.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/free/entries/198481.html

в блоге Девять лет со дня ареста Алексея Пичугина

(в блоге Свободное место) 19.06.2012

27474

Девять лет назад, 19 июня 2003 года, был арестован начальник отдела экономической безопасности "ЮКОСа" Алексей Пичугин. Это событие положило начало уголовному преследованию нефтяной компании Михаила Ходорковского и в конечном итоге ее уничтожению. Дело "ЮКОСа" стало пробным шаром, командой "фас", после которой вся следственно-судебная система нашей страны заработала в особом режиме. Теперь по неустановленным времени, месту и обстоятельствам – это формулировки из приговора Алексею Пичугину – можно приговаривать любого к десяткам лет лишения свободы или даже к пожизненному заключению.

Алла Пичугина с портретом сына на "Марше миллионов" 6 мая 2012 года. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Алла Пичугина с портретом сына на "Марше миллионов" 6 мая 2012 года. Фото Веры Васильевой, HRO.org

О судьбе жалоб, направленных Алексеем Пичугиным в Европейский суд по правам человека, а также о том, собирается ли он просить помиловании и как относится к возросшей активности гражданского общества, я беседовала с адвокатом Московской городской коллегии адвокатов, сотрудником Центра содействия международной защите Ксенией Костроминой.

Ксения Костромина. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Ксения Костромина. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Алексей Пичугин был первым в деле "ЮКОСа" – первым арестантом, первым подвергнувшимся жестокому обращению за решеткой (вспомним "разведдопрос" 14 июля 2003 года в СИЗО "Лефортово" с применением психотропных средств) первым осужденным. И первым, кто обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. Но хотя его первая жалоба была коммуницирована в 2007 году, а подана еще в 2003-м, до сих она пор не рассмотрена по существу.

Как пояснила Ксения Костромина, в регламенте Европейского суда не существует предельных сроков рассмотрения жалоб.

"Если говорить конкретно об Алексее Владимировиче Пичугине, мы, его адвокаты, подавали две жалобы в Страсбург: на нарушения прав нашего подзащитного, допущенные в рамках его первого и второго уголовного дела. Первую жалобу, касающуюся дела по обвинению в организации убийства Ольги и Сергея Гориных, покушений на Виктора Колесова и Ольгу Костину, в 2007 году Европейский суд признал приемлемой, задал нам и представителям Российской Федерации вопросы и получил ответы. Что касается второй жалобы, связанной со вторым уголовным делом Алексея Пичугина, то она была подана в 2007 году и на данный момент еще не коммуницирована.

Я и мои коллеги надеемся, что после вынесения Большой палатой решения по "корпоративной" жалобе компании "ЮКОС" Европейский суд приступит к рассмотрению всех остальных юкосовских дел, в том числе дела Алексея Пичугина. Мы понимаем, как ждет этого его мама... Но пока у нас нет информации, когда это произойдет".


И все-таки столь затянувшаяся пауза непонятна. Ксения Костромина теоретически не исключает возможности того, что в отношении жалоб руководителей и сотрудников "ЮКОСа" в Европейском суде включены механизмы торможения. Впрочем, информацией о фактах такого влияния России на суд она не обладает.

Как известно, Страсбург не признал, что при аресте и содержании под стражей Михаила Ходорковского в отношении него была нарушена статья 18 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В связи с этим Владимир Путин недавно заявил, что в деле экс-главы "ЮКОСа" Европейский суд не нашел политических мотивов.

Между тем, как напомнила Костромина, в практике Европейского суда это крайне редкая статья. При рассмотрении Страсбургом жалоб на Российскую Федерацию она была признана нарушенной только в деле Владимира Гусинского. Было установлено, что Гусинский преследовался в уголовном порядке не за те преступления, которые ему были вменены, а с тем, чтобы принудить его отказаться от активов, которыми он владел. То есть уголовное преследование использовалось с иной целью, нежели предусмотрено законом.

Что касается обеих жалоб по делу Алексея Пичугина, то в них у его адвокатов другие приоритеты. В частности, основной вопрос второй жалобы – нарушение статьи 6 Европейской конвенции ("право на справедливое судебное разбирательство").

Однако признание Страсбургом фактов нарушения в ходе судебного разбирательства на национальном уровне статьи 6 и последующая отмена приговора Президиумом Верховного суда РФ – это лишь первый шаг к восстановлению справедливости. Необходимо обеспечить, чтобы повторный судебный процесс не повторил недостатков предыдущего.

Как признает Ксения Костромина, механизмов, которые гарантированно обеспечивают это, не существует. Тем не менее повторное судебное разбирательство – это шанс восстановить справедливость, пусть и небольшой, с учетом известных проблем российской судебной системы.

"Если же в ходе повторного судебного разбирательства вновь нарушаются права подсудимого, то в Европейский суд подается новая жалоба", – добавила юрист.

Недавно в обществе обсуждался список из нескольких десятков фамилий людей, которых протестующие на Болотной площади считают политзаключенными. Он был передан тогдашнему президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой помиловать осужденных, среди которых есть и Алексей Пичугин. В свою очередь, Медведев ответил, что не может помиловать человека без его личной просьбы. Однако Алексей Пичугин не стал просить о помиловании.

