О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/pages/307.html.html?q=user%252fregister
:

В идее патроната нет ничего ужасного

Vip Женя Снежкина (в блоге Свободное место) 01.10.2012

309

Как сказал по другому поводу Михаил Жванецкий: «Кто-то один вскочил, выскочил, и все забегали...». Вот ровно так же развивается ситуация вокруг обсуждения в первом чтении закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». Проще – закона о патронате. В основном крики «спасите, помогите», когда речь заходила об этом законе, до недавнего времени раздавались со стороны противников ювенальной юстиции, большинство которых находится среди «православной общественности». Но вот после первого чтения законопроекта в Думе волна тревоги захлестнула социальные сети. Кругом кричат «Не надо! Сделайте так, чтобы такого закона вообще не было!».

Мне хотелось бы напомнить буквально пару случаев, которые еще несколько лет назад вызывали точно такое же «волнение в сетях». В 2010 году в городе Колпино Ленинградской области случилась трагедия: у Веры Камкиной, матери-одиночки, жившей с четырьмя детьми в коммунальной квартире, отобрали детей. Камкина не была ни алкоголичкой, ни наркоманкой, она была просто бедной женщиной, которая могла работать только от случая к случаю, так как у нее на руках был маленький ребенок. В один прекрасный день в комнату к Камкиной нагрянул сотрудники органов опеки, посмотрели, как живут дети, остались недовольны тем, что увидели, и забрали детей. Матери были инкриминированы «антисанитарные условия жизни детей», которые выражались в беспорядке, а также огромный долг за коммунальные услуги. Камкина была временно ограничена в родительских правах. Ситуацию разруливал лично Павел Астахов. Кстати сказать, закончилась та история благополучно: власти города выделили Камкиной трехкомнатную квартиру и вернули детей. Другое дело, что мало кого из чиновников волновало что пережили дети, которых внезапно оторвали от матери.

Вторая история случилась в том же 2010 году в Воронеже. Суд Левобережного района Воронежа ограничил 46-летнюю Людмилу Буганову в родительских правах, а ее дочь Ларису постановил передать в интернат. Судья посчитал, что женщина-инвалид, которая состоит на учете в психоневрологическом диспансере и получает около 5 тысяч рублей пенсии, не может должным образом заниматься воспитанием девочки. Чтобы не отдавать ребенка, мать срочно спрятала девочку у родственников. Опять приехал Павел. Астахов и разруливал конфликт между органами опеки (претензии все те же – не отремонтированная квартира, беспорядок, бедность) и матерью «вручную». История Бугановых вызвала большой общественный резонанс. Многие воронежцы стали помогать маме и дочке вещами, продуктами, собрали деньги на ремонт. Через полгода Левобережный районный суд отменил в отношении Людмилы Бугановой ограничение в родительских правах. Ура.

Еще раз. Обе женщины не представляли опасности для своих детей, но у них были проблемы, с которыми они без посторонней помощи не справлялись или справлялись неважно. В обоих случаях у органов опеки не было иного способа решить проблему кроме как отобрать детей. Не было никакого другого законного способа. И вот теперь закон о социальной помощи в Думу внесен. Он существенно расширяет репертуар помощи со стороны органов опеки (по замыслу авторов закона, эти органы должны стать менеджером, который бы координировал помощь неблагополучным семьям), а не тупо сразу отбирал ребенка. Помочь можно много чем – отремонтировать квартиру, составить «дорожную карту» погашения долгов по коммунальным платежам (кто не помнит - за это сейчас выселяют и продают часть собственности в счет оплаты долга) и договориться с коммунальными службами, помочь собрать необходимые бумаги для получения материальной помощи, договориться со школой о том, чтобы ребенок мог обедать в школьной столовой... да много чего еще. Это только часть, так сказать, материальная. Что же касается психологической поддержки таких семей, то она тоже временами бывает необходима. Повторюсь, на сегодняшний день ответом на все эти проблемы является только изъятие детей органами опеки из семьи. Законопроект предлагает больше вариантов. Более того, документ находится в русле решений Европейского суда по правам человека, который считает, что до изъятия детей из семьи государство должно приложить все усилия для того чтобы этого не произошло.

Другое дело, что законопроект содержит крайне размытое определение показаний для назначения патроната. Что значит «нормальное воспитание и развитие»? Кто определил норму? Сотрудники органов опеки? Помнится, сотрудницу опеки крайне напрягло, что у меня дома не было кровати или дивана, а на полу лежал икеевский матрас. С ее точки зрения это было ненормально. Я, конечно, тогда отбрехалась красивыми словами «ориентал-стайл» и «фэншуй», а также жалобами на больную спину, но сотрудница (замечательная, она очень мне помогла) все равно смотрела на матрас с недоверием, потому что с ее точки зрения этот предмет мебели был не «как у людей».

Но боюсь, что эта самая «норма» - родовая травма всего российского законодательства о детях, так как оно целиком, а не только в этом проекте закона строится на представлении о существовании некой нормы, которой желательно придерживаться. У этого явления есть свои исторические корни, и не только российские. Я сейчас не могу дать детальный исторический экскурс. Скажу только, что «норму» до сих пор найти никому не удалось. Вообще никому.

Да, разумеется, необходимо концептуально менять российское законодательство о детях, и, разумеется, необходимо бороться с практикой изъятия детей и семей на основании произвольного понимания чиновниками понятия нормы. Необходимо, конечно же, вносить в существующий законопроект конкретизирующие поправки. Но вот повода кричать «караул!» не вижу.


Государство и оппозиция

Vip Павел Шехтман (в блоге Свободное место) 29.09.2012 | Re: Ганапольский и Латынина

450

Волею судеб я уже скоро два месяца проживаю в небольшом древнем городке, когда-то столице удельного княжества, а ныне райцентре, - будучи отрезан от Интернета и прочих благ цивилизации. И, в общем, не жалуюсь. Обитатели средневекового кладбища, которое мы раскапываем, интересуют меня гораздо больше, чем приключения гудковского мандата и прочие проблемы современных политических мертвецов. Поэтому, когда несколько дней назад я прочитал в «МК» статью Матвея Ганапольского, а в «Новой газете» - статью Юлии Латыниной, я лишь усмехнулся. Однако статьи эти настолько показательны, что в конце концов я был просто вынужден их подробно проанализировать.

И Ганапольский, и Латынина - интеллектуальные лидеры движения так называемого креативного класса. Оба они рефлексируют над тупиком, в котором оказалось это движение - в том числе из-за их собственных действий и использования прокламируемых ими средств и методов. Что же они пишут?

Юлия Латынина прямо начинает с констатации, что митинговое движение зашло в тупик. Как это ни удивительно, но Путин и аггелы его не расточились яко дым при виде заполненных народом площадей, скандирующих «Путин - вор, Путин - вон!» и «Жулики и воры, пять минут на сборы!». И Латынина указывает оппозиции новые пути и ставит перед ней новые задачи. В странах демократических, говорит она, оппозиция сидит в парламенте, в странах недемократических - принимает на себя функции государства. Как, например, даосские тайные общества в Китае эпохи восстания «желтых повязок» и ХАМАС с ее системой социальной поддержки.

