавший себя в свое время, и другие ваши юристы отлично это понимают.

Все тот же вопрос: зачем же вы все поддерживаете нынешнюю власть? Из благородных, но непроизносимых вслух намерений? Откройтесь, наконец.

О претензиях ко мне. На Ваши грубости я реагировать не стану - так мы понимали чувство собственного достоинства. Одно замечание: откуда Вы взяли, будто моя позиция "...молча сидеть и ждать, когда Россия развалится сама собой, как развалился СССР... и сама собой не восстановится демократия"? Сентенция состоит из грубых ошибок.

СССР развалился не сам собой. Неслучайно на месте советской империи не возникло подобия Содружества наций.

Демократию предстоит строить, а не восстанавливать - ее у нас еще не было. Кратчайший всплеск начала 90-х - огромные митинги, защита Белого дома Конституция, судебная реформа - пролетел как сон. Законодательные реформы бывалый советский народ воспринял, как "паньски вытребеньки", чему способствовало благополучие чиновников на фоне общей нищеты. Другое дело "Крым наш". Это нашему люду понятно.

Помилуйте, я вовсе не хочу и не жду развала России, даже боюсь его. Так же, как и Вы, полагаю. Надеюсь, это злобная описка. Но выглядит как донос, извините.

Упрек в молчании ("молча сидеть и ждать") непонятен. На что же Вы сердито отвечаете - на молчание? Ну, не слишком часто публикуюсь, но и не молчу же.
Поддержку власти, которую и Вы не хвалите, Вы находите активной жизненной позицией, а противодействие ее тоталитарным и агрессивным устремлениям, считаете пассивным ожиданием грядущих перемен. Странно. Альтернативу вашей дружбе с властью Вы усматриваете в строительстве баррикад; этого Вы не хотите, и я тоже. Баррикады кончаются гильотиной - или чем-то не лучше. Баррикады вели и к нынешней власти. Но хорошо бы знать свою историю. Литвинов и Богораз, Инициативная группа, Сахаров, былая МХГ не звали на баррикады - мы обращались к мировому общественному мнению. В сентябре 91-го западные дипломаты говорили мне, что эти обращения сыграли заметную роль в требованиях Запада к советской перестройке. Сейчас другой мир, но должен же кто-то шевелить его. Ведь права личности - это глобальная ценность, не так ли?

С одним упреком должен согласиться - он заключается в многажды повторяемом слове "сидеть". Я и вправду сиднем сижу, в мои 87 мне не по силам отправиться ни на войну, ни в какой-нибудь очередной Буденновск, ни по тюрьмам. Уж извините.

Вы зря так ругаете Ельцина. Конечно, биография его выглядит плохо - секретарь обкома, кандидат в члены Политбюро. За Ельциным два огромных греха - Чечня и Путин. Были и мелкие. Иногда он лукавил. Но за мой короткий срок как председателя Комиссии по правам человека (нынешний СПЧ) раза три мы были в резком противоречии с ним, и он всегда искал согласия, вел себя достойно. Вот пример: Я резко выступал против его указа о 30 днях (вместо трех!) предварительного заключения для подозреваемых в особо опасных преступлениях. Он пригласил меня, не упрекнул, выслушал, согласился со мной. Указ не был отменен, но, до разрешения вопроса, он поручил мне следить за его применением. Ни разу он не был применен. Потом грохнула Чечня, и все пошло прахом.

Ельцин бывал недоволен статьями в СМИ, но никогда не давил на редакцию. Возможно, порою кто-то "беседовал" с редактором, но санкций никогда не было. Полистайте газеты того времени. Вы не найдете никакого сходства с нынешними СМИ. Вспомните первую чеченскую войну. Пока была телефонная связь, канал НТВ почти ежедневно передавал в прямом эфире мои сообщения о работе нашей миссии. А теперь вспомните первый срок Путина, разгром НТВ и т.д. Да, предвыборная печать 1996-го (кроме коммунистической) агитировала за Ельцина. Но она не была куплена или запугана - это был общий ужас перед близкой победой Зюганова. Спросите, например, Венедиктова. А иные СМИ агитировали за Лебедя или Явлинского.

В январе 1996-го я подал в отставку, опубликовав в "Известиях" статью с резкой критикой политического курса Б.Н. В ответ теплое письмо - он понимает мотивы моего решения, благодарит за сотрудничество и желает успехов. Сравните-ка это с обычаями Вашего шефа.

Да, была трагедия 1993 года. Ее анализ непрост. Вот мое резюме. В ходе событий Ельцин наделал много скверных ошибок. Но это не чета преступлениям Хасбулатова, Руцкого, Макашова. Они развязали кровавую бойню, в которой нет правых. Ясно одно - Ельцин предотвратил гражданскую войну. И отказался от мести заговорщикам.

Мелкое замечание: Вы пишете "отчасти согласен, что у нас нет независимых судов". Суд бывает только независимый и никакой другой. Суд,независимый отчасти - это все равно что слегка беременная женщина.

Теперь несколько справок о фактах моей биографии, на которые Вы ссылаетесь в полемическом задоре.

В 1994 году я стал уполномоченным по правам человека. В декабре уехал в Грозный с членами парламента и мемориальцами. Это была миссия уполномоченного.

В феврале 95-го Дума отрешила меня от этой должности за протесты против бесчинств и вранья начальства, и мы стали миссией общественных организаций.
В январе 96-го я покинул пост председателя Комиссии (предшественницы вашего СПЧ), на который был назначен в 1993 году. Комиссия вышла в отставку вслед за мной. В ней были Боннэр, Аверинцев, Голембиовский - да все участники были безукоризненны.

Вы упрекаете меня - никому не помогаю. С оценками не спорю, Ваше право. А вот факт. Буденновск, Полторы-две тысячи заложников. При попытке штурма погибли от 40 до 80 из них. Решающий штурм заведомо унес бы во много раз больше. Взаимодействовали - Гайдар, Черномырдин и наша группа (Орлов, Молоствов, Борщев, Рыбаков, Осовцов, Курочкин и я). Без двух других партнеров никто из нас не добился бы ничего. Буденновск - единственный случай в истории РФ, когда жизнь заложников стоила больше дутого престижа власти. Сравните-ка с Бесланом. Среди журналистов и горожан мы стали главными добровольными заложниками басаевцев по дороге в Чечню. Все рисковали жизнью.

Да, президентские выборы 1996 года были омрачены скандалами, но отличались от нынешних как небо от земли. Я был доверенным лицом Г.А..Явлинского. Во втором туре я голосовал против всех - и Ельцина, и Зюганова. Тогда такие голоса учитывались.

Больше не стану Вам докучать, ругайтесь сколько угодно. Тщеславие и злоба туманят Вам мозги. Жаль - с мозгами у нас дефицит.

Желаю здравствовать,
С. Ковалев

Партия отказа от войны

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 26.07.2017

59

17 июля было опубликовано подготовленное редакционной группой III вильнюсского Форума свободной России Обращение о первоочередных требованиях российской оппозиции в сфере внешней политики. Оно требует прекращения грубого вмешательства РФ в дела других стран, разжигания в них политических и военных конфликтов, прекращения поддержки режимов, попирающих правовые и гуманитарные нормы, использования военной силы. Обращение требует "признать юридически ничтожными все акты, связанные с отторжением от Украины и аннексией Автономной Республики Крым и города Севастополь". А это означает не что иное, как восстановление украинской юрисдикции над Крымом.

На самом деле смысл обращения гораздо шире. От РФ требуют возвращения к соблюдению норм международного права и в первую очередь отказа от действий, однозначно квалифицируемых современным международным правом как агрессия, аннексия и оккупация. Обращение выражает позицию тех, кто верит в принцип верховенства права как базовую, универсальную ценность современного цивилизованного мира и требует придерживаться этого принципа в первую очередь от своей страны. В этом сходятся члены редакционной группы очень разных взглядов. От Игоря Чубайса, считающего себя наследником "белого дела" и "исторической", то есть дореволюционной России, до автора этих строк, числящего в своих политических предках Маркса, Кропоткина и левых эсеров.

Обращение четко обозначает тот полюс российского политического поля, на котором считают, что мир, поделенный на сферы влияния "суверенными" хищниками, не ограниченными в своем праве есть с потрохами подданных и вассалов, - такой мир должен окончательно уйти в прошлое. На противоположном полюсе не верят в верховенство права. Там считают право фикцией. Там считают, что в мире существует только силовая борьба за свои эгоистические интересы. Что мир подчиняется только закону джунглей.

На том полюсе российского политического поля в Западе видят экзистенциальное зло. Паразита и кровососа, который лишь прикрывается лицемерными словами о гуманизме, а на деле стремится всех поработить. Ну или хотя бы ослабить как потенциальных конкурентов. Не дать успешно развиваться, помешать нормально жить и пользоваться благами современной цивилизации. С целью ослабления потенциального соперника растленный Запад целенаправленно разрушает традиционные ценности там, где они еще сохранились. А в качестве приманки использует ложную и порочную идеологию приоритета прав человека. На этом полюсе мечтают об экономическом и культурном изоляционизме. И одновременно - о священной глобальной войне против западной цивилизации.

Противоположный полюс называет нашу позицию капитуляцией перед Западом. Да, мы партия прекращения войны против Запада. Прекращения на его условиях. Потому что его условия - признание принципа верховенства права. Мы - партия отказа России от закона джунглей. Мы - партия принципиального отказа России от великодержавных, имперских устремлений.

