О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/free/entries/189465.html

в блоге Памяти Елены Боннэр

Vip Павел Литвинов (в блоге Свободное место) 23.06.2011

235
Реклама

18 июня 2011 года после продолжительной болезни в возрасте 88 лет ушла из жизни выдающаяся общественная деятельница, правозащитница, вдова академика Андрея Дмитриевича Сахарова Елена Георгиевна Боннэр.

Елена Боннэр (друзья называли ее Люся) родилась 15 февраля 1923 года в Туркменистане. Ее отец, Геворк Алиханов, был расстрелян советскими палачами в 1937-м. Мать, Руфь Боннэр, провела многие годы в советских тюрьмах и лагерях.

Войну Люся провела на фронте санитаркой и медсестрой, была ранена и получила правительственные награды за героическую службу. Годы спустя она написала, что военный опыт научил ее уважать все народы и быть терпимой ко всем религиям. Самое отвратительное учение, писала она, – это учение о превосходстве одних наций над другими.

После войны Люся поступила в медицинский институт, стала врачом. В 60-е годы она становится активным участником диссидентского движения, подписывает письма протеста против преследований людей за их убеждения. Можно особо отметить ее роль в Хельсинкском движении и помощь в передаче на Запад лагерных дневников Эдуарда Кузнецова. В этот период она познакомилась с Андреем Дмитриевичем Сахаровым, за которого вышла замуж в 1971 году. Они прожили вместе до смерти Сахарова в 1989 году. Их глубочайшая любовь друг к другу была очевидной для любого, кто видел их вместе.

Небольшая московская квартира Елены Георгиевны и Андрея Дмитриевича была открыта для всех - не только для друзей и просто знакомых, но и для каждого, кто готов был «засветиться» и прийти туда, чтобы рассказать о произволе советских властей, о преследованиях инакомыслящих, пытках в лагерях и психушках. Эта квартира всегда была полна людьми - протестующими крымскими татарами, евреями-отказниками, диссидентскими активистами и западными корреспондентами. Об этой квартире КГБ специально докладывал в Политбюро, Люсе угрожали арестом и лагерем. Про нее распространяли гнусные антисемитские сплетни, пытались объяснить общественную деятельность Сахарова ее «сионистским» влиянием.

В 1980 году Сахарова арестовали и сослали в Горький, куда вместе с ним добровольно поехала и Люся (позднее ее пребывавние там было "оформлено" как ссылка). Чтобы не исчезнуть и не погибнуть в изоляции, защитить от преследования свою семью, Сахаров проводит мучительные голодовки.

Сахаровы вернулись в Москву в 1986 году по личному распоряжению Горбачева. Момент их возвращения из ссылки символизировал подлинное начало перестройки. Последние годы жизни Сахарова прошли в беспрерывной работе - в попытках укрепить наметившиеся демократические перемены в Советском Союзе. После смерти Андрея Дмитриевича Люся продолжает общественную деятельность, добивается открытия музея и общественного центра Сахарова, пишет многочисленные статьи и письма с критикой постсоветского развития России и других бывших республик СССР. Её здоровье к этому времени ухудшается, ей приходится проводить все больше времени на лечении, сперва в Москве, а потом в Бостоне. Несмотря на это, она пишет и публикует две автобиографические книги, редактирует и разбирает архивы Сахарова, встречается со многими крупными общественными деятелями Запада, пытаясь убедить мир, что едва успевшая родиться российская демократия превращается под властью Путина в авторитарный режим, все больше напоминающий Советский Союз.

Ее энергии и работоспособности хватило бы на много жизней. При этом она была страстной и любящей дочерью, матерью, бабушкой, а последнее время и прабабушкой.

Мы посылаем нашу любовь и сочувствие ее детям Тане и Алеше, а также многочисленным внукам и правнукам Елены Георгиевны и призываем всех удивляться и восхищаться трудной и замечательной жизнью Елены Георгиевны Боннэр.