Как хотите, а что-то в этом есть. Список, приведенный Латыниной, короток, но его можно и продолжить. Рабочая партия Курдистана, ИРА, а ранее - Фронт национального освобождения Алжира и Армия Крайова, и т.д. Все эти оппозиционные организации создали весьма эффективную систему «параллельного государства». И потребовалось для этого совсем немного - всего лишь... присвоить ключевой атрибут всякой политической власти. А именно - систему организованного насилия. А уж обладая аппаратом насилия, ничего не стоит исполнять все прочие государственные функции: диктовать правовые нормы, творить суд, формировать бюджет путем сбора налогов и т. д., и т. п. Так что же, Юлия Латынина предлагает нашей оппозиции взять за образец Абдуллу Оджалана, сформировать сеть боевиков и сделать своим гимном песню французских партизан: «Эй, убийца! Пулей и ножом - бей быстро! Эй, саботажник! Осторожней с твоим грузом: динамит!»? Ну нет, так далеко Юлия Леонидовна не идет. Она всего лишь предлагает «креативному классу» поголовно податься в дворники и следить за правильным расходованием на местах средств, выделяемых на благоустройство дворов. Нет, совершенно серьезно.

Юлия Леонидовна - женщина хорошо образованная, но как-то специально для этого случая напрочь забывает самую суть и самое содержание понятий «оппозиция» и «государственная власть». Ибо политическая оппозиция есть группа, отстраненная от политической власти и борющаяся за овладение оной. Политическая же власть предполагает прежде всего институционализированное насилие. Иными словами, оппозиция — это такие чуваки, которые борются за овладение аппаратом насилия. (Не обязательно лично для себя, но обязательно для своей социальной группы.) Овладеть же аппаратом насилия оппозиция может двумя путями: 1) путем демократических процедур (в условиях наличия реальной демократии) и 2) путем силового отстранения от власти правящей группы. Для осуществления же сего последнего необходимо нейтрализовать подчиненный ей аппарат насилия, что возможно только посредством: а) дезорганизации системы насилия массовым гражданским неповиновением или б) организации параллельной системы насилия. Иного не дано, как говорили во времена Горбачева.

Не дано - а хочется. Для того чтобы преодолеть это противоречие, нужно совсем немного - всего лишь забыть об элементарных школьных истинах. Как можно меньше вспоминать о политической составляющей оппозиционной деятельности и насильственной составляющей политической власти. Повторять как мантру: «Исключительно в рамках закона» — не вспоминая при этом, кем, как и с какой целью сочиняются и применяются законы в стране.

Психологическую подоплеку этих метаний креативной души можно наблюдать в развернутом виде в статье г-на Ганапольского. Статья такого рода, что, право, я мог бы принять ее за злую сатиру на «буржуазных либералов», сочиненную каким-нибудь гениальным леваком или нацболом. Смысл примерно таков: «Мы буржуа, и государство у нас буржуазное. Но в нормальном буржуазном государстве буржуазная оппозиция сидит в парламенте и решает государственные вопросы. А у нас государство хотя и буржуазное, но неправильное и подпускать нас к власти не хочет. А мы бы и готовы выйти в последний решительный бой, да некогда: ребенка надо в сад отводить, прочих забот полон рот... Мы же буржуа! И что тут поделать - непонятно, раз власть не хочет входить в наше положение!»

Все это пишется, с одной стороны, жалобно, с другой - с непередаваемым самолюбованием. Г-н Ганапольский не знает школьной программы? Г-н Ганапольский прогуливал, когда на уроках истории рассказывали про буржуазные революции? Г-н Ганапольский всерьез уверен, что эти самые парламенты и конституции, Habeas Corpus Act и Декларацию прав человека буржуазия получила в награду за свое миролюбие и законопослушание? Разумеется, г-н Ганапольский читал это, но его, как и Юлию Латынину, постигла особого рода амнезия. В самом деле, кто же признается в собственной (хоть личной, хоть социальной) трусости, импотентности и бездарности? Гораздо приятнее объяснять их проявление как выражение непреоборимых социальных и природных законов.

Заметьте: в этой статье нет никаких экстремистских призывов. Я никому не предлагаю нарушать Правопорядок и оказывать неповиновение законным требованиям Сотрудников Полиции. Я лишь предлагаю задуматься о политических целях оппозиции и адекватности им методов их достижения. Ибо со времен Макиавелли в политологии как-то принято делить политические методы не на законные и незаконные, не на опасные и безопасные, а прежде всего на адекватные и неадекватные поставленным целям. В конце концов, большинство жителей России не именуют себя оппозицией, но костерят власть на чем свет стоит, приговаривая: «А что мы можем поделать?!» К ним у меня претензий нет. Другое дело - люди, которые, назвавшись груздем, затем долго и красноречиво обосновывают свое нежелание полезать в кузов.


О счастье быть свободным

Vip Михаил Соколов (в блоге Свободное место) 28.09.2012

3656

Поскольку люди, не обязанные следить за происходящим на "Радио Свобода", до сих пор мне задают в разных видах один и тот же вопрос, я публикую этот текст. Сразу извиняюсь за обилие «я». Но это и обо мне.

После почти 22 лет, как говорится, «беспорочной службы», я не работаю на Русской службе "Радио Свобода".

А теперь о главном.

Мне несказанно повезло. Первый раз к микрофону РС привел меня на Бродвее в Нью-Йорке жарким летом 1990 года удивительный Петр Вайль. На стажировку в Мюнхен в декабре того же 1990-го. пригласил рыцарственный идеалист Вадим Белоцерковский. Меня впервые посадил за комментаторский «круглый стол» эрудит и виртуоз слова Лев Ройтман. Показал другое пространство Истории мудрый как змий Владимир Тольц. Мир спецслужб объяснил прозорливый Кирилл Хенкин, а поле интриг внутри «Свободы» освещала остроумная Ира Хенкина... Понять Украину помог Владимир Малинкович, а свободный мир – Володя Дубинский. Предложение стать постоянным автором «В стране и мире» мне сделал блистательный создатель обновленной репортерской «Свободы» Савик Шустер. На работу взял гениально-мизантропический Владимир Матусевич. Помогал администратор радио Ларри Шервин.

В нашей (лучшей на свете!) репортерской команде были Андрей Бабицкий, Марк Дейч, Митя Волчек, Карэн Агамиров, Иля Балаханова... С великим и ужасным Андреем Бабицким мы весело поработали в наш звездный час в Белом доме в августе 1991-го. Я горд тем, что благодаря написанному мной и мною же проведенному через кабинеты аппарата президента Бориса Ельцина указу "Радио Свобода" легализовалось в России. Я рад тому, что привел на "Свободу" порядочнейшего Володю Бабурина и педантичного Сергея Сенинского.