Вопрос о глобальном противостоянии РФ Западу наиважнейший. Продолжение путинской политики разрушения сложившейся системы международной стабильности, силового возврата сферы имперского доминирования чревато соскальзыванием мира в новую глобальную войну с непредсказуемыми и самыми трагическими последствиями для всех. Обращение вильнюсского форума призвано еще раз привлечь внимание к этой опасности и побудить оппозиционных общественных деятелей обозначить свою позицию по данному наиважнейшему вопросу.

Любое широкое обсуждение этой темы не только покажет ненужность противостояния Западу для самой России. Оно заставит заговорить о вещах, которые до сих пор вообще исключались из общественной дискуссии. Так, поддержавший обращение Игорь Яковенко в ходе его обсуждения на "Радио Свобода" высказал мнение, что для прекращения этого бесплодного противостояния, интеграции России в цивилизованный мир и недопущения ее возврата к имперской политике необходим односторонний отказ России от ядерного оружия. Свой тезис Яковенко развил и обосновал в отдельной программной статье.

До сих пор поставить вопрос об этом не решился ни один значимый российский политик, ни одна партия или общественная группа, даже оппозиционная. Даже те, кто не верит в агрессивные намерения Запада, говорят о необходимости сохранения российского ядерного арсенала для сдерживания угрозы, исходящей от быстро растущего, но остающегося тоталитарным континентального Китая.

Между тем нейтрализовать потенциальную угрозу китайской агрессии может глобальная система коллективной безопасности, которая включила бы как Россию, так и ведущие страны евроатлантической цивилизации. Препятствием же на пути создания такой системы как раз и является состояние "второй холодной войны", развязанной путинским режимом против Запада.

Единственное реальное назначение российского ядерного арсенала сегодня - это дать Кремлю возможность захватить Крым, а потом шантажировать западное сообщество применением ядерного оружия в случае попытки военного противодействия кремлевской экспансии. Односторонний отказ от ядерного оружия стал бы самым убедительным свидетельством того, что Россия навсегда отказалась от имперских амбиций и экспансионистских устремлений, что она перестала быть угрозой всему миру, что ее можно без опасений включить в глобальную систему коллективной безопасности.

Потребность иметь статус ядерной сверхдержавы - наиболее глубоко укорененный предрассудок имперского сознания. Даже люди, казалось бы, свободные от великодержавного шовинизма, подсознательно страшатся потерять ощущение способности "в случае чего" спалить весь мир. Без выкорчевывания этого наиболее глубинного предрассудка даже освободившаяся от путинщины Россия не будет гарантирована от рецидивов имперского реваншизма.


Придут и за вами, господа

Vip Борис Стомахин (в блоге Свободное место) 24.07.2017

21660

Текст видеообращения, записанного во время свидания в ИК-10 Пермского края 18 июля

Вот перевели меня наконец, с пятой попытки, на режим "крытой тюрьмы". Сейчас дождусь апелляции. Где-то к концу году, к зиме, наверное, меня вывезут отсюда - сначала на СИЗО, в Пермь, а потом уже на саму "крытку". Событие очень мрачное - не то чтобы я сильно дорожил своей жизнью, но все-таки хотелось бы род смерти выбрать по собственному усмотрению. Я не уверен, что я выживу там, не уверен, что меня не замордуют.

Все "крытки" - это пыточные тюрьмы, как известно, где людей бьют, пытают и мучают. Тем более с такой статьей, как у меня, я подведомственен ФСБ. Именно ФСБ здесь, в пермском лагере номер 10, настаивала на том, чтобы меня прессовать, держать постоянно в закрытой камере, в полной изоляции, в жестких условиях. И, как я понял, именно ФСБ настаивала на переводе меня в крытую тюрьму - со своей территории, из Пермского края, меня убрать куда-нибудь в другое место, потому что пятая попытка все-таки о чем-то говорит. Один раз не удалось, другой раз не удалось, но они добились с пятого раза.

Это примечательное событие для нашего времени, потому что, я не хочу хвастаться, но как-никак я первый политзаключенный с времен очень отдаленных, с конца восьмидесятых, когда Горбачев выпустил политзеков советских времен, - вот именно с того времени никого из политзаключенных еще на крытую тюрьму не сажали. То есть мне предстоит пройти героическим путем, которым уже прошли до меня такие выдающиеся люди, как Сергей Иванович Григорьянц, как Кирилл Подрабинек, как Владимир Буковский, как Анатолий Марченко, который погиб, держа голодовку в чистопольской тюрьме в 86-м году. Это, может, и почетно - как на кресте, что называется, висеть. Но я, конечно, предпочел бы все равно без этого обойтись. Мне бы очень не хотелось туда попасть, но, видимо, придется...

Я думаю, что это событие не только для одного меня - это событие и для всего так называемого гражданского общества в России. Если предположить, конечно, что оно у нас есть, я в этом очень сильно сомневаюсь. Я думаю, что мой пример - это другим наука, что называется. Остальные пойдут за мной следом. Потому что, никого не хочу обвинять, но получается так, что защитой Стомахина так называемая правозащитная тусовка пренебрегла в значительной степени. Не такая уж и активная защита была. Александр Пинхосович Подрабинек еще в 2012 году писал, что "Стомахина защищали вяло, что объясняется характером его публицистики" (это еще о сроке с 2006 по 2011 годы). Я не знаю, понимают ли люди, которые не хотят защищать тех, чья публицистика им не нравится, понимают ли они, что после этого придут и за ними, обкатают на Стомахине, а потом возьмутся и за остальных... Я думаю, что это неизбежно. И, я думаю, что защищать Стомахина сейчас - в интересах всех, даже тех, кто далеко не разделяет мои взгляды и придерживается этих самых фундаментальных принципов ненасилия, "соблюдайте собственную Конституцию" и прочее, и прочее. Хотя больше всего к этому можно отнести известную фразу Крылова "а Васька слушает да ест".

Буду я жив, не буду - не знаю. Мне, в общем-то, нечего терять, я свое пожил. Но придут и за остальными. Я думаю, что нужна была бы какая-то огласка, какое-то внимание. Я прекрасно вижу, как, например, "Новая газета", которую я здесь читаю, она защищает всех кого угодно, она не то чтобы именно защищает, но пишет даже о Тесаке, о Горячеве, который был организатором убийства Маркелова и Бабуровой. Она активно освещает дело убийц Немцова. Она пишет обо всех. Огласка, как ни крути, это тоже защита, это тоже форма привлечения общественного внимания. Я не знаю, неужели этим господам, так называемым левым либералам из "Новой газеты" Тесак или Горячев ближе, чем я. Думаю, что я все-таки им больше единомышленник, чем Тесак. Тем не менее о нем они пишут, а обо мне они слова не промолвили. Единственное только, они не посмели вычеркнуть из интервью Горбаневской, когда она еще была жива, она меня упомянула один раз мимоходом - вот это они не вымарали. Слава богу, на это совести хватило - оставили мою фамилию. Большего я от них не видел, да и ни от кого...

"Мемориал" отказался вносить меня в список политзаключенных. Издал два персональных заявления, но в список так и не внес (Давидис обосновал это тем, что больше сочувствия к Стомахину это вызовет, но меньше к политзекам в целом). По-моему, это позорная и просто иезуитскаяя формула, и такой человек не может называться правозащитником - кто защищает только тех, кто ему нравится и кого не опасно и допустимо защищать.

Я думаю, что это событие для всех. И я прошу общественной поддержки и защиты. Иначе плохо будет всем, а не только мне. Придут и за вами, господа!


Подсудимый Нос

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 19.07.2017

7

Иллюстрация к повести Н.В.Гоголя Кажется, уже весь мир, разглядывая массу опубликованных фотографий, убедился, что Дмитрий Бученков и неизвестный участник событий 6 мая 2012 года на Болотной, прозванный с подачи следствия "Козырьком", - разные люди. Все, кроме Следственного комитета и гособвинения. Поэтому суд над Дмитрием идет как ни чем ни бывало.

После череды бессмысленных "свидетелей по 212-й" (надо же еще раз напомнить, что там были именно массовые беспорядки) обвинение наконец начало приводить в суд "прямых" свидетелей. Их в деле с десяток, и все они "опознали" на следствии в Бученкове того самого Козырька с Болотной.

На прошлом заседании был знаменитый лейтенант Денис Моисеев, прославившийся "потерпением" от Сергея Кривова и садистскими приемами на Болотной, а затем выступавший свидетелем практически во всех болотных процессах.

Сегодня в суд явились сразу трое полицейских: Дмитрий Смирнов, Иван Штолин и Василий Юшков.

Несмотря на разницу в темпераментах и интеллекте, все они рассказали на удивление одинаковые истории. Про заученную и повторяемую дословно всеми "свидетелями" версию самих событий на Болотной говорить уже скучно.

В отношении Дмитрия (точнее, Козырька) единодушие также было полным. Все трое помнят рюкзак на спине, черный капюшон, торчащий из-под него козырек (правда, никто не помнит, что он был зеленый, - явное упущение в прокурорской подготовке) и длинный нос. При этом все неодноратно задерживали там "нарушителей", а Козырька видели лишь раз метров с 10-15. Но ни одного из задержанных ими (настигнутых, скрученных, протащенных к автозаку через всю площадь) никто описать не может. Запомнился им лишь Бученков-Козырек якобы потому, что "дерзко нарушал". Интересно, а за что тогда они задерживали остальных?

Да, - отвечали они все на вопрос адвоката Ильи Новикова, - мы проходили спецподготовку, и нас учили составлять словесный портрет. При попытке же описать черты лица Бученкова-Козырька (которого они "уверенно опознали") выходило одно - "выдающийся вперед нос". В принципе это не удивительно: из-под капюшона Козырька действительно торчали только козырек кепки и длинный нос. Но как же тогда можно "уверенно опознать по чертам лица"? Короче говоря, стало понятно, что судят не Дмитрия Бученкова, а капюшон и Нос.

