.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/free/entries/178611.html
Также:

в блоге Антиэкстремистский террор

Vip Роман Качанов (в блоге Свободное место) 03.06.2010

198
Реклама

Когда разрабатывали и принимали закон «О противодействии экстремистской деятельности», все приличные люди предупреждали, что понятие экстремизма, изложенное в нем, слишком широко и под него подпадают правомерные действия, связанные с реализацией гражданами их свободы мысли и слова.

Приняли. Теперь пожинаем плоды. Экстремистом может быть признан любой инакомыслящий. И не просто признан, но и посажен за это на нары. Далеко ходить не надо: Алексей Никифоров, Ирек Муртазин, Борис Стомахин и многие другие честные, законопослушные, но – вот досада - инакомыслящие граждане.

Экстремистскими по закону можно признать (и на практике признаются) целые общественные объединения, а их члены в силу статьи 282.2 УК автоматически превращаются в преступников. Напомним, что даже когда была ликвидирована Национал-социалистическая рабочая партия Германии, в Нюрнберге судили только высшее руководство этой партии, и то не просто за членство в ней, а за конкретные преступления.

Теперь судят за «участие в деятельности». Совершенно расплывчатое понятие, под которое можно подвести любые правомерные действия. Вымыл пол в квартире небезызвестного Эдуарда Савенко – преступник. Ведь наши прокурорские без труда докажут, что сделано это было от имени НБП. Да и доказывать ничего не надо. Как написано в кассационном определении Свердловского облсуда по делу Никифорова, «состав оконченного преступления налицо с момента совершения любого действия участника в общем русле деятельности запрещенной организации, в данном случае «Национал-большевистской партии». Слышите? «Налицо», да еще и в «общем русле». Единственное, что здесь действительно «налицо», так это возродившаяся традиция объективного вменения. Не надо доказывать устойчивую связь с организацией; не надо доказывать, что выполнял «партзадание»; не надо доказывать, что действия носили неправомерный характер. Все, что следует доказать, - это что действовал «в общем русле» НБП. А кто из оппозиционеров не действует «в общем русле» НБП? Все действуют, даже те, кто эту организацию в гробу видал.

Вы проводите митинги и всякие там собрания, пикеты? Проводите. НБП тоже проводит. Значит, вы действуете «в общем русле» НБП, следовательно, участвуете в ее деятельности. Раздаете листовки? Раздаете. Транспаранты-растяжки вывешиваете? Бывает. Да и на заборах иногда всякую «дрянь» пишете, что уж греха таить. Значит, действуете «в общем русле» НБП. Выясняется, что вы нацбол. И не надо говорить, что вы никогда не читали книжек Эдуарда Лимонова, что вы вообще не сторонник этой идеологии. «Действовали в общем русле НБП?» - спросят вас в суде. «Получатся, что действовал», - ответите вы. «Значит, езжай, дорогой, в Ивдель, в 62-ю колонию, на одни нары с Никифоровым», - скажет вам добрый служитель женщины с завязанными глазами и коромыслом в руках.

А теперь литература. Как же без нее? Бог троицу любит. Людей признаем экстремистами, организации признаем экстремистскими - и литературу тоже будем признавать! Главное – найти нужных экспертов, полностью преданных режиму и способных обосновать, что белое – это черное. А если не найдем признаков разжигания религиозной, национальной, расовой розни, то пропаганду социальной розни всегда можно найти. Что такое социальная рознь, никто толком не знает. Я, например, ни в одном заключении никогда не видел, чтобы эксперт дал определение этому понятию. А ведь правда - зачем? Тогда трудно будет развести это понятие с элементарной критикой власти. А ведь формально еще никто не отменял право критиковать.

Нет! Лучше будем использовать понятие, значения которого мы не понимаем, – здоровее будем. Будет легче жить. Можно будет с легкостью писать, как милицейский философ – тайный филолог Павел Суслонов, что листовка Лимонова и Прилепина «Обращение к милиции» «направлена на деморализацию личного состава работников органов внутренних дел». А они, оказывается, защищают права граждан. Слышите? Защищают! (Повторяйте это каждый день на ночь как мантру – глядишь, поверите.) А следовательно, заключает заботливый Суслонов, «Обращение к милиции» направлено на нарушение прав граждан. Действительно, призывы не разгонять мирные выступления и не бить своих же сограждан по почкам крайне способствует нарушению прав граждан. Видимо, «деморализованные» именно этим текстом омоновцы 31 мая в очередной раз людей лупили дубинками на глазах у беспомощных уполномоченных по правам человека в России и Москве.

И вот 1 июня сего года Кировский районный суд в лице «многоликого» судьи Дмитрия Ишенина признал экстремистскими и эту листовку, и еще несколько безобидных листовок и статеек про ситуацию вокруг кризиса и о проблемах российского студенчества. Решения ждать долго не пришлось: от силы минут пять за дверью кабинета судьи. По всей видимости, решение было написано заранее, если не спущено сверху.

Очевидно, что под благовидным лозунгом борьбы с экстремизмом государство проводит террор против собственного народа, причем в лицемерно-циничной форме - якобы следуя нормам демократической Конституции 1993 года, запрещающей разжигание различного рода розни.


Материалы по теме
01.06.2010 статья Валерия Новодворская: Ах, не досажали, не дожали →
28.05.2010 статья Дмитрий Шушарин: Прочностные испытания →
06.04.2010 статья Александр Скобов: Статья по мотивам →
01.02.2010 статья Лев Рубинштейн: Вари сосиски →
23.11.2009 статья Станислав Белковский: Экстремление к идеалу →
30.10.2009 статья Софья Болотина: "Э" оборотное что дышло →

Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама
Выбор читателей