В московское бюро пришли замечательные каждый по-своему Виталий Портников, Аня Качкаева, Марина Тимашева, Кристина Горелик, Илья Дадашидзе, Андрей Шарый, Ира Лагунина, Лиля Пальвелева, Олег Кусов, Григорий Кричевский, Радик Батыршин, Вероника Боде, Георгий Попхадзе, Данила Гальперович. Ничего бы не было без самых-самых профессиональных радиопродюсеров. Это Лена Колупаева, Марк Штильман, Дима Налитов, Олег Львов, Наталья Гуреева, Саша Орлов-Сокольский, все-все остальные... Нас бы не услышали в России, если бы не великий человек-гора Илья Точкин и его прекрасные инженеры. Бывший тогда иным, чем ныне, профессионал своего дела Владимир Кулистиков впервые посадил меня вести эфиры Liberty Live. Наш прозорливый «Старик» Юра Гендлер году этак в 1996-м послал меня, как оказалось, на 16 лет изучать политический мир регионов России. Благодаря его урокам родилась программа «Выборы», потом - «Время политики». Блестящие специальные репортажи, настоящие радийные «документальные фильмы» для нее делали Володя Долин, Мумин Шакиров, Карэн Агамиров, Виталий Камышев.

Жаль, что не перечислить всех наших соавторов – корреспондентов в регионах, без них бы мы ничего не сотворили. Спасибо, Артур Асафьев, Андрей Королев, Юрий Багров, Сергей Гогин, Наталья Бурмистрова, Оля Бакуткина, Марина Лобода, Александр Валиев, Миша Жеребятьев, Миша Горбунов, Таня Вольтская, Юра Багров, Вера Володина, Таня Албаут, Елена Годлевская, Сергей Коробов. Гузель Латыпова, Анна Липина, Лада Леденева, Григорий Бочкарев, Игорь Телин, Николай Зюзев, Руслан Дзкуя, Мелани Бачина, Олег Купчинский, Антон Лузгин. Простите, всех не назову – это же сотни людей!

Во времена директорства эстета Марио Корти родилась, когда я был в Праге, программа «Продолжительность жизни», и я успел увидеть и записать уходящий мир первой и второй волн эмиграции, о котором можно бесконечно говорить с выдающимся знатоком эпохи Иваном Толстым. Успел поспорить с Алексеем Цветковым, Тенгизом Гудавой, Анатолием Стреляным...

Все понимавшая Маша Клайн, а потом и Ефим Фиштейн дали мне возможность выполнить пожелание профессора Юрия Афанасьева: нырнуть на шесть лет в архивы, защитить диссертацию и написать книгу «Соблазн активизма». При Маше Клайн мы с Володей Бабуриным, Леной Рыковцевой, Аней Качкаевой, Витей Резунковым, Виталием Портниковым повели прямые эфиры сначала «Часа прессы», а потом и «Времени гостей».

Тогда же Катя Пархоменко, а потом и Люда Телень со своими командами открыли нам дорогу в большой Интернет.

Добрейший Ефим Фиштейн убедил меня после смерти Володи Бабурина послужить в Москве год главным редактором. Спасибо всем, кто мне помогал. Простите, если что не так, но если я и бывал тверд, то только ради дела.

И наконец, ежедневно я получал истинное удовольствие вместе с Володей Кара-Мурзой и Андреем Труханом, придумывая сюжеты «Граней времени».

Отмечу, что за два десятилетия не было случая, чтобы наши спонсоры приказали мне или кому-то еще, что и как писать. Это было внутренним делом нашей русской редакции. И в этом уникальном отстаивании свободы - заслуга директоров Русской службы: Владимира Матусевича, Юрия Гендлера, Марио Корти, Маши Клайн и ее зама Петра Вайля, наконец, Ефима Фиштейна.

Было много идей и планов, но 20-21 сентября наш давно уже покореженный ударами судьбы поезд на полном ходу воткнулся в резиновую стену бюрократического идиотизма.

Занавес над обломками "Свободы" опустился. Жалеть не чем. Мне лично очень повезло. Всего вам доброго. Спасибо за внимание.


Что я узнал на суде над Николаем Кавказским - узником 6 мая

Vip Ярослав Никитенко (в блоге Свободное место) 28.09.2012

408

24 сентября состоялось 3 суда над заключенными по Болотному делу 6 мая.

Каждый арестованный, каждый находящийся в тюрьме по Болотному делу - это своя маленькая трагедия. Вот история узника 6 мая Николая Кавказского.

61617

Суд по Кавказскому должен был начаться в два. Но когда я пришел, в это время только начался суд по Луцкевичу, который должен был быть в 12. В суд была огромная очередь. Приставы очень долго и тщательно всех досматривали. В зал суда тоже было очень много людей, и часть людей (в том числе и я) даже не попала, к сожалению, на процесс.

Говорил с адвокатом Кавказского Миненковым. Предложил быть свидетелем. Я не видел Колю тогда на Болотной (или напрочь все забыл, поскольку людей и событий было очень много), но я мог бы дать характеристику его личности.

С Колей мы впервые познакомились, наверное, в Химкинском лесу. Он тогда приезжал нас поддержать и потом участвовал в нашем экологическом движении "Среда обитания". Очень часто видел его на гражданских акциях. Николай участвовал в Марше равенства и других ЛГБТ-акциях. Он всегда был очень спокойным.

По его ЖЖ видно, что его заботили самые разные вопросы. Последние записи - проблемы жильцов общежитий, цензура в интернете, антифашизм, экология, Pussy Riot. Он человек очень альтруистичный и небезразличный.

Как рассказывала его мама на предыдущем суде, "он защищал верующих иудеев, кришнаитов, яблочников, борцов за права ЛГБТ". Николай был юристом комитета "За гражданские права", где помог очень многим людям.

Суд начался часов в пять - на три часа позже, чем должен был. В результате юрист Тамара Романова не смогла дождаться начала заседания - у нее было другое дело в Мосгорсуде. Но был второй адвокат, Сергей Миненков.

Судья Солопова начала издевательски: "А почему второй адвокат не пришел? Как, у нее дело? В Мосгорсуде? А зачем она два дела взяла?"

Стоит заметить, что все дело рассматривается в знаменитом Басманном суде и судья Солопова только что продлила арест другому фигуранту "Болотного дела" - Алексею Полиховичу.

Я недавно специально почитал Уголовно-процессуальный Кодекс, и сейчас для меня особенно понятно, как проходил суд.

Следователь по бумажке читал "основания" для оставления Кавказского под стражей. И текст в этой бумажке сейчас мне просто кажется выпиской из соответствующей статьи УПК.

Нет и не может быть "достаточных оснований подозревать", что Кавказский может скрыться от следствия: оно был задержан 25 июля у себя дома, все это время он никуда не скрывался и выходил на работу. Так сказали его адвокаты. Однако следователь был с этим не согласен и сказал, что Кавказский может "уничтожить доказательства, оказать давление на свидетелей и помешать ходу следствия". Доводы защиты о том, что все доказательства, а именно одежду, в которой Коля был на Марше миллионов, Николай добровольно отдал следствию, судом не были учтены.

Следователь описал преступление Николая так: "Кавказский с разбегу прицельно бросился на сотрудника полиции, наносил ему удары руками и ногами".

Мне было в это трудно поверить. Следователь сказал, что это доказывается видеозаписью.