90235
Козырек на Болотной

Все настойчиво повторяли: "раньше на нем не было бороды". Видимо, при подготовке на это особенно упирали, чтобы хоть как-то объяснить явные различия лиц Козырька и Бученкова.

Все трое до опознания смотрели видеозаписи со следователем, на которых видели Козырька. Когда, какие и с какой целью - никто не помнит. Никто не помнит, как выглядели двое статистов при процедуре опознании Дмитрия и выделялся ли среди них Дмитрий чем-то особым. Юшков, правда, проговорился, что на опознании Бученков был в тапочках. Опознание проводилось в декабре.

В деле обнаружились показания, данные Дмитрием Смирновым вскоре после событий, 31 мая 2012 года. В них он подробно описывает, с какими трудами задерживал, вытаскивая из толпы, двух человек. Но способен описать только их одежду - лиц запомнить не удалось. О Козырьке он тогда и не упоминает. Спустя три с половиной года он вспоминает, что видел его, и "уверенно опознает" его в Дмитрие Бученкове.

Все это дает мне основание предположить, что вышеперечисленные сотрудники правоохранительных органов либо дружно ошиблись, либо нарушили закон в ч.2 статьи 307 УК - "дача заведомо ложных показаний", предусматривающей наказание вплоть до 5 лет лишения свободы. Правда, в законе сказано: "Свидетель... освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявил о ложности данных ими показаний". Еще есть время.


Не должно сметь

Vip Николай Руденский (в блоге Свободное место) 17.07.2017

168

Особенно странная ересь - возможность для школьника "составить собственное мнение" о сложных моментах отечественной истории. Я даже не о том, что иные мнения об отечественной истории никогда не преподаются в школах: в украинской школе вы никогда не услышите развернутых мнений о гнусности Волынской резни, в английской - о нечеловеческой жестокости подавления Ирландского восстания - и трудно понять, почему мы должны быть так уж явно глупее всех остальных. Я скорее о "собственном" мнении. Школьник так же мало способен составить собственное мнение о Петре или о Сталине, как об устройстве адронного коллайдера. Во-первых, он попросту мало знает... во-вторых, иметь такое мнение ему незачем.

Так рассуждает на страницах журнала "Эксперт" научный редактор этого журнала Александр Привалов. И рассуждение это озадачивает. Даже если автор прав в том, что в украинских и английских школах принято замалчивать позорные эпизоды отечественной истории, трудно понять, почему он считает такой безнравственный обычай разумным и призывает от него не отклоняться. Странно и то, что г-н Привалов считает подобное замалчивание горькой правды универсальным правилом. Может быть, в его представлении и в немецких школах вы никогда не услышите о гнусности истребления евреев, а в американских - о нечеловеческой жестокости южных рабовладельцев? Видимо, так. И более того, по его логике это совершенно правильно.

Школьник, говорит научный редактор "Эксперта", не может составить собственное мнение о Петре или о Сталине, потому что он мало знает. Так пусть поучится и узнает побольше - разве не для того и нужна школа? Но г-н Привалов не видит в этом нужды: по его словам, "не составляют люди собственного мнения по вопросам, по которым лично им не предстоит как-то действовать". В таком случае, наверное, нет смысла и изучать в школах литературу: зачем молодому человеку составлять свое представление о никогда не существовавших людях вроде Онегина, Печорина или Чацкого? Достаточно запомнить слова Молчалина: "В мои лета не должно сметь// Свое суждение иметь".


Ответ Алексею Венедиктову

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 02.07.2017

7

Алексей Алексеевич, в передаче "Персонально ваш" Вы обращаетесь ко мне, явно пытаясь найти в моем тексте некий скрытый смысл. Ваши вопросы носят риторический характер, но я все же постараюсь на них ответить и задать свой.

1. Комментируя мой текст, Вы говорите: "Зауру Дадаеву не покупка автомобиля вменяется, а то, что он стрелял в Немцова. Вы зачем это говорите?"

Во-первых, вменяется и покупка: "...вел скрытое наблюдение за Немцовым... с помощью приобретенного им и Губашевым Анзором автомобиля ZAZ Chance" (из вопроса №2, на который присяжные ответили утвердительно). Во-вторых, ежедневно наблюдая за судом, я видел, насколько энергично обвинение доказывало факт приобретения "Запорожца" именно Дадаевым (с допросами свидетеля, документами и пр.). В суде присяжных идет постоянная психологическая борьба за позицию присяжных, и обвинение, несомненно, считало покупку машины одним из своих козырей. В-третьих, если Дадев не стрелял (а есть серьезные основания это подозревать), то какая еще его роль в группе, кроме приобретения машины, остается доказанной?

2. "Или еще (Борко) говорит: "Вот там в машине нашли биологические смывы Заура Дадаева и других, но неизвестно, как они туда попали..." - и идет дальше. Так они там были. Что такое "неизвестно"? Понимаешь, да?"

В моем тексте эти слова связаны со всей историей этой машины. Неясно, когда, кем и для каких целей она приобретена, как она использовалась в течение нескольких месяцев. Есть основания предполагать, что в разное время ею пользовались по-разному и разные люди. По биллингам "боевые трубки" начинают фиксироваться поблизости от дома Немцова в феврале. Но тогда же стояночные штрафы прекращаются и изменяются маршруты ЗАЗа. Кто и зачем ездил в машине до этого, кто именно сидел в ней у дома Немцова, когда и при каких обстоятельствах оставлены в ней эти следы, для меня совсем неочевидно.

3. "Нет такого видео (с алиби Дадаева. - Д.Б.) с дома. Это трактовка. Я читал показания. Это трактовка, которая тоже может быть... Да, есть видео с дома без даты. Еще раз: там нет даты".

Есть такое видео, я могу Вам его показать. Даты съемки приведены в протоколе выемки этого видео следствием. Точного времени действительно нет. Но здесь я подробно объясняю, насколько легко установить это время. Это сделал даже не я, а адвокаты. Я же объясняю как специалист, почему считаю его вполне достоверным. Во всяком случае, заслуживающим более подробного экспертного исследования.

Я понимаю, что Вы не читали всех моих материалов о суде. В них я не раз подчеркивал, что меня интересовали именно методы работы следствия и гособвинения, поскольку я увидел в них типичные пороки нашей правоохранительной системы. И это вовсе не означает непричастности к убийству тех или иных фигурантов дела. Но в суде меня больше всего заботит соблюдение принципа презумпции невиновности. А Вас?


Дело об убийстве Немцова: после вердикта

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 30.06.2017

7

Всех подсудимых присяжные признали виновными.

Я восемь месяцев копался в этом деле, сидел на заседаниях. Я пытался угадать, что думают присяжные. До них доносили едва ли половину из тех материалов, о которых спорили без них в суде адвокаты и обвинение. Решение, что показывать присяжным, принимает судья - на мой взгляд, он часто признавал недопустимыми очень важные документы. Мне удалось раздобыть многие материалы дела, о которых даже не вспоминали в суде. Но ясного впечатления о мере вины подсудимых так и не сложилось. И вообще о том, как произошло это убийство.

Со временем из огромного количества информации удалось вычленить то, что можно было принять как достоверно известные факты. Их было крайне мало.

Были пары "конспиративных трубок", работавшие очень недолгое время каждая. Таких пар известно две, а скорее всего было больше. Одна из этих трубок случайно вывела на Анзора Губашева. Мне эта связь кажется довольно шаткой.

Анзор Губашев и Беслан Шаванов (богатый опыт работы с видео говорит, что скорее всего это были именно они) ходили в день убийства у дома Немцова, по Красной площади и на Трубниковском, где оставили ЗАЗ. На ЗАЗе скорее всего уехал человек, выбежавший из-за снегоуборщика сразу после убийства.

На Дадаеве нашли следы продуктов выстрела. Впрочем, такие же нашли и на неизвестно чьей одежде в машине Шадида Губашева, а Дадаев был военным и часто стрелял.

Самостоятельное изучение материалов дела прибавило не много, чаще информация противоречила версиям следствия.

Видеозаписи

Запись камеры в подъезде Дадаева (я отсмотрел более 10 часов) говорит, что скорее всего он был дома в момент убийства. Вместе с фигурантами в квартиры на Веерной приходит множество неизвестных или выведенных из дела людей. Всего этого присяжные не увидели.

Телефонный биллинг

Мы его проанализировали с коллегой Дарьей Костроминой. Только Анзор Губашев практически полностью "попадает" в версию слежки. Паузы в соединениях его легального номера соответствуют периодам работы "конспиративных трубок" у дома Немцова. Остальные подсудимые (включая Дадаева) не попадают никак (хотя в прениях прокурор утверждала обратное). Правда, однажды одна из "конспиративных трубок" совпадает по месту на Б.Якиманке с присутствием поблизости, в Президент-отеле Дадаева и Руслана Геремеева (Геремеев там часто бывал).

В момент убийства (с 21:48 до полуночи) "молчат" известные нам номера Руслана Геремеева. Так же как и номер Дадаева (а проверять его переписку через домашний WiFi следствие не стало).

Мухудинову звонят почти все фигуранты и многие другие (Геремеевы, Хатаев) - вызовы разовые и короткие, его "мерс" катается по всей Москве. Складывается впечатление, что его вызывали как шофера. Такой вот "заказчик".

Руслан и Артур (его младший родственник) Геремеевы созваниваются с Дадаевым после убийства, Руслан звонит и Шаванову, когда тот вылетает в Грозный 28 марта.
Артур Геремеев разговаривает со многими фигурантами.
Биллинг в общем доводился до присяжных, но обвинение старалось минимизировать информацию и интерпретировало ее весьма произвольно. Например, допуская присутствие человека в одном месте, но не учитывая, что следующее соединение у него - на другом конце Москвы, куда невозможно добраться за 10 минут.

