.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/free/entries/175700.html
Также: НКО | Персоны: Анастасия Денисова

в блоге Если есть на свете рай, это - Краснодарский край

Vip Анастасия Денисова (в блоге Свободное место) 09.03.2010

120
Реклама

или Команда фас в мой профиль — 2

Как я писала в первом посте, против меня возбуждено уголовное дело по «использованию нелицензионного программного обеспечения» в служебных целях. Итак, действительно интересно, зачем напрягать уничтожением одной маленькой общественной организации и меня лично следующие органы:
налоговую инспекцию №1 по г. Краснодару,
управление федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю,
службу безопасности аэропорта г. Краснодара,
сочинскую таможню,
газету «Кубанские новости»,
УВД Западного округа г. Краснодара,
ОБЭП Западного округа г. Краснодара,
прокуратуру Западного округа г. Краснодара,
Ленинский районный суд г. Краснодара.
и это как минимум.

Создается впечатление, что ловят очень опасного преступника, не правда ли?

Чем занималась «ЭТнИКА»?

Более вегетарианской организации для Краснодарского края не придумаешь. «ЭТнИКА» не только стремилась работать с подростками из разных этнических групп, но и хотела это делать при поддержке власти. Сначала даже получалось: Уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае приезжал в наш Кубанский Молодежный Лагерь Толерантности (КаМеЛоТ), администрация г. Краснодара дала денег на следующий КаМеЛоТ, УВД Краснодара откликнулось на акцию «Пакет для мэра» и оперативно возбудило административные дела против тех, кто рисовал свастики перед 9 мая.
Проблемы начались в 2006 году после участия «ЭТнИКИ» в исследовании по иностранным студентам, кстати, при поддержке Уполномоченного по правам человека в РФ. На круглом столе в Краснодаре мы представили результаты фокус-групп, где получалось, что иностранные студенты кроме социальных вопросов сильно озабочены проблемами с милицией и своей безопасностью. Вместо конструктивного диалога получился скандал: по звонку чиновника из администрации города прямо на круглый стол приехал бывший иностранный студент, а ныне бизнесмен, который заявил, что проблем не было и нет. Чиновник подытожил: раз вы называетесь «ЭТнИКА», занимались бы этническими меньшинствами, а в дела иностранных студентов лучше не лезть.
С тех пор пошло-поехало: в 2007 году пришли сразу несколько проверок, в том числе, федеральной регистрационной службы, банка «Кубань кредит» и налоговой инспекции №1 по г. Краснодару. Проверка ФРС закончилась тоже скандалом, потому что вместо заявленных трех представителей пришли двое и ещё незаявленные работники администрации края и ГУВД с вопросами о зарубежных поездках и темах докладов. Проверка налоговой закончилась актом, признавшим неуплату налога на прибыль на сумму 140 тыс. рублей. Налоговая усмотрела в проведенном на пожертвование семинаре оказание коммерческих услуг. Два года понадобилось мне и юристу, чтобы обжаловать налоговый акт. За это время отказались от офиса, потеряли большинство членов и волонтёров. Участие в мероприятиях стало чисто символическим, потому что вся финансово-техническая база была потеряна.
В 2009 году арбитражный суд г. Краснодара и потом апелляционный арбитражный суд в Ростове-на-Дону вынесли решение о частичном удовлетворении нашей жалобы и признали, что более 90 тыс мы платить не должны. Еще полгода потребовалось, чтобы отзывать инкассовые поручения и снимать арест по счёта. Счет заработал только в декабре 2009 года.
Чем мечтали заняться дальше? Хотелось разработать экскурсию для школьников по Краснодару - городу, бывшему под оккупацией, и освобожденному от фашизма. Хотелось привести выставку в школы города о судьбе Анны Франк. Все это не нужно здесь, оказывается. Видимо, кому-то там виднее.

Чем занималась я?