Вот видеозапись, которую нам дал потом адвокат: http://www.vesti-moscow.ru/rnews.html?id=178742 (было показано по федеральным каналам). Там смутно видно в начале, как человек, по комплекции похожий на Колю, ударяет полицейского.

Читали характеристики с места учебы и работы Николая. Он учился в двух школах - в обычной и одновременно в музыкальной. Учился очень хорошо, на 4 и 5. Получил высшее образование в юридическом университете.

И занимался правозащитной деятельностью. Комитет "За гражданские права" в свой характеристике отметил, что Николай "ответил на тысячи писем, помог сотням людей, и снискал уважение и доверие сотрудников правоохранительных органов".

Николаю трудно находиться в СИЗО, поскольку он с детства вегетарианец. А там дают мясную пищу. Ему тяжело. На это судья сказала, что "обеспечение пищей в компетенции СИЗО, а не суда", а следователь сказал, что пища в СИЗО соответствует всем нормам, а вегетарианство это просто "гастрономическое предпочтение" Николая.

Адвокат Романова (она, к счастью, все-таки пришла) сказала, что согласно международному праву государство не может ограничивать права и свободы личности, а игнорирование того, что он вегетарианец, является нарушением прав и приравнивается к пыткам.

Кроме того, у Николая очень много заболеваний. Когда их читали, то тяжело все это было слушать - буквально каждый год он обращался в больницу, у него сколиоз, дерматит, гастрит, остеохондроз и много других заболеваний, о которых я мало что знаю и названий не запомнил.

Николай обвиняется в участии в массовых беспорядках и в нападении на "неустановленного сотрудника полиции". По этим статьям ему грозит до 13 лет лишения свободы.

Также и с связи с "тяжестью преступления", следствие не хочет отпускать его под подписку о невыезде или хотя бы под домашний арест.

Кстати, достаточными основаниями считать, что Кавказский может скрыться, следователь также назвал то, что "у него нет жены и детей". Романова парировала, что у Николая есть мама и папа, которые также входят в круг близких родственников. Зачем вообще тогда пишется эта статья УПК, если под неё так легко можно приписать вообще всех людей, которые не состоят в браке и у которых есть загранпаспорт? Всё это, как я понял, когда читал УПК, показывает явно антиправовой характер действий следователя и судьи.

Самым ярким и грустным моментом на этом суде была речь Тамары Романовой, которая поставила для меня точки в этом деле.

- Ну и что, что он ударил в коленку сотрудника полиции в полном обмундировании? Какой ущерб он ему нанес?
- Вы что, считаете, что можно бить сотрудников полиции? - оживляется судья.
- В моей практике есть множество дел по 318-й статье, не связанные с лишением свободы. Содержание в СИЗО - это уже идет как наказание по этому делу.

И что мы видим на этом видео? Сотрудник ОМОНа бьет граждан дубинкой направо и налево. Видно, что даже пенсионер бьет этого полицейского по шее.

Николай Кавказский очень болезненно относится к насилию и к несправедливости, и он бросился защищать людей.

Его вообще раньше не задерживали, с его стороны не было правонарушений.
Он родился в семье музыкантов. Тяжелые роды. У него слабое здоровье. Ему тяжело находиться в СИЗО со всеми его заболеваниями.

Начинаешь понимать, почему нет пострадавшего. Почему это "неустановленный сотрудник полиции". Ведь он на видео избивает дубиной людей - его никто и не ищет...

Одна из фотографий с Болотной площади 6 мая.

61618

По многочисленным заявлениям граждан об избиениях сотрудниками полиции на Болотной площади 6 мая не было даже заведено ни одного уголовного дела.

Судья постановила продлить Николаю Кавказскому содержание в СИЗО до 6 ноября.

Вряд ли что-то кроме коренной смены системы и огромного внимания гражданского общества, может вытащить сегодня узников из СИЗО. Но Николаю можно облегчить пребывание там, помочь: положить деньги на счет, отправить передачу, написать ему письмо.

Сегодня по Болотному делу сидят в СИЗО 12 человек, один под домашним арестом и еще 4 под подпиской о невыезде. Как стало известно во время судов, следствие прорабатывает причастность еще 70 человек по делу "о массовых беспорядках". Подробнее узнать обстоятельства дела и подписаться под обращением в защиту арестованных сограждан можно на сайте Комитета 6 мая.

Вот здесь рассказывает о событиях 6 мая один из арестованных, инвалид второй группы Михаил Косенко. Речь Михаила очень эмоциональная и пронзительная, напоминающая всем нам, за что мы боремся, и прямо и открыто рассказывающая, за что на самом деле осуждены наши товарищи. Как и все судимые в тот день, он был оставлен в тюрьме.

Когда заходишь на сайт Комитета 6 мая и начинаешь читать про Владимира Акименкова, который слепнет в СИЗО, про Ярослава Белоусова, студента-отличника на последних курсах, жена которого, тоже студентка, нуждается в помощи с годовалым ребенком, про Луцкевича, которого жестоко избили на Болотной, а затем его же посадили, про Косенко, инвалида второй группы после нашей армии, и других - как будто чувствуешь стены камер, в которых сидят эти люди, слепое и беспощадное "правосудие", которое калечит жизни им и вообще всем, кто может туда подвернуться. Поэтому я стараюсь максимально помогать современным политическим заключенным, нашим товарищам, Pussy Riot, получившим два года тюрьмы, арестованным по "Болотному делу" - и вас тоже к этому призываю. Созданы группы поддержки в Сети, регулярно проходят акции поддержки. Пишите узникам письма, делайте передачи, жертвуйте на их нужды, распространяйте информацию, участвуйте в организационной работе. Ведь эти люди вышли на площадь, чтобы мы жили в свободной стране, они принесли в жертву свою собственную свободу - за всех нас.

P.S. Когда мы с товарищами стояли в коридоре после заседания, мама Николая Кавказского подошла и сказала: "У Коли 16 октября будет день рождения, и он будет очень рад, если мы ему напишем".


Руки прочь от URA.Ru!

Vip Алексей Соколов (в блоге Свободное место) 28.09.2012

391

61616

Сбор подписей продолжается здесь


Откровения знатока политики

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 27.09.2012

383

Дело в том, что сейчас стремительно меняется повестка дня политическая. Меняются, соответственно, те политические требования, которые предъявляет президент правительству. Поэтому они должны соответствовать этой изменяющейся повестке дня. Причем временами решение как бы окончательно не принято и с различной позиции. А в реальности сегодня у нас есть три программы действия правительства. Это продолжение вот этой (неразборчиво) программы, которая реализовывалась на протяжении последних где-то 6-8 лет. Однако сейчас она уже недостаточна, хотя и была достаточно успешна. Сейчас нужно брать общественную повестку дня больше. Но есть две противоречащие повестки дня... Поэтому я думаю, что сейчас министрам очень трудно работать в этой трудной ситуации. И администрации, и президенту трудно работать. Пока, я думаю, тут постоянно повышаются требования к министрам, но увольнения пока не будут. Будут проведены замены только тогда, когда будет более четко сформирована новая политическая программа развития... И исходя из этого принятого уже решения, будут приняты уже и... Исходя из этого принятого политического решения, будет принято и кадровое решение.