ЗАЗ и система "Поток"

В ЗАЗе нашли биологические следы Шаванова, Губашева и Дадаева. Когда и при каких обстоятельствах они были оставлены – неизвестно.

Очевидно, что ЗАЗ покупал не Дадаев - он был в этот день в Грозном. Непонятно даже, когда, кто и с какой целью его реально купил и использовал. До февраля (по версии следствия, ЗАЗ куплен для слежки за Немцовым 20 октября) машина хаотически разъезжает по всей Москве. И хотя за это время ЗАЗ пять раз штрафуется за стоянку рядом с домом Немцова, в некоторых других местах он фиксируется еще чаще. Но с февраля машина начинает ездить строго по одному маршруту: Матвеевское - Кутузовский - Киевский вокзал. Куда дальше - неизвестно (только в день убийства и накануне ее замечают следующей за рэйнджровером Немцова). И штрафы за стоянку прекращаются. Скорее всего машину использовали для самых разных дел, но в феврале цель и водитель сменились.

Собственные выводы


Если у меня и возникла личное мнение о причастности некоторых подсудимых к убийству, то не в силу официальных улик, а по их поведению после убийства и в ходе суда.

Если бы я делил фигурантов на группы, то иначе, чем прокуроры. В следующие три дня из Москвы уехали все (включая обоих Геремеевых), кроме Бахаева и Эскерханова. Последний пришел жить в квартиру Геремеева на Веерной. О нем говорят как о недалеком человеке. Но я не знаю, каким надо быть идиотом, чтобы после общего бегства поселиться в главной "малине". Если знаешь, конечно, что это "малина". Эскерханов к тому же много лет служил в милиции. Я не верю, что он был в курсе или понимал, что происходит.

В суде наиболее непоследовательно вели себя братья Губашевы - меняли версии и показания, туманно намекали на "украинский след", не смогли внятно объяснить некоторые свои действия. Об остальных этого не скажешь. Но они же заявляли, что их пытали и следователь получил признания обманным путем.

Похоже, что в деле участвовало гораздо больше народа, чем село на скамью подсудимых. В день и ночь убийства в квартирах на Веерной побывало минимум человек шесть, кроме фигурантов. Телефонные соединения фигурантов с многими другими людьми также не рассматривались, и присяжные о них не знают.

Знать об убийстве могла хоть вся Чечня. Сегодня неcообщение о готовящемся убийстве было бы преступлением, только если бы Немцова признали "государственным или общественным деятелем". Но суд отказался так трактовать убийство .

На мой взгляд, не было представлено никаких доказательств участия Эскерханова и Бахаева в преступлении (кроме ролика с матерящимся в адрес Путина Немцовым в телефоне Эскерханова). О Дадаеве ничего не скажу, хотя есть ощущение его причастности. Но ощущение - не доказательство.

Обвинение представило совершенно неправдоподобную картину убийства. Могло быть что угодно, кроме представленной версии. И мне странно, что присяжные этого не заметили.

Национальный момент



Этническая специфика в этом деле была явно недооценена, а с ней связано многое. Прокурор Семененко: "Даже если бы Мухудинов был личным шофером у Дадаева, он все равно мог бы заказать тому убийство Немцова". Нет, Мария Эдуардовна, в Чечне не мог бы!

Не мог бы "начальник" ходить, как Мухудинов, семенящим шагом, открывать дверь перед "подчиненными" и носить сумки (это видно на записях подъездных камер на Веерной).

Сказали самому младшему Шадиду Губашеву ехать в Чечню на машине вслед за всеми, он и поехал. Сказали встретить в аэропорту Шаванова - встретил. Так же как он каждый день ездил через полобласти навещать старого дядю, потому что тому "было скучно". Может, Шадид и придумал это, чтобы оправдать какие-то свои перемещения, но в его-то глазах такое объяснение совершенно логично.

Я многого не могу понять в этой истории - я не чеченец.


Самое интересное теперь - реакция на итог суда.



Прежде я встречал несколько вариантов отношения к делу среди "социально близких" мне людей.

1. "Никак нельзя их отпускать, так как после этого Кадыров почувствует полную безнаказанность и нас всех будут убивать".
2. "Все кадыровцы - враги прогрессивного человечества, и чем больше их сажают, тем лучше".
3. "В отношении нас (оппозиции, интеллигенции) никто не заморачивается законом. Значит, и мы можем им пренебречь, если речь идет о наших врагах, убивших нашего друга".
4. "Все, как всегда, свалили на чеченцев, а убийца сидит в Кремле".

Есть и экзотические мнения, вроде высказанного после вердикта Ильей Яшиным: "Несмотря на серьезное давление на присяжных, они выдержали и осудили виновных". Известные персоны, как обычно, оперируют общими словами, не затрудняясь их обосновывать.

Наверняка вновь прокатится волна обсуждений, кто заказчик: Путин или Кадыров. Могут вспомнить о роли Анны Дурицкой или Госдепа (все же чувствуют: что-то не так с этим судом).

Одна вещь вряд ли будет интересовать многих: Правосудие. А ведь это был обычный суд над предполагаемыми преступниками. Но Глеб Жеглов и поныне жив в наших сердцах. Припоминаю, как после Манежного дела, когда совершенно умышленно посадили нацболов, не имевших никакого отношения к выходке футбольных фанатов, я предупреждал своих либеральных соратников: "Скоро и с вами такое проделают". Через год состоялось дело Болотное. Но тогда, в 2011-м, соратники лишь устроили митинг протеста против национализма, не заметив конкретного приговора.

Ну что, признаем теперь Бахаева политзаключенным?

Дело об убийстве Немцова: последние дни

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 21.06.2017

7

Вопросы для присяжных

Сегодня судья Житников огласил (пока только для адвокатов и зрителей) вопросы, на которые должны будут ответить присяжные. Как и положено по закону, начинается все с того, достоверно ли установлен факт гибели Немцова в результате огнестрельных ранений (и всех известных обстоятельств убийства).

Дальше спрашивается о вине каждого из подсудимых. Но в каждый из вопросов втиснуты все вместе. Звучит это примерно так: "Доказано ли, что Дадаев, совместно с Губашевыми, Бахаевым, Эскерхановым и лицом, погибшим в ходе задержания (Шавановым), - далее идет практически переписанный из обвинительного заключения длинный текст о том, как совершалось убийство по версии обвинения (согласился убить за деньги, приобрел оружие, жилье и автотранспорт, тайно следил, стрелял на мосту, скрылся) - сделал вот все это?"

То же о каждом. Интересно: если присяжные сочтут невиновным кого-то из пятерых (например, о практическом отсутствии доказательств по Бахаеву говорили даже адвокаты потерпевших Прохоров и Михайлова), то как они смогут это обозначить? Допустим, по пункту "доказано ли, что Бахаев совместно с Дадаевым, Губашевыми и пр." они ответят "нет". А про Дадаева и Губашевых - "да". Но ведь тот же Анзор Губашев сделал это "совместно с Бахаевым". Выходит, присяжные должны будут противоречить сами себе?

Завтра адвокаты должны представить свои соображения по вопросам. Я думаю, спор будет серьезный.

Финал прений

89934
Прокурор Мария Семененко

Накануне были "реплики" - последняя фаза прений сторон. Продолжилось состязание в бутафории. Еще в прениях адвокат Дадаева Марк Каверзин принес обширную (по размерам Немцова) белую рубашку на вешалке с отмеченными красной краской пулевыми отверстиями. В ответ на это в репликах прокурор Семененко выставила уже объемный проволочный манекен, пронзенный вязальными спицами (они обозначали направление пулевых каналов). Адвокат, доказывавший, что последний выстрел был сделан спереди, проиграл. На его плоском манекене действительно дырка от пули, попавшей в бок, оказалась спереди. На объемном все встало на свои места - выстрел был сбоку. Правда, что это дает каждой из сторон, осталось неясным: как конкретно стрелял убийца, как падал Немцов, нам так никто и не объяснил. Хотя, думаю, в следственном эксперименте можно было хотя бы постараться воспроизвести все траектории.

Семененко продолжила развивать поток новых идей, с которыми мы не сталкивались в ходе суда. В прениях она рассказала о "плане Б" и разбиении преступной группы на две части, о "техническом гении" - специалисте по связи Бахаеве. В репликах появились новые определения.

1. Для Эскерханова, оставшегося в одиночестве и задержанного в квартире на Веерной, когда все оттуда сбежали, нашлась роль "ключника" - хранителя картиры. Вообще прокурорская фантазия в отношении Эскерханова работала наиболее живо: накануне нашлось объяснение его пребыванию в гостинице "Украина" и в ночном баре (которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к убийству).

О не допущенной к просмотру записи из "Дюран-бара", где Эскерханов был вместо предполагаемого "Арбата": "Никакого смысла не было смотреть эту запись, поскольку само убийство и не вменяется Эскерханову, ему алиби не нужно". Да, но вы же его вчера обвинили в том, что, находясь в арбатском баре (где он не был), он "страховал" брошенный неподалеку после убийства ЗАЗ. Где логика?

2. Обо всех подсудимых было сказано, что мы имеем дело с "организованной группой хорошо подготовленных умных людей". Это, правда, несколько противоречит обилию оставленных ими повсюду следов и "засветке" на десятках видеокамер. Особенно высок, видимо, интеллект "ключника" Эскерханова, оставшегося дожидаться следователей на главной "малине".