"Алексей Владимирович никогда не рассматривал вопроса подачи прошения о помиловании, потому что, по его мнению, помиловать можно того, кто виноват. Наш подзащитный настаивает на своей невиновности, непричастности к вмененным ему преступлениям и намерен добиваться своего полного оправдания в суде", – сказала Костромина.

Также бывший сотрудник "ЮКОСа", вопреки утверждениям, прозвучавшим на одном из телеканалов, не намерен добиваться смягчения условий своего пребывания за решеткой.

"Возможно, эта информация основывается на положениях Уголовно-исполнительного кодекса. Согласно этим нормам, осужденные к пожизненному лишению свободы через десять лет заключения при отсутствии взысканий переводятся со строгого режима на обычный. Поскольку Алексей Владимирович отбыл под стражей уже девять лет, то в следующем году, если ситуация никак не изменится, к нему должно быть применено это правило. Это общее правило, предусмотренное законом. Алексей Пичугин отбывает наказание на общих условиях и никакими привилегиями по сравнению с другими осужденными не пользуется", – прокомментировала ситуацию Костромина.

Надежды на положительные изменения в своей судьбе, по словам Ксении Костроминой, Алексей Пичугин связывает с происходящими в нашей стране:

"Ему пишет очень много сочувствующих людей. Наш подзащитный надеется, что возросшая гражданская активность означает позитивные перемены как в нашем обществе в целом, так и в судьбах несправедливо осужденных в частности".

* * *

Ксения Костромина о порученной Медведевым Генпрокуратуре проверке приговоров Пичугину и другим политзекам, в которых ведомство не нашло правонарушений:

"Проверять законность приговоров, которые уже вступили в силу, поручено Генпрокуратуре, которой защита неоднократно указывала на различные нарушения, но она их во внимание не принимала".

РАПСИ, 5 марта 2012 г.

Владимир Переверзин – бывший заключенный, сотрудник "ЮКОСа":

"В нашей стране кому угодно могут предъявить чудовищные, самые немыслимые обвинения и бездоказательно осудить, как и произошло с Пичугиным".

Пресс-центр Михаила Ходорковского, 1 апреля 2012 г.

Алексей Пичугин о возросшей гражданской активности российского общества:

"Верю в скорые добрые перемены. Дай Бог!"

Из письма из-за решетки

Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке:

"По действующим нормам, которые содержатся в указе президента, утверждающем положение о помиловании, ходатайство писать надо. Однако, согласно Конституции, у президента есть право на помилование граждан, и ничего дополнительного для этого не требуется... Те, кто ничего не совершал, не должны каяться. Это требование унижает человеческое достоинство и противоречит Конституции".

Forbes, 21 марта 2012 г.

Ученый и бывший политзаключенный Игорь Сутягин о своем сокамернике:

"Вот это вот, кстати, здорово запомнилось – рукопожатие и эта открытая, добрая, честная и чистая какая-то улыбка, я почему-то именно таким Алексея и запомнил. Не лицо, не образ даже – а вот какое-то чувство открытой доброй улыбки..."

Васильева, Вера. Алексей Пичугин – пути и перепутья (биографический очерк). – Прага: Human Rights Publishers, 2011.

Справка:

Алексей Пичугин был арестован 19 июня 2003 года.

В рамках первого дела он был признан виновным в организации (якобы в интересах компании "ЮКОС") убийства в 2002 году тамбовских бизнесменов Сергея и Ольги Гориных. А также в 1998 году – покушения на главу управления по общественным связям мэрии Москвы Ольгу Костину и разбойного нападения и покушения на управляющего компании "РОСПРОМ" Виктора Колесова.

Трупы предполагаемых жертв, супругов Гориных, обнаружены не были. Виктор Колесов и на следствии, и на суде неоднократно повторял, что не считает себя жертвой Пичугина. И вообще сомневался в том, что его кто-то хотел убить. В свою очередь, версия о причастности "ЮКОСа" к взрыву на лестничной клетке в доме родителей Ольги Костиной появилась только спустя почти пять лет после события. При этом она противоречит фактическим обстоятельствам по делу. А у Ольги Костиной случился карьерный взлет.

В рамках второго дела Алексей Пичугин был признан виновным в организации убийств в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской торговой фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой, а также организации покушений в 1998 и 1999 годах на управляющего австрийской компании "Ист Петролеум Ханделс" Евгения Рыбина. По версии гособвинения, поддержанной судом, Алексей Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента "ЮКОСа" Леонида Невзлина.

Все показания свидетели от прокуратуры по этому делу давали с чужих слов. Впоследствии осужденный Геннадий Цигельник, один из главных "козырей" обвинения, отказался от своих показаний против представителей "ЮКОСа", заявив, что оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры в обмен на поблажку в сроке наказания. Но его обманули.

Приговорен к пожизненному лишению свободы. Удерживается в колонии ФКУ ИК-6 г. Соль-Илецк Оренбургской области, известной также под названием "Черный дельфин".

Ни по одному пункту обвинений Алексей Пичугин своей вины не признал.


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама
Выбор читателей