Сергей Марков, политолог, член Общественной палаты

- Нет, я должен вас угостить Курагиным, - сказал Билибин тихо Болконскому. - Он прелестен, когда рассуждает о политике, надо видеть эту важность.
Он подсел к Ипполиту и, собрав на лбу свои складки, завел с ним разговор о политике. Князь Андрей и другие обступили обоих.
- Берлинский кабинет не может выразить свое мнение о союзе, - начал Ипполит, значительно оглядывая всех, - не выражая... как в своей последней ноте... вы понимаете... вы понимаете... впрочем, если его величество император не изменит сущности нашего союза...
- Подождите, я не кончил, - сказал он князю Андрею, хватая его за руку. - Я думаю, что вмешательство будет прочнее, чем невмешательство. И... Невозможно считать дело оконченным непринятием нашей депеши от 28 ноября. Чем-то все это кончится.

Лев Толстой. "Война и мир"


"Дела" давно минувших дней

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 26.09.2012

7

Разбирая фотоархив, я наткнулся на несколько кадров августа 91-го, о которых успел позабыть. На первый взгляд, они не отражают главных событий тех дней - ГКЧП, народ у Белого дома, баррикады, Ельцина на танке. 22 августа на Лубянской площади шумел победный митинг. Собирались сносить Дзержинского. Но с обратной стороны здания КГБ было тихо. Хотя именно туда, в переулок, выходил главный подъезд этого дома, на который еще недавно принято было пугливо коситься, ускоряя шаг.

61597

В тот день из этого подъезда под помпезным каменным барельефом вереницей выходили люди. Выходили с профессиональным спокойствием и уверенностью в движениях, достойной Штирлица. Но как-то при этом быстро. В руках у многих были объемистые спортивные сумки. Некоторые выносили картонные коробки и загружали их в багажники служебных "Волг". Напротив стояло совсем немного людей из тех, кто праздновал победу. Они смеялись, указывая пальцем на выходящих и их сумки. Нам было наплевать, что там внутри. Нам казалось в тот миг, что некая злая сила, населявшая этот дом, превращается в легкий дымок, улетучиваясь во все щели. И содержимое их сумок тоже рассыплется пеплом еще до наступления темноты. Ведь оно просто не может пригодиться никому в наступающем новом и светлом мире.

61598

61599

А на Старой площади стоял ЦК КПСС. Его окружали вчерашние защитники Белого дома, чтобы никому не пришло в голову громить беззащитную теперь цитадель. В сопровождении каких-то прогрессивных депутатов люди все же вошли внутрь.

61602

61600

61601

На столах кипами лежали документы. В них было то, что будоражило общество в те дни и с чем непременно предстояло разобраться честным и непредвзятым народным представителям - новым депутатам, новой милиции и новой прокуратуре. В тех бумагах были миллионные расходы на "братские компартии", какие-то валютные расчеты, регистрации партийных коммерческих фирм. Мелькало название концерна "Симако", руководимого членом ЦК Аркадием Вольским. Это потом он стал создателем РСПП и важной птицей в новой России, а тогда только и разговоров было про "золото партии", валютные махинации партийных бонз, вывоз денег из страны под прикрытием КГБ и прочие небылицы.

61603

61604

61605

61606

Наверное, это был редчайший случай, когда простые люди держали в руках уникальные свидетельства дел, творившихся верховной властью. Глянув обрадованно на бумаги (вот теперь во всем разберемся!), люди аккуратно сложили их и вышли, заперев за собой двери...

Прошло совсем немного времени. Некоторые из бывших обитателей тех кабинетов вскоре дружно и таинственно повыпадали из окон своих квартир. Остальные оказались честными чиновниками или главами корпораций и банков. Результаты поисков "золота партии" и расследования "финансово-хозяйственной деятельности КПСС" в середине 90-х были засекречены. А я теперь думаю, гладя на свои снимки: что я должен был сделать тогда, оказавшись в Логове Зверя? В окружении шкафов и сейфов, где хранилась Правда о власти и стране, как должен был я поступить, чтобы эти призраки не вернулись в свои кабинеты, а впрямь рассеялись как осенний дым? Ведь можно было наверняка, ну хоть что-то понять, предвидеть и сделать...


Верховный суд и дело Сутягина

Vip Борис Кузнецов (в блоге Свободное место) 26.09.2012

285

Верховный суд не отменил приговор по делу Сутягина, признав незаконное содержание его под стражей.

Европейский суд по правам человека указал в своем решении, что Сутягин был осужден судом, который не был независимым и беспристрастным. Решения ЕСПЧ обязательны для России и ее судебных инстанций, а Верховный суд решением Европейского суда подтер задницу. Я думаю, что это решение Верховного суда - основание для исключения России из Совета Европы.


Оскорбители и оскорбленные

Vip Лев Рубинштейн (в блоге Свободное место) 26.09.2012

12

Оскорблять чувства людей нехорошо. С этим я согласен полностью.
Это касается, конечно, и религиозных чувств.

Но я что-то сильно сомневаюсь, что тонкая и не всегда корректно описываемая в юридических категориях область человеческих чувств может сколь-нибудь эффективно регулироваться посредством судебно-карательных механизмов.

И даже не просто сомневаюсь, а прямо-таки уверен в обратном. Какие законы по поводу чувств ни принял бы нынешний состав Госдумы, использовать и применять эти законы на практике неизбежно станет нынешний же личный состав прокурорско-судебных учреждений. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть применяться эти законы (как, впрочем, и все прочие) будут, разумеется, выборочно и в полном соответствии с общественно-политической конъюнктурой.

Область чувств, повторяю, вещь необычайно тонкая. И что, кого и в какой момент может оскорбить, не сможет предусмотреть ни одна судебная инстанция. Человека, наделенного, допустим, тонким слухом, мучительно оскорбляет фальшивое исполнение музыкальных произведений. Подавать в суд? А чьи-то эстетические чувства бывают тяжко оскорблены цветовой гаммой чьей-либо одежды. Чувства некоторых людей оскорбляются иногда непонятными произведениями искусства или непривычной едой.

Оскорблять чьи-либо чувства, повторяю, нехорошо.

Это давно и прочно усвоено в современных цивилизованных обществах. И в этих обществах также твердо усвоено, что с особой бережностью следует относиться к чувствам тех, кто в силу тех или иных обстоятельств принадлежит к меньшинствам - религиозным, сексуальным, расовым, этническим и всяким другим.

Это и есть современная культура, которая регулируется не столько полицейскими мерами, сколько терпеливым и последовательным воспитанием, в том числе и воспитанием чувств, тех самых, которые внушают человеку уважение и к чужим чувствам.

И цивилизованный человек не только старается не оскорблять других, но и старается поменьше оскорбляться сам.

Социальный опыт показывает, что постоянная готовность оскорбить существует в неразрывной связи с постоянной готовностью оскорбиться.

И почему же все-таки речь идет лишь о чувствах верующих? Они что, самая незащищенная часть населения? Вроде инвалидов, которых в наши дни принято называть людьми с ограниченными возможностями?