3. Был подвергнут обструкции адвокат Каверзин, "грубо исказивший перед присяжными данные следствия, заявив, что на шесть выстрелов у Дадаева было 2 секунды". На самом деле в экспертизе сказано 2,4 секунды. При этом Семененко зачем-то продолжала упорно настаивать на первоначальной версии, по которой Дадаев выстрелил три раза, потом отошел, обернулся, увидел приподнимающегося Немцова и выстрелил еще три раза. Все за 2,4 секунды.

Еще несколько фраз прокурора.
"Все, что тут говорилось о заказчиках, - это просто так, чтобы поговорить!"
"Почему водитель не может быть заказчиком? Даже если бы Мухудинов был водителем Дадаева, он все равно мог ему заказать убийство Немцова".
"Даже если Дадаев не покупал ЗАЗ, разве он не мог совершить убийство?" (при том, что покупка машины, по мнению обвинения, одно из главных доказательств вины Дадаева).
"Якобы суд не дал допросить всех свидетелей! Пусть сами приведут их, суд не сможет отказать!" Сразу представил себе Вадима Прохорова, пробирающегося горными чеченскими тропами, чтобы захватить и доставить в суд Руслана Геремеева.
"Мы недаром провели это время - суд рассмотрел 38 экспертиз из 65 находящихся в деле, допросил 38 свидетелей". Оставив зияющие дыры в доказательной базе.

Весь этот бред - это, с одной стороны традиция отечественного правосудия. А с другой, в деле есть куча объективных материалов, в том числе говорящих о причастности к истории некоторых из подсудимых, еще больше можно было добыть, если бы следствие в один момент не прекратило работу.

Нельзя сказать, что защита проявила в процессе чудеса изобретательности и последовательную позицию. Но я намеревался проследить методы работы гособвинения, поэтому адвокатов оставим за скобками.


Свобода для диктатуры

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 19.06.2017

59

Вспомните, какой оптимизм излучал Сергей Лавров, когда он охарактеризовал прошедшую в мае встречу с госсекретарем США Тиллерсоном как "свободный от идеологических догм разговор, ставящий целью решение конкретных вопросов международной повестки". Трудно сказать, обманывал Лавров сам себя, или это был способ навязывания партнеру собственного видения мира. Однако, вне всякого сомнения, слова Лаврова отражали его представления о том, как надлежит вести международные дела.

Что же значит в понимании Лаврова решать дела чисто конкретно и без идеологических догм? Это становится ясно из давешнего комментария российского МИДа к решению президента США Трампа вернуть часть санкций в отношении Кубы, отмененных президентом Обамой. Трамп заявил, что санкции будут сняты лишь тогда, когда режим в Гаване освободит всех политзаключенных, легализует политическую оппозицию и проведет конкурентные выборы.

В представлении Кремля и МИД РФ это именно то, как не следует вести международные дела. "Мы против эмбарго, блокад, санкций и разделительных линий. Мы за диалог, сотрудничество и наведение мостов, общение без диктата и попыток вмешательства извне во внутренние дела суверенных государств", - заявляют мидовцы. А новая линия американской администрации в отношении Кубы, видите ли, "возвращает нас к уже подзабытой риторике в стиле холодной войны".

Предъявлять правительствам других стран требование освободить политзаключенных, легализовать политическую оппозицию и провести конкурентные выборы - это незаконное вмешательство во внутренние дела суверенных государств с точки зрения Вестфальской системы международных отношений. Основополагающим принципом этой системы было признание неограниченного государственного суверенитета, который долго понимался как "суверенитет государей", то есть неограниченная власть правителей над подведомственным населением.

Но Вестфальской системы давно нет. После нее были Венская, Версальская и, наконец, Ялтинско-Потсдамская. И каждая новая система международных отношений вводила все новые ограничения государственного суверенитета - как "снизу", так и "сверху". Как в плане ответственности государства перед собственным населением, так и перед другими государствами, перед их сообществом. Каждая новая система международных отношений несколько расширяла круг вопросов, выведенных из категории сугубо внутренних дел.

Основополагающим принципом Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений является выведение из категории сугубо внутренних дел вопросов, касающихся прав человека. Этот принцип закреплен в важнейших международно-правовых актах: Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека, Пакте о гражданских и политических правах, Пакте об экономических, социальных и культурных правах. Против государств, игнорирующих эти нормы, как минимум должны применяться экономические санкции. Цивилизованное сообщество вправе и обязано как минимум не пускать такие государства за общий стол. И если механизм введения этих санкций на международном уровне парализован присутствием в СБ ООН государств, не пошедших в своем развитии дальше XVII века, то государства, ушедшие в своем развитии несколько дальше, могут хотя бы ввести такие санкции в одностороннем порядке. Сказать: "Мы не считаем возможным иметь дело с этими людьми".

Но для нынешних обитателей Кремля это диктат и разделительные линии. Кремль против разделительных линий между государствами, защищающими принципы современного международного права, и государствами, эти принципы игнорирующими. Это и есть в понимании Кремля быть свободным от идеологических догм в международных отношениях. Это значит освободиться от тех идеологических догм, которые лежат в основе современной системы международных отношений.

В основе современной системы международных отношений действительно лежат определенные идеологические догмы. Идеологические догмы либерализма. Догмы приоритета прав человека. Кремль предлагает освободиться от догм приоритета прав человека и поставить на их место догмы приоритета права диктаторов бросать в тюрьмы своих оппонентов, запрещать политическую оппозицию и лишать граждан права на участие в решении государственных дел через конкурентные выборы.

Политика, в том числе международная, не может быть свободна от идеологии. Призывая освободить международную политику от либеральной идеологии, Кремль просто хочет утвердить в ней собственную идеологию. Консервативно-охранительную идеологию XVII века. Чтобы оградить собственное право бросать в тюрьмы своих оппонентов, запрещать политическую оппозицию и лишать граждан права на участие в решении государственных дел через конкурентные выборы. Идеология Кремля - это отрицание всего пути, пройденного человечеством после XVII века. Кремль хочет вернуть мир в XVII век.


Петербургский беспредел

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 16.06.2017

59

Петербург под впечатлением беспрецедентного, серийного, конвейерного беспредела со стороны властей. Причем не столько во время "винтилова" 12 июня ("винтили" как обычно - такое Питер видел неоднократно), сколько после.

Необоснованное задержание на длительный срок (48 часов), оставление задержанных без воды, горячей пищи, мест для сна, постельных принадлежностей, плохие санитарные условия, на что справедливо обращает внимание питерский омбудсмен Шишлов, - все это тоже новость разве что для него. Уже лет десять после каждого массового "винтилова" задержанных стараются держать в "обезьянниках" до предела, допускаемого по статье КоАП.. Если статья предполагает в качестве наказания административный арест, можно предварительно задерживать на срок до 48 часов. Вот и держат до упора, хотя теоретически имеют право выгнать сразу под расписку об обязательстве явиться в суд по повестке. Это стандартный прием давления и запугивания.

Ну а что касается еды, места для сна и постели, то в отделах милиции-полиции этого всего отродясь не было. Еду и воду передают с воли. Если дяденьки-мусора добрые и разрешают передать. В тех обезьянниках, в которых есть деревянные полы, спят прямо на них. Где полы бетонные - спят на узеньких лавочках. Если задержанных много - по очереди.

Схема осуждения по очевидно фальшивым рапортам и протоколам тоже была вполне стандартная. И в том, что эти "суды", вопреки многочисленным решениям ЕСПЧ, рассматривают в качестве правонарушения само присутствие на "неразрешенной" акции, тоже ничего нового.

Новым было стремление провести если и не все, то почти все суды над задержанными до истечения предельного срока предварительного задержания. Ничего не переносить, прогнать все дела разом, несмотря на перегрузку судебно-полицейской машины. До этого, когда счет задержанных шел на сотни, большую часть судов переносили на более поздний срок. И потом судили ни шатко, ни валко в разное время. Процесс рассмотрения дел растягивался на месяцы.

Новым было и количество приговоренных к административному аресту. Никогда в спецприемник для административно арестованных за Большим Домом не набивали одновременно до двух сотен "политических". Но самым главным "новшеством" было то, о чем пресс-служба г-на Шишлова упоминает скупо: "в судах нарушалось право на гласность судопроизводства, на судебную защиту, в том числе. на юридическую помощь защитников". Фактически суды были блокированы подразделениями вооруженных карателей, не пускавших в них ни публику, ни прессу, ни адвокатов.

Вот такого у нас действительно еще не было. Судья мог тупо отказываться рассматривать видеозапись задержания как "не имеющую отношения к делу", но процедуру все же соблюдал. А из этого следует очевидный вывод: было дано прямое указание игнорировать элементарные процессуальные формальности. Как минимум на уровне руководства "субъекта федерации". И если г-н Шишлов не заявит открыто и четко об этой очевидности, он не скажет о происшедшем ничего.

А теперь попытаемся разобраться в причинах питерских "новаций". Можно, конечно, предположить, что, отбросив последние правовые приличия, власти решали чисто техническую задачу. Без такого игнорирования судебной процедуры пропустить через карательно-репрессивную машину столько людей за такой срок было технически невозможно. Но нам все равно не уйти от другого неизбежного вывода: беспрецедентная по масштабам акция устрашения, демонстрация готовности "закатать всех в асфальт", не считаясь уже вообще ни с чем, вызвана паническим страхом.