Материалы по теме
19.06.2011 статья Илья Мильштейн: Смерть на фоне любви →
22.06.2011 в блоге Александр Винников: Памяти Елены Георгиевны Боннэр →
21.06.2011 в блоге Роман Казанцев: "Она так ненавидела эту страну..." →
20.06.2011 в блоге Сергей Лукашевский: На смерть Елены Боннэр →
20.06.2011 в блоге Андрей Юров: Памяти Елены Боннэр →

Комментарии
Vip ivankovalev, 08.07.2011 19:58 (#)
389

Памяти Елены Боннэр

С задержкой "по техническим" привожу письмо о Елене Георгиевне вместе с личными откликами на него которые присылали желавшие присоединиться.
"Всехняя Люся"
Так прозвали ее узницы АЛЖИРа (Акмолинский лагерь жен изменников родины) где сидела ее мама Руфь Григорьевна и которым она, Елена Геооргиевна, Люся, посылала посылки, притворяясь то сестрой, то племянницей, то еще кем из родни чтобы скудные посылки эти дошли до адресатов (повзрослев, она также непринужденно стала "тетей" "самолетчикам"). Она не щадила себя когда вытаскивала раненных из под обстрела, когла слала посылки эти, когда не считала часов спасая недоношенных новорожденных, когда основала фонд для детей политзаключенных, когда, рискуя жизнью и свободой, говорила правду в стране лжи.
Елена Георгиевна была женой, любовью и другом Андрея Дмитриевича Сахарова, но никогда - его тенью. Поэтому ее голос не умолк и после смерти Сахарова.
Страстная, горячая натура (южная кровь), она прямо говорила о своих привязанностях и неприязнях. Ее темперамент, смелость, искренность, ее тепло не раз помогали многим. Она стала частью жизни каждого из нас, ее друзей. Этого смерти не вычеркнуть. Она и в самом деле стала "всехняя", Елена Георгиевна Боннер. Такой она и останется в нашей памяти.
Иван Ковалев
Татьяна Осипова (Ковалева)
Юрии Ярым-Агаев
Юлия Пессина
Игорь Абрамович
Саша Абрамович
Mихаил Казачков
Аркадий Полищук
Павел Литвинов
Юла Закс
Aрина Гинзбург
Ирина Корсунская
Владимир Буковскии
Юрии Федоров
Габриэль Суперфин
Сима Мостинская
Александр Лавут
Татьяна Лавут
Татьяна Турчин
Владимир Кронрод
Августа Романова
Люба, Анна, Виктория Мурженко
Вера и Игорь Коган
Ирина Грибанова
Александр Грибанов
Наталья Горбаневская
Людмила Зорин ( Кац )
Эдуард Кузнецов
Лариса Герштейн-Кузнецова
Вячеслав Бахмин
Aндреи Григоренко
Маша и Настя Подъяпольские
Зиновии Антонюк
Март Никлус
Ирина Гривнина
Владимир Неплехович
Маша Неплехович
Яна Неплехович
Ирина Лащивер
Ида и Аба Таратута
Аарон Шпильберг
Александра Певзнер
Борис Штуль
Павел Цимберов
Александр Шатравка
Марта и Павел Абрамович
В. Залмансон
Нина Гертселевич-Шимановскии
Роальд и Галия Зеличенок
BLOG-LIKE Messages that could/should be added
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++
I wish to express my deep sorrow on the passing of the truly amazing women -Elena Bonner.
She was blessed with rare courage, strong believe in Goodness and with the gift of Love.
I will miss you spark, Elena Bonner.
God bless your soul.
Nina Gertselevich-Simanovsky.
+++++++++++++++++++++
The same feelings.
Best regards to Sergey A. Kovalev.
W.Zalmanson
+++++++++++++++++++++++++
Первые пятьдесят два года своей жизни вплоть до 1978 года, когда просле 10 лет в «отказе» моя семья и я получили выездную визу на выезд из Советского Союза, я прожил в Ленинграде. Все это трудное время смелое противостояние Андрея Дмитриевича Сахарова и Елены Георгиевны Боннер давлению советской системы придавало сил и вселяло надежду на успех в повседневной борьбе и мне, и многим из наших друзей по «отказу». После развала СССР Елена Георгиевна продолжала отстаивать справедливость и права человека как у себя на родине, так и в других частях мира. Память об этой замечательной женщине навсегда сохранится в наших сердцах.