И почему столь беззащитными остаются чувства неверующих? И почему простое утверждение, что бога нет, оскорбительнее, чем противоположное утверждение для человека, убежденного в обратном?

Что же касается "чувств верующих", то весь опыт человечества и в том числе мой личный опыт учит нас тому, что труднее всего оскорбить чувства именно верующего человека. Потому что они, эти чувства, априори защищены фактором куда более надежным, чем все полицейско-судебные инстанции вместе взятые. А именно - верой. Если она, конечно, имеется в наличии. А если ее нет, то о каких таких чувствах идет речь?


Ольга Ускова, президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 26.09.2012

26

Очередной международный рейтинг вузов... не преподнес сюрпризов. Честно говоря, надоело каждый раз лить слезы по поводу "опускания" российских вузов. Вопрос понятен, что делать?.. Вывод один. Нам нужен собственный проект оценки ведущих университетов мира. Его целью должно стать создание механизма, объективно отражающего положение отечественных вузов на международном рынке образования. Здесь прав новый министр образования и науки Дмитрий Ливанов, который считает, что у России сегодня есть реальные шансы стать законодателем новых правил игры в международном образовательном процессе... Стоит сказать, что в отечественном рейтинговом проекте критерии оценки деятельности вузов необходимо будет скорректировать с учетом… наших национальных особенностей. Не зря зарубежные исследователи опустили такие невыгодные для западных вузов критерии, как оценка внутренней среды вузов. Известно огромное количество скандалов, в том числе и в известных университетах, связанных со стрельбой в учебных классах, употреблением наркотиков, драками в кампусах и т.д.
Так что плыть по течению - не наш удел. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих... Так что чем быстрее мы начнем свой, собственный проект, тем быстрее достигнем успеха.

Ссылка


Тяжелый разговор

Vip Евгений Ихлов (в блоге Свободное место) 26.09.2012

4085

Высказаться, хоть косвенно, в защиту 282-й статьи сегодня – это навлечь на себя проклятия и издевки. Но свадхарма интеллектуала – интеллектуальная честность и последовательность.

«Затравленный» международной кампанией в защиту Pussy Riot, Кремль, легко подловив депутатов «на слабо», протащил грозное «антикощунное» постановление. За ним немедленно последовал и законопроект о карах для богохульников.

Можно к бабке не ходить, что его примут с тем же триумфом, с каким в пятницу принимали людоедские поправки по гостайне.

Забавно, что, обосновывая необходимость экстренно залатать законодательную дыру, парламентарии однозначно доказывают этим, что под действующее-то уголовное законодательство февральский панк-молебен никак не подходил.

Теперь обратимся к 282-й статье УК РФ. Проблема в том, что применяют ее, как правило, подло и лукаво. Но в принципе принять подобную статью Российская Федерация была просто обязана.

Статья 20 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит:

1. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.
2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.


Принятие этого пакта – реакция мирового сообщества в итоге мучительного осознания уроков фашизма и Второй мировой войны. Но очевидно, что цель этой нормы – защита человека и человеческих общностей от психологической подготовки их порабощения или даже истребления. Войны начинаются с велеречивых рассуждений о «невыносимой тесноте» границ. Геноцид начинается с брюзжания о «паразитизме» и «зловредности» этнических групп и «порочности» конфессий.

Теперь обратимся к приговору Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич, обвиненных в разжигании религиозной вражды. Исходя из его юридического смысла, эта вражда - к самим себе. Точно такой же абсурд, как судебный арест на месяц душевнобольного Пиотровского, облившего чернилами две быстро отмытые иконы. Пиотровского я искренне считаю политзаключенным и не понимаю, почему лишение его свободы не вызвало резонанса.

Этот идиотский правовой абсурд, возникший перед гособвинением в ходе поиска непосредственно самого объекта религиозной вражды, наблюдался и на двух процессах по выставкам в Музее имени Сахарова. Там ведь тоже вражда (а в случае первой выставки 2003 года – ее проиллюстрировал настоящий погром) была направлена только и исключительно на организаторов.

Но в свое время общество бездарно, уж извините за резкость, просто «прохлопало ушами» приговоры по выставочным делам - Самодурову, Ерофееву и Василовской. Дескать, ну подумаешь, штраф. Получив пальчик, инквизиционная юстиция набралась наглости и отхватила руку: и через два года три молодые женщины оказались за решеткой. А сейчас без суда и следствия целые регионы России оказываются без YouTube!

Нарушение внутрицерковного регламента или душевного спокойствия прихожан, нанесение ущерба церковной утвари и предметам религиозного культа – все это очевидно не может являться ни унижением, ни преследованием верующих за их религиозную принадлежность. А ведь статья 282 на самом деле объявляет преступлением только такие проявления религиозной ненависти и вражды. Икона – не человек. Площадка внутрихрамового сооружения, на которую в раннем средневековье договорились не пускать женщин, – не человек.

Реальная подоплека закономерного скандала вокруг фильма «Невинность мусульман» такова – утверждения об изначальной порочности ислама, построенные на фарсовом изображении пророка Муххамеда, могут быть частью психологического обоснования массового нарушения прав мусульман, их дискриминации и преследования. По смысловой нагрузке этот фильм аналогичен «Протоколам сионских мудрецов» или религиозному почитанию детей, якобы ставших жертвой иудейских ритуальных убийств.

Международное право и либеральный российский законодатель 90-х пытались законом предотвратить пропагандистскую подготовку практики «коллективных наказаний» народов. Но порча иконы или вандализм в отношении церкви, мечети, синагоги – это не обоснование расизма. Это или безумие, или мелкая шкодливость. А вот обоснование изначальной и исключительной порочности мировой религии – это предлог для возможного лишения гражданских прав. Помимо еврейского примера, напомню, что в Англии и США на протяжении многих поколений очень плохо относились к католикам – им не могли простить, что центр их духовной жизни находится в Риме. Англосаксы-протестанты считали это «непатриотичным».

Но «закон о богохульстве» сделает религию (не всю, разумеется, - лишь четыре «главные» конфессии, ибо на защиту чувств баптистов и католиков прокуратура не бросится) опекаемой государством. Иконы и оштукатуренные стены будут приравнены к живым, страдающим людям. Государство перестанет быть светским, но и политическая борьба с ним войдет в область огосударствленной религии. Я мог бы развернуть красочную картину взаимных обвинений – православный полумесяц под крестом (память о взятии Казани) на каждой маковке; «трактат об Иешу» в Талмуде... Запрет карикатур Жана Эффеля, эротики любимого Пушкиным Эвариста Парни, сатир Лео Таксиля, спектаклей Театра Образцова «Сотворение мира» и «Адам и Ева»... Пасхальные молитвы за обращение иудеев...

Но каждый легко додумает эту картину сам. Тысячи лет смертельной борьбы религий, а потом века борьбы с клерикализмом достаточно насытили мировую культуру тревожащими и провоцирующими темами и образами.