Хотя протестные настроения в обществе далеко не достигли масштабов рубежа 2011-2012 годов, власти напуганы больше, чем тогда. И напугали их следующие новые явления в протестном движении:
1.Беспрецедентное количество людей, готовых выходить на "запрещенку" без экстраординарного "информационного повода". И 26 марта, и 12 июня повод был более чем обыденный. До этого оппозиция в целом негативно относилась к "несанкционированным акциям" и шла на них лишь в самых крайних случаях.
2. Небольшой временной промежуток между двумя крупными несанкционированными акциями. До этого каждая крупная акция, сопровождавшаяся разгоном, массовыми задержаниями и осуждениями участников, повергала протестное движение в многомесячную депрессию.
3. Изменение возрастного состава участников. В протестное движение включилась заметная часть поколения, "ничего не знавшего кроме Путина". Правящая элита привыкла считать, что ему надежно привиты ценности конформизма, послушания, принятия сложившейся иерархии как данности. А ведь это поколение скоро будет определять облик общества.

И вот здесь я хочу возразить слишком обеспокоенным тем, что это политически неопытное поколение слишком доверчиво к вождям. Слишком хочет найти себе вождя. Нашло себе вождя, который слишком все упрощает. Ориентирует на борьбу со следствиями социального зла, не углубляясь в его причины. Ведь воровство и коррупция во власти - не главное.

Полноте. Путинское поколение выходит на улицы не за вождем. Оно вполне независимо и самодостаточно. Да, Навальный сумел его растормошить, дать "информационный повод" выйти на улицу. Но оно уже переросло Навального. Оно вполне в состоянии понять, что воровство и коррупция во власти - не главное. Его просто тошнит от путинщины со всем ее конформизмом, цинизмом, враньем, поповским мракобесием, "патриотической" долбежкой мозгов и великодержавными понтами. Оно хотят все это снести. И если глава временного революционного правительства Навальный попытается сохранить путинизм без Путина, оно снесет и Навального. Не пытайтесь вести за собой это поколение. Лучше просто поддержите его.


Дело Дмитриева: битва за историю

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 06.06.2017

7

Сегодня в "Мемориале" состоялся пресс-брифинг по карельскому делу Юрия Дмитриева. После вчерашнего закрытого заседания суда в Петрозаводске в Москву приехали дочь Дмитриева Екатерина Клодт и адвокат Виктор Ануфриев.

Адвокат рассказал, что девочка Наташа выступать в суде не будет. Ее дважды допрашивали на следствии, и показания оглашены в суде - абсолютно ничего бросающего тень на отца она не рассказала, подтвердив только, что он ее несколько раз фотографировал. В обвинении присутствуют лишь 9 из 144 приобщенных к делу фотографий - 3 маленьких "фотосессии", в которых она сфотографирована "протокольно" с трех сторон. Остальные снимки, на взгляд экспертизы, никакого криминала не составляют - обычные семейные фото.

Под "развратными действиями" (вторая статья после "изготовления порнографии") обвинение понимает то же фотографирование. Экспертиза, касающаяся третьего обвинения - в незаконном хранении оружия, - проведена самими же "людьми в погонах" и не смогла назвать "огнестрельным оружием" обломок старого ружья 60-летней давности.

Главное, на взгляд адвоката, - серьезные процессуальные нарушения в ходе следствия. Единственный довод обвинения - экспертиза - была назначена без уведомления Дмитриева и его адвоката, что прямо нарушает УПК: защита должна иметь право внести в постановление об экспертизе свои вопросы и высказать мнение о предлагаемых экспертах. Адвокат подал жалобу и ходатайство о повторной экспертизе, которые были отклонены.

Мне показались странными слова адвоката о том, что суд в Петрозаводске вряд ли удастся выиграть, поскольку это явная инициатива местных властей. Поэтому он серьезно рассчитывает на справедливое решение в апелляционной инстанции. Понятно стремление быть реалистом, но в адвокатском сообществе не особо принято демонстрировать пораженческую позицию. Возможно, впрочем, это сделано, чтобы показать реальную опасность ситуации и призвать к более активной общественной реакции. Пресс-брифинг так и назывался: "ЮРИЙ ДМИТРИЕВ. УГОЛОВНОЕ ДЕЛО VS ДЕЛО ЖИЗНИ?”. Журналистам напомнили, что при обвинительном приговоре человеку с этими статьями нелегко будет выжить на зоне.

Другую тему поднял соратник Дмитриева по составлению Книг памяти - Анатолий Разумов, член Петербургской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Оказалось, что сегодня в Петрозаводском университете проходит круглый стол, призванный доказать, что захоронения в Сандармохе - дело рук финнов, расстрелявших там советских военнопленных. Именно это стремление переписать историю, по его мнению, и лежит в основе дмитриевского дела.

Сергей Кривенко, член постоянной комиссии СПЧ по исторической памяти, считает главной причиной преследований стремление властей не допустить присутствия 5 августа на традиционном Дне памяти в Сандармохе иностранных, в особенности украинских и польских, представителей. Официальные власти в этом году отказались его проводить, но Дмитриев продолжал организовывать мероприятие самостоятельно.

"Мы все - и мои дети, и папа, и Наташа - были одной семьей. Мне очень трудно пережить происходящее. Вчера я хотя бы смогла дотянуться до отца, которого охранял десяток спецназовцев. Зачем все это?" - сказала дочь и заплакала.


Откуда взялась эта боль

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 05.06.2017

12461

Процессы по "делу 26 марта" - это урезанный римейк Болотного дела. Ничего ни на йоту не поменялось: ни в том, что преступлением считается любая попытка противостоять полицейскому насилию, ни в полном отсутствии государственной реакции на это насилие, ни в затверженных показаниях страдающих от физической боли ментов. Разница в том, что нет масштабного дела о массовых беспорядках, групповых судов, нет десятков свидетелей "по митингу вообще".

Поэтому ничего концептуального тут уже не добавишь, а можно просто рассказывать, как идет дело. Всякая боль достойна своей истории, и сегодня мы расскажем историю физической боли заместителя командира 2-го опербатальона ОМОН Владимира Котенева. Согласно обвинению, Станислав Зимовец попал ему куском кирпича чуть ниже поясницы слева.

Котенев не относился к работе халатно, а надел бронежилет третьего класса защиты. Википедия говорит, что такие бронежилеты могут устоять при выстрелах из пистолета Ярыгина и при некоторых взрывах гранат. Но сила несанкционированного митингующего выше, и Зимовец шарахнул своим кирпичом так, что, по словам свидетеля Алексея Климова, который фиксировал все на камеру для МВД, Котенев ухватился рукой внизу спины слева. Эту деталь Климов зря придумал, сам Котенев такого не говорил.

Со своей болью Котенев справился бы мужественно и молча (к врачу он не ходил и рапорт об обнаружении признаков преступления не писал), но на следующий день его вызвали в СК. Там вдруг оказалось, что ему причинен физический вред. Физическим вредом должен был выступить кровоподтек в середине спины.

Котенева пришлось допрашивать еще раз, чтобы боль от удара стала блуждающей: ведь кирпич-то вроде попал не туда, где был кровоподтек. 29 марта они тужились вместе со следователем Чибисовым: "В какой-то момент я почувствовал удар в спину, примерно посередине спины, более конкретно место удара назвать не могу. В указанный момент я находился в полной экипировке, включавшей в себя бронежилет, который смягчил удар и не дал понять, в какое конкретно место он был нанесен. Тем не менее, удар был явно сильным, поскольку неприятные ощущения - боль - от этого удара я испытал".

К 12 апреля была готова экспертиза, и с кровоподтеком уже не выгорало: врите да не завирайтесь, какой нафиг кровоподтек от удара тупым предметом по бронику? Появилось и такое объяснение: "Изначально мне показалось, что удар пришелся в середину спины, так как травмирующий предмет попал в бронежилет, который смягчил силу удара". Понимайте как хотите, мне эта фраза кажется бессмысленной.

В общем, к сегодняшнему дню никакой крови в деле не осталось, а остался только скромный подполковник Котенев, потирающий ниже поясницы в воспоминаниях о пережитой боли.

89718
Алексей Климов (слева) и Вадим Котенев в коридоре суда. Фото: Грани.Ру


Убийство Немцова: версия обвинения

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 05.06.2017

7

Как нашли преступников



Свою завершающую речь прокурор Семененко построила эффектно: показывая по шагам, как было раскрыто преступление. Вот ее версия.

Следствие сразу же отвергло подозрения в отношении водителя снегоуборщика Будникова и Анны Дурицкой, проверив их показания. В чем заключалась эта проверка, я не очень понял.

Был исследован биллинг всех телефонов в районе Красной площади за период с 21:00 до часа ночи (убийство совершено в 23:31). Одновременно исследовали все камеры вокруг ГУМа и нашли на них подозрительно слоняющуюся пару.

По биллингам вычислили две "боевые трубки", которые соединялись только друг с другом. Исследуя их детализации, обнаружили, что одна из их симок переставлялась однажды (24 февраля) в другую телефонную трубку. А в ту трубку (тоже однажды, 6 декабря) вставлялась "легальная" симка Шадида Губашева. Правда, перепутали год в деле.

89707

По детализации "легального" номера Шадида поняли, что человек с этим телефоном улетел 28 февраля из Внуково в Чечню. На рейс, летевший в это время в Грозный, оказался зарегистрирован не Шадид, а его брат Анзор Губашев - он и пользовался этим номером. Просмотрев видео с камер Внуково, нашли там двух человек, похожих на тех, кто многократно засветился на камерах у ГУМа и в Трубниковском (где была брошен ЗАЗ - машина убийц) в ночь убийства. Так вычислили второго - Беслана Шаванова (как конкретно, я не очень понял; возможно, анализируя регистрацию на рейс).

На видео камер аэропорта заметили третьего - он их провожал на машине "Мерседес 007". Хозяином "Мерседеса" оказался Руслан Мухудинов, названный впоследствии заказчиком.

