.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/free/entries/174191.html
Также: | Персоны: Юрий Самодуров

в блоге 282-я: тенденции и личный опыт

Vip Юрий Самодуров (в блоге Свободное место) 02.02.2010

65
Реклама
.

Вопрос о 282 статье очень серьезный, непростой и «многосоставный». Я посмотрел, что есть в Интернете о 282 статье и случаях ее применения. Меня поразила невероятная активность и заинтересованность публики, число ссылок на вопрос о 282 статье УК - НЕСКОЛЬКО СОТ ТЫСЯЧ. К моему удивлению, множеством лиц (русскими националистами и православными - как они сами себя называют) статья 282 расценивается как русофобская, НАПРАВЛЕННАЯ ПРОТИВ РУССКИХ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ.

Другая, гораздо меньшая часть высказывающихся, воспринимает эту статью как антинацистскую, антирасистскую, но при этом тоже критикует и формулировки статьи, и практику ее применения.

Поэтому первое, что хочу отметить: столь разное понимание разными общественными группами смысла и задач применения 282 статьи УК является, возможно, САМОЙ большой и серьезной проблемой (независимо от того, коренится ли она в формулировке статьи, практике применения или взглядах тех, кто на эту тему высказался), от которой зависит все остальное. Разноречия по поводу понимания смысла, задач и практики применения 282 статьи УК, судя по интернету, настолько велики, что на вопрос, которым я невольно задался - «Может ли эффективно и единообразно применяться ст. 282 УК правоохранительными органами, если разные группы общества толкуют и понимают ее прямо противоположным образом?» - реалистический и честный ответ будет: «Не может».

Отсутствие консенсуса в понимании содержания и задач 282 статьи УК вытекает из отсутствия консенсуса в обществе и в среде работников юстиции по поводу оценки самих явлений, которые должны или не должны «подпадать» под 282 статью. Ограничусь несколькими примерами. Для меня самого, например, самоочевидно, что применение 282 статьи к членам мусульманской партии Хизб-ут-Тахрир, пропагандирующими и обсуждающими в своем кругу или даже за его пределами мирное и добровольное введение халифата и шариата для «мусульманских регионов», а может быть, и для всей России, это - политически мотивированные судебные процессы и приговоры за идеологическую деятельность, которая, если судить честно и объективно, неприятна и неприемлема и воспринимается как угрожающая 99,99% населения России, но, по-моему, никак не является уголовным преступлением. А ведь по 282 статье УК сегодня в России уже осуждены и отбывают наказание несколько десятков (видимо, около сотни) лиц, обвиненных в членстве в Хизб-ут-Тахрир, хотя никто из них не замешан (судя по приговорам) ни в совершении актов насилия, ни в одобрении каких-либо актов насилия, совершенных другими лицами. В моем понимании и понимании многих, эти лица являются узниками совести в чистом виде, так как они осуждены за пропаганду убеждений (очень архаичных и нелепых, по-моему), но ведь в убеждениях и действиях «хизб-ут-тахрировцев» нет ненависти и пропаганды и тем более актов насилия к тем, кто эти убеждения не приемлет.

В то же время все помнят, как совсем недавно работники милиции и прокуратуры всячески и почти демонстративно избегали квалифицировать по 282 статье УК многочисленные случаи убийств и избиений на улицах лиц неславянской внешности, выходцев из стран Средней Азии, Африки, Вьетнама и др., совершавшиеся явно намеренно и по мотивам (убеждениям) национальной ненависти, расизма, ксенофобии и реального политического экстремизма. Сейчас практика избегания правоохранительными органами применения 282 статьи в связи с подобными преступлениями вроде бы ушла в прошлое, но надолго ли это положение сохранится, неизвестно.

Поэтому мой ответ на вопрос «нужна или нет 282 статья УК» таков: на данном этапе властям, политикам, гражданским активистам, правозащитникам, адвокатам, журналистам необходимо открыто и прямо высказываться и обсуждать суть каждого применения (или необоснованного неприменения) 282 статьи УК - насколько применение этой статьи оправданно, насколько объективно следствие, насколько справедлив/несправедлив приговор и т.п.

Только публичное и постоянное обсуждение - но обсуждение квалифицированное - как можно надеяться, сдвинет в сторону консенсуса понимание содержания и задач применения 282 статьи, родит лучшее понимание ее недостатков и достоинств в глазах разных групп общества и сотрудников правоохранительных органов. Как бы ни комментировать и ни менять эту статью сейчас, существующие разноречия не позволят быстро и кардинально, и в заметной степени уменьшить разноречия в понимании содержания какой-либо иной редакции 282 статьи или того, что со временем может прийти ей на смену. То, что в УК открыто и честно должно быть сказано о преступлениях, совершенных по националистическим, расовым, ксенофобским мотивам, у меня почти не вызывает сомнений, ведь мотивы преступлений - существенная причина их совершения, и эти мотивы надо понимать и выявлять. По-моему, первый номер бюллетеня антифашистского «Комитета 19 января», который я читал, косвенно говорит в пользу этого мнения.

Что касается моего личного опыта, в связи с обвинениями меня и нескольких моих коллег по делам о выставках «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство-2006» в совершении преступления по ст. 282 ч. 2. Эти два судебных процесса дают много материала для обсуждения и понимания обществом - как возникают дела по 282 статье УК в случаях идеологических обвинений - по сути, обвинений в идеологическом диссидентстве. Дела о выставках «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство», по-моему, есть дела об идеологическом диссидентстве, и в этом отношении они подобны делу о пропаганде идеологии Хизб ут-Тахрир.

Обсуждение и понимание того, что же прокуратура и суд считают виной и доказательствами вины в подобных процессах, очень важно. Свидетели обвинения по делу о выставке «Запретное искусство» написали в своих показаниях и постоянно говорят суду о ненависти, которую они испытывают к организатором выставки, и о том, что выставка оскорбляет их религиозные чувства. Возникает вопрос: могут ли эти слова свидетелей обвинения (в части ненависти их слова, безусловно, искренни) быть единственным практически «доказательством» при обвинении людей в совершении уголовного преступления по ст.282? Оказывается, могут.

Хотел бы в связи с этим заметить, что в тексте самой 282 статьи УК есть, мне кажется, неточность (в формуле статьи говорится «о действиях, направленных на разжигание ненависти по признаку религии т.п.» вместо того чтобы говорить «о вызванных ненавистью действиях, причинивших ущерб достоинству личности, здоровью, имуществу потерпевших или работе учреждений или общественному порядку…»), которая очень на руку и следствию и прокурору, так как позволяет им не утруждать себя сбором и предъявлением доказательств фактов: действительно ли именно выставки «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство-2006» вызвали у кого-либо (и кого именно?) ненависть к православным верующим, действие которой они почувствовали на себе.


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама
Выбор читателей