С 2007 года, кроме изучения налогового и арбитражного процессуального кодексов и преподавания английского языка, я лично стала заниматься мониторингом. Узнав, что в крае работает сеть правовой помощи бывшим гражданам СССР, я стала работать с ПЦ «Мемориал». Будучи неравнодушной к проявлениям национализма, я начала вести мониторинг праворадикальной активности в крае (для центра «СОВА» при поддержке Администрации президента РФ). Потрясённая пролетавшими над моим домом военными самолётами в августе 2008 года, я не могла не откликнуться на миротворческую инициативу целого ряда достойных организаций начать хотя бы какой-то диалог между Грузией и Россией. Наверное, всё это, как и выступления на Совещаниях ОБСЕ и Совета Европы о роли молодежи в противодействии радикальному национализму, с точки зрения местных властей — страшные грехи, заслуживающие кары. И с августа 2009 года начались проблемы (denisova.yhrm.org) у меня лично: 6-часовые допросы, непродление контракта в институте, невылеты из аэропорта, обыски дома, угрозы и наконец уголовное дело со возможным заключением - на срок до 6 лет.

Кому и зачем это надо?

Так как со мной никто из представителей органов безопасности не пытался поговорить и разъяснить суть претензий, а представители некоторых краевых департаментов вместе со мной сидели и гадали, «кто и почему сказал фас», то остается только предполагать.
Может быть Вы оппозиционер?
Я к оппозиции принципиально не отношусь, считая, что правозащитник — это щит между властью и меньшинством, причем между любой властью и любым меньшинством, как это и задумывалось в декларации ООН. Ну не нужна власть правозащитнику. Хотя оппозицию вроде бы тоже сажать не очень правильно.
Может на западные гранты работаете?
Ни одного зарубежного гранта в «ЭТнИКЕ» не было, работали только с российскими фондами или благотворительными организациями.
Ну, может быть Вы сами не знаете, но Вас используют как шпиона?
Участвую только в официальных и публичных мероприятиях в России за границей. Я не шпион, честное слово.

Ну что тут ещё скажешь?

Отсюда предположение. Видимо, местная служба безопасности, вопреки здравому смыслу, объявила мне лично войну, не осознавая последствий для имиджа края.

В официальных отчётах о работе с НКО администрация края пишет о неких «недоговороспособных организациях и их руководителях», которые «на западные деньги» и «в условиях кризиса» могут инициировать массовые протестные акции. Что-то мне подсказывает, что меня именно к таким и причисляют. Власть и органы безопасности не спешат сами стать «договороспособными», приглашать на мероприятия, на заседания общественных Советов и Палат, слышать и обсуждать реальные проблемы (например признание нескольких сот людей, живущих в крае с 1988 года, гражданами России, как давным давно уже сделано в других регионах). Проще дискредитировать и уничтожить. Проще закрыть организацию, завести уголовные дела по контрафакту/экстремизму на руководителей.

Если предположение верно, то это крайне печально для Краснодарского края. Потому что ослепленные борьбой с правозащитниками, органы и власти не думают об ухудшении имиджа края: уже был запрос от Спецдокладчика ООН в МИД РФ о давлении на А. Денисову, уже была просьба Д.А. Медведева на заседании Президентского Совета предоставить ему подробную письменную информацию о ситуации, уже были несколько обращений УПЧ в РФ в местные органы, уже были интервью российским и иностранным СМИ. Зачем все это краю? Мне не очень понятно.

Так или иначе, мне боязно за себя и своих коллег — общественных активистов, правозащитников, адвокатов, берущихся за сложные дела, независимых журналистов, до сих пор не сваливших, а работающих в крае. Их всё меньше, большинство уехало в Москву или за границу.

И ещё. Я совсем не «борец с властью», мне это неинтересно. Я просто хочу работать, мне не нравится воспрянувший модифицированный нацизм в моем крае, мне жалко людей без прав, мне важно говорить о правах человека.


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама
Выбор читателей