Все это выглядит правдоподобно. Дальше начинается невероятное. Семененко утверждает, что, еще не зная остальных фигурантов, следователи нашли при обыске в доме Губашевых в Малгобеке телефоны с записанными номерами Хамзата Бахаева и некоего Заура.


"Мы еще не знаем, кто такой Заур, только его телефон, но уже знаем по его номеру, что он был с Анзором в момент убийства".


Но обыск в Малгобеке по документам проходил 7 марта, в день задержания Губашевых и всех остальных. А Дадаев был задержан по документам 6 марта, сам же он утверждает, что вообще 5-го. Я никогда не понимал, как они на него вышли так быстро. Прокурорская версия ответила на этот вопрос откровенным манипуляторством. Кстати, и о Бахаеве - сколько телефонов было в трубках Губашевых, чтобы так сразу определить соучастником его одного?

Дальше, по словам прокурора, точно так же, по биллингу "Заура", узнали, что он летел 1 марта в Грозный, и нашли его на камерах аэропорта вместе с Русланом Геремеевым. Одновременно в соединениях Мухудинова вычислили телефон Эскерханова (-22-22), про которого пока еще ничего не знали. Начав "разрабатывать" Геремеева, нашли на видео из гостиницы "Украина" вместе с ним мужчину "с большой бородой". И только после этого Семененко говорит об обысках в квартирах на Веерной и задержании там "бородатого", которым оказался Эскерханов с телефоном "-22-22".

Обыски на Веерной и в Козино прошли одновременно с задержаниями 7 марта. В Козино жил и, по словам адвокатов, имел временную регистрацию Шадид Губашев. Жили они там уже около около 10 лет вместе с односельчанином Бахаевым. Никуда не уехавшего Бахаева, судя по всему, прихватили там просто "до кучи", на всякий случай. А Эскерханова нашли спящим в квартире на Веерной,46, купленной перед убийством на имя родственника Руслана Геремеева - Артура. Как точно они вышли на Веерную, я тоже не понял. Но прокурору было важно показать, что их задержания - не случайность, а результат больших усилий.


Момент убийства



Прокурор педалировала: "Все смертельные выстрелы сделаны сзади, ранение в грудь слева сбоку - не смертельное. Этот выстрел Дадаев сделал уходя, в падающего Немцова". Но это лишь усилило недоумение по поводу шести выстрелов за 2-3 секунды. Если непрерывной очередью - еще возможно, но если при этом убийца успел "начать уходить", а потом, обернувшись, возобновить стрельбу... Попробуйте на досуге.


Была предпринята попытка установить точное местонахождение "боевых трубок" в момент убийства.
Семененко дважды описывает результат:
"Эксперт четко говорит: телефон был на Большом Москворецком мосту".
"Эксперты говорят: Большой Мосокворецкий мост входит в зону приема базовой станции, зафиксировавшей разговор убийцы".

Это немного разные вещи, не правда ли? На самом деле в экспертизе, конечно же, сказано лишь о зоне приема, куда попадает в том числе и мост.


Персональные доказательства по обвиняемым




Прокурор впервые озвучила теорию "двух групп". По ее словам, одну составляли Дадаев и Эскерханов, вторую - братья Губашевы, Бахаев и Шаванов. В центре связующим звеном был "организатор" (шофер Руслана Геремеева) Мухудинов.

Разделение понятно: боевой офицер Дадаев был несомненно ближе к своему бывшему командиру Геремееву, чем к другим. Эскерханов попал в эту группу из-за того, что в основном был "при Геремееве". К тому же он не общался по телефону с Губашевыми и Бахаевым. Остальные - низшее звено, пехота. Но Бахаев стоит отдельно - он не созванивался ни с кем из группы, кроме своего соседа по Козино Шадида, его следов нет ни в их машинах и ЗАЗе, ни в квартирах на Веерной. Все остальные там бывали.

Прокурор объяснила это так: Бахаев - "самый большой специалист по связи" (работал когда-то в компании по установке уличных таксофонов). Поэтому "он предпочитает не звонки, а личные встречи. Но ему достаточно связи с Шадидом, чтобы получать через него все указания".

Улики на Бахаева такие.


1. Обвинение: 27-го, в ночь убийства, когда "вся группа подтянулась на Веерную", он находился в том же Западном округе Москвы, на улице Ивана Франко.

Обстоятельства: По его биллингу и показаниям гражданской жены Гусевой, он встречал ее у м. Кунцево, чтобы отправиться на ее квартиру на Ивана Франко,34. Они и до того регулярно встречались там и жили по несколько дней.

2. Обвинение: Одну из "боевых трубок" 22 февраля "засекла" базовая станция на той же улице Ивана Франко. "В том же месте", - сказала прокурор..
Обстоятельства: станция - в доме 4, а дом жены Бахаева - 34. Мимо этой станции лежат пути с Веерной в самых разных направлениях.

89708

3. Обвинение: Бахаев на своей машине дважды оказывался в районе Внуково (правда, с другой стороны от аэропорта, на местном шоссе) в дни, когда из Москвы в Грозный улетали фигуранты: 17 января - Геремеев и Эскерханов (потом они вернулись), а 1 марта - Дадаев с Геремеевым. Значит, Бахаев "страховал бегство из Москвы".
Обстоятельства: 1 марта он проезжал там в то время, когда самолет Дадаева уже приземлился в Грозном. Никого из фигурантов он не провожал. Тем не менее, это дало основание прокурору утверждать: "Бахаев страховал их отъезд".

4. Обвинение: когда Бахаев с Гусевой находятся на Ивана Франко (обычно он живет в Козино), телефон Мухудинова "молчит" - ни с кем не соединяется.
Смысл: неясен.

5. Обвинение: ЗАЗ 26 февраля оказался на ул. Ивана Франко.
Обстоятельства: В суде это не озвучивалось. В детализации системы "Поток", на которую ссылается обвинение, мне не удалось обнаружить такой записи.

Эскерханов

Как стало понятно в ходе суда, Эскерханов в поиске работы и благ "приклеился" к именитому земляку и бывшему "геройскому командиру" Дадаева Руслану Геремееву. Или тот прикармливал Эскерханова на случай нужды. Приглашал его в ресторан, позволял иногда ночевать в своей квартире. Именно обеды с Геремеевым его и погубили.

Возможно, Эскерханов выполнял иногда некие поручения. Особо ему было некогда: он работал на стройке и охранником у "золотого мальчика" Гурария, сопровождая того в похождениях по барам и девочкам. Улетая в Грозный, Геремеев, по слухам, оставил ему ключи от квартиры, где Эскерханова и повязали нагрянувшие спецназовцы. К Эскерханову также относится вторая утаенная судом от присяжных видеозапись.


1. Обвинение: 26 февраля, когда, по данным "Потока", ЗАЗ ехал вслед за машиной Немцова по Новому Арбату, Эскерханов был с Геремеевым в ресторане гостиницы "Украина", находящейся неподалеку. Значит, "Эскерханов страховал".

2. Обвинение: В день убийства, 27 февраля, Эскерханов находился в баре Royal Arbat, в 100 метрах от места, где преступники бросили ЗАЗ (Трубниковский переулок). Он сам сказал это на первом же допросе. Значит, "он страховал бегство с места преступления".
Обстоятельства: Позже Эскерханов вспомнил: он был в другом заведении -"Дюран-баре". Еще 11 марта 2015 г. LifeNews опубликовал видеозапись из этого бара под заголовком "Алиби обвиняемого в убийстве Немцова подтвердило видео". Там Эскерханов вместе с Гурарием, у которого служил охранником. Суд отказался рассматривать эту запись и затребовать ее у издания на том основании, что "происхождение ее неизвестно".

3. Обвинение: В телефоне Эскерханова найден кадр с камер наблюдения гостиницы "Украина". На нем - сам Эскерханов, Дадаев и некий Хатаев, там же был Геремеев. Известно, что накануне прилета Анна Дурицкая обсуждала с Немцовым место их совместного ужина. Одно из обсуждавшихся мест - кафе в гостинице "Украина". Значит, "Эскерханов изучал расположение камер там, где мог оказаться Немцов, чтобы убить его там в случае варианта "Б".
Обстоятельства: Не объясняется, каким образом преступники могли узнать содержание частного телефонного разговора Немцова с Дурицкой. Кадр прислал некто на телефон Эскерханова 14 февраля, а место ужина обсуждалось Немцовым 26-го.

4. Обвинение: Эскерханов был задержан в квартире на Веерной,46. Там же найдены важные улики (в частности, компьютер с забитыми в поиск словами "Борис Немцов"). Обвинение не раз повторяет: "такая-то улика найдена в доме Эскерханова".
Обстоятельства: Квартира принадлежит Руслану Геремееву, куплена на имя его племянника Артура.

5. Обвинение: После каждого вылета фигурантов из Москвы в Грозный (28 февраля - Шаванов и Анзор Губашев, 1 марта - Дадаев и Геремеев) Эскерханов созванивался с Мухудиновым (находясь в самых разных местах). Значит, "он, как и Мухудинов (который лично всех отвозил в аэропорт), контролировал отлет".


Шадид Губашев

1. Обвинение: По просьбе Дадаева встречал Шаванова во Внуково 26 февраля.

2. Обвинение: Биологические следы Шадида найдены в машине ЗАЗ.

3. Обвинение: Шадид выехал последним из фигурантов в Грозный на своей машине. При задержании в машине найдена одежда с пороховыми следами. При этом возле Козино (села, где жили Шадид и Бахаев) обнаружена поляна, превращенная в стрельбище (пули в деревьях, гильзы на земле).
Обстоятельства: Принадлежность одежды не установлена. Обвинение само дает основания допустить, что компания развлекалась стрельбой в лесу и пороховые следы на одежде к убийству Немцова отношения не имеют.