Но теперь необходимо сказать о кампании писателей в защиту своего коллеги, год назад от души сказавшего горькие слова о том, что этносы Северного Кавказа не продукцию производят, а детей. Бюджет же «их кормит». Бюджет, положим, кормит не их, но коррумпированные полицейские режимы - микротунисы, микроегипты и микросирии, где жесточайший произвол извиняют гарантией стабильности и противостоянием исламской революции. Население там находится под двойным и тройным гнетом. Но для того, чтобы звучно нести по кочкам «кавказские элиты» и «криминогенные диаспоры», в прошлом году требовалось значительно меньше смелости, чем чтобы говорить о фактическом колониализме на Кавказе.

Я не сторонник судебного преследования раздухарившегося на митинге литератора. Проблема в том, что в современной России гражданского общества в смысле общего понимания неких норм еще меньше, чем даже в позднебрежневские времена. Писатель Кирилл Еськов, подготовивший обращение в защиту Константина Крылова, более всего известен антитолкиеновским продолжением «Властелина колец» - романом «Последний кольценосец», в котором разгромленные орки подвергаются нещадному геноциду со стороны победителей.

Так неужели Еськов, так убедительно и искренне описавший эльфийскую моральную подготовку к резне, не понял, чем исторически завершатся антикавказские инвективы?! Я ждал бы от него, кроме защиты товарища по перу от Следственного комитета, еще и человеческих слов в осуждение националистической демагогии.

Когда в 1915-1916 годах великий князь и кумир прогрессистов Николай Николаевич организовал на фронте так называемые «военные погромы» и поголовную высылку евреев из прифронтовой полосы*, то цвет русской интеллигенции подготовил публицистический сборник «Щит» - в защиту жертв антисемитских гонений.

Но нет сегодня голоса интеллектуалов в защиту кавказцев или мигрантов.

Я был бы доволен простым товарищеским писательским судом над ксенофобами. Но его нет, как нет и гражданского общества. Власти же мечутся между желанием опираться на «патриотизм» и страхом шовинистического разгула. В Америке, чью Первую поправку так хвалят все недовольные 282-й статьей, ксенофоб исчезает из приличного общества. У нас же он только нагуливает рейтинги.

* Военная контрразведка не могла различить, кто тут просто на идиш говорит, а кто австрийский шпион.


Войнович - классик и современник

Vip Бенедикт Сарнов (в блоге Свободное место) 26.09.2012

3599

Очевидно, что Владимир Войнович - живой классик, прочно занявший свое место в литературе, писатель такого масштаба и яркости, каких среди ныне здравствующих можно пересчитать на пальцах одной руки, и то не наберется. Чонкин - образ, так же прочно вошедший в жизнь и сознание людей, как Дон Кихот, мистер Пиквик или Теркин. Это чуть ли не фольклорная фигура, и не так много на свете писателей, которым удавалось создать такой образ.

Войнович - самородок. Мы, литераторы, все самоучки - в отличие от певцов или артистов, мы учимся сами, на собственном опыте. Но к Войновичу это относится в большей степени, чем к кому-либо из его собратьев по перу. Жизнь его сложилась таким образом, что учиться ему было некогда. Это художник удивительно органичного дара. Когда человек рождается с божественным голосом, ему надо еще учиться, чтобы стать певцом. Пианисту, рожденному с абсолютным слухом и пальцами, созданными для виртуозной игры, необходима школа и годы упорного труда. Войнович мог бы брать одним талантом. Как говорил наш общий друг Владлен Бахнов, "талант вывезет". Но Войнович упорно работал над собой и вырос в ту фигуру, которую мы видим сегодня, в день его 80-летия.

Он один из немногих писателей, кто не считает традицию старой русской литературы исчерпанной. В отличие, например, от экспериментатора Аксенова, чье 80-летие мы отмечали недавно, Войнович умудрился, оставаясь в рамках русской классической традиции, быть сегодняшним, современным, свежим и в каком-то смысле новатором. Вот был писатель необыкновенного дара - Юрий Казаков. Но он был в пределах бунинской, чеховской стилистики. А Войнович сумел создать свой стиль - благодаря огромному таланту, фантазии, органической склонности к сатире и гротеску.

Удивительная вещь: он ведь человек городской культуры, и семья его совсем не сельская. Но в его Чонкине - деревенском человеке - нет ни малейшей фальшивинки. Когда он говорит "А именно виновным себя признаю у во всем" - это не стилизация, не лубок, а органический дар. Откуда к Войновичу это пришло - можно найти следы, покопавшись в его биографии. Но нам, читателям, важен результат. И мы этим результатом довольны.


Итак, моя программа

Vip Артём Лоскутов (в блоге Свободное место) 26.09.2012

326


Первоначально я планировал баллотироваться от курии националистов. Странный ход, на первый взгляд, ведь там традиционно ожидают встретить либо квасных патриотов с капустой в бороде, либо белых расистов, либо тех представителей национальных меньшинств, которые в своем шовинизме не отличаются от русских коллег. Собственно говоря, именно «классические» националисты и поспособствовали моему переходу в общегражданский список, решив сохранить в чистоте свой мракобесный междусобойчик. Также я вполне мог бы пойти по левому списку, но не вижу смысла конкурировать с хорошими людьми.

Я представляю освободительный сибирский национализм. Национализм нового типа, национализм работающий не на сохранение существующих идентичностей, а на создание новых, национализм, служащий не возведению границ между этносами и культурами, а их разрушению, национализм вечного развития и движения, а не консервации.

Мы, прогрессивное крыло сибирского национально-освободительного движения, признаем право каждого свободного человека называться сибиряком. Для этого достаточно жить (или хотеть жить) на сибирской земле и уважать интересы тех, кто живет рядом. «Сибиряк» для нас — это в равной мере русский, бурят, якут, украинец, еврей, немец и любой человек, осевший в наших широтах.

Сибирский народ — это фрактальный народ, он не только не подавляет вхожие в него малые идентичности, но всецело способствует их развитию. Мы выступаем за максимальную автономизацию, децентрализацию и федерализацию на всех уровнях. Не только каждый регион, но каждый район, каждый дом должен обладать достаточной долей политической и культурной независимости.

На международном уровне нашими единомышленниками и потенциальными партнерами являются антифашистская национально-освободительная организация ЭТА, действовавшая в Испании, мексиканские сапатисты.

Итак, моя программа:

1. Национальное освобождение и свобода от национального.

Сибирский народ и каждая его часть имеет право самостоятельно определять свою судьбу. Полномочия федеральных властей должны быть переданы советам граждан, которые, в свою очередь, формируются снизу. Причем избиратели будут иметь возможность в любой момент отозвать своего делегата, направленного в вышестоящий орган. Низовые советы формируются как по принципу места проживания, так и по принципу места работы. Те механизмы прямой демократии, которые казались утопичными век назад, сегодня становятся реальными благодаря интернету.

Судьбу региона должны определять желания и потребности его жителей, а не прихоти далекого центра и уж тем более не чья-то жажда сверхприбылей. Глупо, но колоссальные деньги, вырученные сырьевые ресурсы, которые выкачиваются из Сибири, оседают не в наших карманах. И даже не в карманах других россиян. Они оседают где-то далеко, в оффшорах. Пока небольшая прослойка чиновников и бизнесменов безмерно обогащается за счет общего достояния, экономика будет ориентироваться на сырье, а в стране не будет развиваться ни индустрия, ни высокие технологии.