Павел Цимберов
Мичиган, США
++++++++++++++++++++++++++
Мы, Александра Певзнер и Борис Штуль, как и многие другие, не были лично знакомы с Еленой Георгиевной и Андреем Дмитриевичем, но через самиздат знали о них и о их деятельности. Эти люди определяли наш образ мыслей и образ мыслей несколькиз поколений людей.
Светлая им память.
++++++++++++++++++++++++++++++++++
Мы, Ида и Аба Таратута, с болью в сердце подписываем это письмо.
С 1988 года мы живём в Израиле, но о своем желании на репатриацию мы заявили в 1973 году.
Все 15 лет, живя в Ленинграде, мы боролись за выезд из Советского Союза.
К сожалению, мы не были лично знакомы с Еленой Георгиевной и Андреем Дмитриевичем, но, конечно, знали об их благородной деятельности, которая косвенно послужила достижению и наших личных целей.
Светлая им память.
++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Подписываю это письмо и вспоминаю моё посещение в Москве квартиры
Андрея Дмитриевича и Елены Георгиевны где-то в августе - сентябре 1973
г.
Отсидев 3 года в соответствии с приговором по Рижскому
антисионистскому процессу 1971 г., я вернулся в Ригу и пытался подать
заявление на выезд в Израиль, где уже находились мои жена и 2 дочери.
Документы принять у меня отказались, и стало ясно, что выпускать меня
не собираются.
Я поехал в Москву, остановился у Володи и Маши Слепаков и советовался
с ними. Они сообщили мне номер телефона академика Сахарова.
Приняли меня вместе Андрей Дмитриевич и Елена Георгиевна. Я привёз с
собой заявление, суть которого была такова: требую, чтобы меня
выпустили в Израиль, поскольку судебный приговор осудил меня на три
года заключения, но не на дальнейшее пребывание в СССР и насильственное
ношение советского гражданства. Андрей Дмитриевич
наложил резолюцию (цитирую по памяти): "Гражданские права
А.А.Шпильберга серьёзно нарушены, и я призываю выпустить его к семье".
Содержание моего заявления и резолюцию А.Д. Сахарова в тот же день я продиктовал по телефону в Израиль.
Светлая память этим двум замечательным людям.
Аарон Шпильберг
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
She deserves memorials in Washington, Jerusalem and Moscow. She was truthful without "political correctness" and that is the reason she was not prominent in the Western press as much as she should have been.
BTW I didn't know that friends called her Lusia.
May the Lord keep her by his side.
Moshe
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Я, Роальд Зеличенок, бывший политзэк, и моя жена Галия подписываем это скорбное письмо.
Мы виделись с Еленой Георгиевной и Андреем Дмитриевичем в 1987 г. после того, как я, как и другие политзэки, входившие в так наз. Сахаровский список, был выпущен из заключения. На пути из Казахстана в Ленинград я остановился в Москве на один день. Кто-то из встречавших на вокзале спросил, нет ли у меня какого-нибудь специального пожелания на этот день, и я сказал, не задумываясь: «Поговорить с Сахаровыми». И – свершилось: нас привели в ту знаменитую квартиру на улице Чкалова!
Через семь лет удалось еще раз немного поговорить с Еленой Георгиевной – на конференции в Иерусалиме, посвященной 20-летию принятия знаменитой поправки Джексона – Вэника. Елена Георгиевна выглядела очень уставшей…
В последние годы Елена Георгиевна не раз выступала в защиту Израиля, который превратился в объект травли со стороны псевдо-борцов за права человека. Мы все ей очень благодарны за это.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама


Выбор читателей