Анзор Губашев

Обвинение: Паузы в работе его "легального" номера по времени очень часто совпадают с работой "боевых трубок" у дома Немцова. Он похож на человека, ходившего вокруг ГУМа и на Трубниковском (где бросили ЗАЗ), хотя портретная экспертиза не смогла утверждать это точно, лишь выявив сходство. Его биологические следы найдены в ЗАЗ на водительском месте. Первым после убийства (вместе с Шавановым) покинул Москву.

Заур Дадаев

Обвинение: Биологические следы найдены в ЗАЗ. Первым дал признательные показания, от которых потом отрекся. По первым показаниям свидетеля Молодых, видевшего убегавшего убийцу, рост его был 170-175 см (на его показаниях в суде, где он якобы опознал Дадаева, прокурор не акцентировала внимание). На руке и за ухом через 9 дней после убийства в минимальных количествах найдены микрочастицы продуктов выстрела. Улетел из Москвы вместе с Русланом Геремеевым 1 марта.
Обстоятельства: Видеозапись с возможным алиби признана "недопустимым доказательством". Утверждает, что "отстреливал" оружие при увольнении 1 марта, регулярно участвовал в боевых операциях. По биллингу паузы в его телефонных номерах не совпадают с временем работы "боевых трубок" (слежки).

Общее для всех

Все фигуранты были знакомы между собой, все общались и созванивались (кроме Бахаева), все, кроме Бахаева, бывали в квартирах на Веерной.


Обвинение: Никто не говорит в показаниях о квартире на Веерной,46 потому что на Веерной,3 ничего не найдено, а на Веерной,46 - важные улики.
Обстоятельства: На Веерной,46 жил Руслан Геремеев, которого в той или иной форме все свидетели и подсудимые называли "старшим", наиболее влиятельным из всех проходивших по делу. Вероятно, фигуранты просто не могли его "закладывать".

Что осталось "за кадром"



На протяжении всего следствия добывались сведения не о пяти, а о деcяти персонах, видимо, являвшихся главными подозреваемыми. Кроме подсудимых и проходящего заказчиком Мухудинова, это Шаванов (загадочно погиб при задержании), Руслан и Артур Геремеевы и Асланбек Хатаев. В итоге трое последних оказались "вне игры". Имя Руслана Геремеева прокурор все же назвала мимоходом пару раз. А ведь был еще некий Джабраиль, приходивший в дом в ночь убийства, и другие, побывавшие там!

89705

Я намеренно не приводил дополнительных рассуждений и фактов. Только проанализировал основные тезисы обвинительной речи прокурора.

Дело об убийстве Немцова: обвинение "объяснило все"

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 02.06.2017

7

За все время суда мы не узнали практически ничего, что не было бы известно из утечек в СМИ задолго до него. И вот - прения сторон.

Ключевая фраза прокурора Марии Семененко прозвучала уже в самом начале ее выступления. Чтобы понять ее смысл, надо вспомнить, что подсудимые отказались от признательных показаний, данных практически сразу после задержания. На суде же они постоянно подчеркивали, что все обвинение строится на этих показаниях, но продиктованы они были следователями, сломавшими арестованных пытками и манипуляциями.

Главный же тезис прокурора заключался в том, что признательные показания подсудимых ни на что не повлияли. По ее словам, следователи к моменту ареста уже знали все то, что сообщили Дадаев и Анзор Губашев. Они лишь подтвердили версию следствия. Эта конструкция прокурора - блестящий пример того, как один и тот же факт может быть интерпретирован противоположными способами.

Говоря это, прокурор фактически согласилась, что базовая версия обвинения почти полностью совпадает с этими признательными показаниями. Но это может означать и обратное: если обвиняемые сказали не больше того, что знали (или предполагали) следователи, то именно следствие было источником этих показаний. И вот тут важны расхождения между сказанным сразу после ареста и тем, что обвинению стало известно позднее или что оно позднее решило озвучивать.

1. Дадаев (он признался первым 7 марта) сказал, что машину ЗАЗ (на которой следили и бежали с места преступления) "пригнал под окна их дома Русик Мухудинов вместе с лежащим в ней пистолетом". Чуть позже Анзор Губашев - что машину купил он сам. И только 25 марта продавец автосалона Трапезин (и то - на втором допросе, на первом он почти ничего не помнил о покупателе) назвал имя "Заур" и якобы узнал Дадаева на видео в новостях, где тот произносил "Я люблю пророка Мухаммада". Но эта запись была показана по телевизору еще 8 марта, даже до первых показаний Трапезина. С чего бы ему сразу не рассказать об этом? Так или иначе, только после этого в версии следствия окончательно утвердился покупатель машины - Дадаев.

2. В первых показаниях Дадаев говорит о мотиве и моменте возникновения замысла убийства: после 7 января 2015-го, в результате публикаций карикатур "Шарли Эбдо", которые Немцов якобы поддержал. Потом было получено указание ограничиться мотивом "убийства по найму". Мотив же самого этого найма остался в суде неисследованным (чтобы, не дай бог, не прозвучало хоть что-то о политике!). Даже когда присяжным все же решили показать найденный в телефоне Эскерханова ролик, где Немцов называет Путина "е..ым", судья категорически запретил включать звук. Осталось просто: "у Эскерханова найден ролик с Немцовым, который что-то говорит". К тому же информацию о парковках ЗАЗ в районе дома Немцова (где машина парковалась еще задолго до 7 января) следствие получило в середине марта, уже после признаний. И начало слежки (соответственно, и замысел убийства) было отодвинуто в конечной версии на осень 2014-го. Но ни реальный мотив, ни начало подготовки к убийству так и не были прояснены.

3. Дадаев говорит в признаниях, что вернулся после убийства в квартиру дома Веерная,3, где он, судя по всему, и жил постоянно. Поначалу следствие работало с видеозаписью подъездной камеры наблюдения этого дома (свидетель Исоева по ней опознает отдельных фигурантов). Но тут выясняется, что, по судя по ней, у Дадаева алиби: он не выходил из дому во время убийства. Следствие прерывает разбор этой записи на ее середине. Принимается решение вообще устранить это видео из дела, признав его недопустимым доказательством. Благо есть повод - отсутствие тайм-кода на записи и некоторые технические огрехи. Поэтому в финальной речи прокурора Дадаев уже возвращается не на Веерную,3, а на Веерную,46 - в квартиру Руслана Геремеева. Да и остальные участники убийства (Анзор Губашев и Шаванов), по ее словам, приезжают туда же. Хотя на видеозаписях с Веерной,46 их, хоть убей, не видно.

Кстати, Дадаев действительно приходит на Веерную,46 в 00:48 ночи. Но не с места убийства, а с Веерной,3, откуда он вышел за несколько минут до того. Это выброшенное судом в мусорную корзину видео вообще лишило дело массы интересных сведений. Например, кучи разных людей, приходивших туда в день и ночь убийства (Руслан и Артур Геремеевы, некий Джабраил, Тазабаев, Ватсаев и, возможно, кто-то еще). Может быть, это также было причиной устранения вещдока?


Кадры камеры наблюдения с Веерной,3

Это лишь самые крупные поправки, внесенные в окончательное обвинение относительно первых показаний. Действительно, в первые дни следователи еще не знали всех этих нюансов.


Видимо, обвинение опасалось, что эта игра в переворачивание смыслов может обернуться против них. И решило найти хоть одну деталь из сообщенного Дадаевым, которой следователи не знали. Этой "новостью", по словам Семененко, стало известие... что выстрелов было шесть! Не важно, что на месте преступления сразу найдено шесть гильз, ведь "следствие не было уверено, а вот Дадаев - сказал!".

На самом деле в речи прокурора была масса интересного: и много реальных фактов, и совершенно новые для этого дела оригинальные конструкции. Я остановился на первой же фразе потому, что она лучше всего иллюстрирует вывод, сделанный мной в результате многомесячного марафона выслушивания и изучения материалов этого дела. Я уверен, что оно формировалось по схеме, ставшей, к сожалению, привычной для нашего "правосудия".

В результате везения или усилий следователей находится след, задержаны первые подозреваемые. От них любым путем получают признательные показания. А дальше то ли всплывают нежелательные фигуранты, то ли становится лень, а скорее - и то и другое. И все оставшееся время коллективными усилиями все причастные органы стараются максимально упростить и выхолостить картину преступления. Втиснуть уже имеющихся фигурантов в запутанную сложную реальность. А если оно не втискивается, решают вопрос силовыми методами: запрещают, отказыватют, манипулируют и фальсифицируют.

Еще одна важная особенность подобных дел: показания свидетелей ценятся гораздо выше, чем бесстрастные вещдоки или документы. Эти материалы даже не удосуживаются выкинуть из дела, и они вопиют: все было не так или не совсем так. Но обвинению не важно - все равно прокатит. Дело об убийстве Бориса Немцова по сути держится на показаниях трех свидетелей: продавца Трапезина, уборщицы Исоевой и свидетеля убийства Молодых. Все они дали показания в пользу обвинения далеко не сразу: о Трапезине я уже сказал, Исоева начала опознавать фигурантов в июне 2015-го, а Молодых внезапно узнал "Дадаева" только в суде.


Повторю в сотый раз: это не означает, что никто из сидящих на скамье подсудимых не причастен к убийству. Это лишь иллюстрирует методы осуществления правосудия. А эта проблема мне кажется гораздо важнее того, сядет ли в тюрьму конкретный преступник. Этим бы надо было заканчивать. И тем не менее - продолжение следует. О том, как, по словам прокурора Семененко, следователи вышли на след и как она доказала вину отдельных подсудимых.



Реклама


Выбор читателей