России пора слезть с нефтяной иглы, и мы готовы ей в этом помочь.

2. Наркофобия — это болезнь!

Нефть — это опасный наркотик. А вот многие вещества, за хранение и употребление которых можно попасть в тюрьму — нет. Я выступаю за проведение открытых для общественности независимых научных исследований, направленных на изучение алкоголя, табака и других психоактивных веществ. Государственная наркополитика — это смесь из предрассудков и алчности. В равной мере «война с наркотиками» обогащает наркоторговцев, милицию, и чиновников. Страдают же от нее простые люди, и наркозависимые, и нет. В таких странах как Чехия, Голландия или Швеция уровень преступности, связанный с употреблением психоактивных веществ, как и уровень их употребления на порядки ниже, чем в России.

Только в стране с репрессивной наркополитикой мог появиться такой наркотик как «крокодил», который производится из легальных аптечных ингридиентов и разрушает человека за считанные месяцы.

Наркополитика в свободной Сибири (впоследствии и в России, и во всем мире) должна быть направлена на лечение, а не преследование наркозависимых, а также на изучение тех областей медицины и народного хозяйства, в которых могут быть использованы запретные на сегодняшний день психоактивные вещества.

Например, кудрявая петрушка.

3. Разрушим эту тюрьму!

Тюрьмы России переполнены. На душу населения у нас сидит в десять раз больше человек, чем, к примеру, в Норвегии. А если сравнить условия, в которых они находятся, с европейскими, то сумму получаемых ими страданий придется еще умножить раз эдак в десять. Пенитенциарная система — это огромный вечно-голодный монстр, разрушающий жизни людей, вместо того, чтобы исправлять их.

Нам нужна амнистия по всем статьям, не связанным с насилием, тщательный пересмотр уголовного кодекса, ликвидация статей, предполагающих преступление без жертвы. Люди, по социальным причинам совершающие легкие преступления (укравшие булку хлеба или даже торт) — должны получать помощь, а не наказание. А некоторым (заключенным по делу о беспорядках шестого мая, группе Pussy Riot и другим политзаключенным) уголовное преследование следует заменить премией и медалью. Тюрьмы должны быть максимально открыты для общественного контроля, для журналистов и волонтеров правозащитных организаций. Когда истязание людей за закрытыми дверями перестанет быть выгодным бизнесом — количество преступников резко пойдет на убыль.

Помимо пенитенциарной системы должны быть кардинальным образом реформированы (в идеале — сведены к нулю) те, кто заботится о наполнении тюрем: полиция, ФСБ, суды и прокуратура. Все, кто виновен в несправедливости, должны быть если не наказаны, то хотя бы лишены возможности и дальше преумножать несправедливость.

4. Геть усі патріархати!

В России проживают представители разных религиозных конфессий. Их представления о Боге, Истине, Грехе и прочих вещах с большой буквы могут очень сильно отличаться друг от друга; вещи, святые для одних людей, будут оскорбительны для других. Поэтому общим принципом, который избавит нас от излишних религиозных конфликтов, должна быть секулярность общества. Церковь и государство должны быть отделены друг от друга. Для того, чтобы художники-акционисты не врывались в храмы, священники должны перестать врываться в школы. Уважение к Вере невозможно без уважения к Неверию. Надо учиться переставать обижаться на то, что происходит на чужой выставке, в чужом блоге или в чужой голове.

Влияние церкви должно иметь не больший вес и моральный авторитет, чем влияние любых других объединений граждан. А наказание за мыслепреступления мы отменили еще в предыдущем пункте программы.

61588

Иллюстрация Маши Киселевой


О пересмотре дела Сутягина

Vip Анна Ставицкая (в блоге Свободное место) 26.09.2012

232

24 июля 2012 года председатель Верховного суда РФ принял представление о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Игоря Сутягина ввиду новых обстоятельств.

Напомню, что 3 мая 2011 года Европейский Суд принял решение по жалобе Сутягина и признал, что имело место нарушение параграфа 1 статьи 6 Европейской Конвенции в связи с отсутствием независимости и беспристрастности суда первой инстанции, который вынес приговор в отношении Игоря. Решение Европейского Суда в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ является основанием для пересмотра уголовного дела внутри страны.

26 сентября президиум Верховного cуда РФ будет рассматривать представление председателя Верховного суда и принимать решение об отмене приговора по делу Сутягина.

Игорь Сутягин выразил свое отношение к пересмотру дела в ходатайстве, которое направил в Верховный суд. Мы с Игорем считаем крайне важным, чтобы его позиция была доведена до общества через средства массовой информации, с тем чтобы исключить любые искажения этой позиции.

В Верховный суд Российской Федерации
от Сутягина Игоря Вячеславовича,

ХОДАТАЙСТВО

07 апреля 2004 года Московским городским судом был вынесен приговор, которым я был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 275 УК РФ ("Государственная измена в форме шпионажа"), и мне было назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы. Вину в передаче иностранцам сведений, составляющих государственную тайну, да еще и полученных из неких закрытых источников, в чем меня обвиняли, я никогда не признавал.

03 мая 2011 года Европейским Судом было установлено нарушение в отношении меня параграфа 3 статьи 5 Европейской Конвенции, параграфа 1 статьи 6 Конвенции.

24 июля 2012 года Председатель Верховного Суда Российской Федерации спустя год после вступление в силу решения Европейского Суда по правам человека, признавшего нарушения Европейской конвенции о правах человека и основных свободах при постановлении обвинительного приговора по возбужденному против меня делу, обратился в порядке части 5 статьи 415 УКП РФ в Верховный Суд с представлением о возобновлении производства по делу в связи с новыми обстоятельствами. В связи с этим я считаю необходимым заявить следующее.

Я удовлетворен решением Европейского Суда по правам человека, признавшего факт нарушения при постановлении обвинительного приговора по возбужденному против меня делу ряда основополагающих норм российского и международного права. Вместе с тем обращаю внимание членов Верховного Суда на следующее обстоятельство.

Выдвинутое против меня Федеральной службой безопасности России обвинение было связано с “передачей сведений”, опубликованных в открытых источниках задолго до того, как я обсуждал их с представителями британской консалтинговой фирмы. Между тем

а) В приговоре говорится о передаче в сентябре 1998 года сведений о том, что “запасной командный пункт расположен в районе г. ” - в газете “Известия” от 18 июля 1997 года говорится “запасной командный пункт в Коломне”;

б) В приговоре говорится о передаче с 15 по 18 января 1999 года сведений о том, что “вместо запланированных удалось сформировать только таких соединений” (речь идет о соединениях постоянной готовности) - в публикациях газеты “Красная звезда” от 13 августа 1998 года и от 12 января 1999 года в интервью министра обороны РФ и первого заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ говорится соответственно, что “планируется к 1 января 1999 года иметь 10 соединений постоянной готовности” и “к началу нынешнего года сформировано 7 таких соединений”;

в) В приговоре говорится о передаче в марте 1999 года сведений о том, что “в боевом составе [могли бы находиться] тяжелых бомбардировщиков [Ту-160] (даже такую малость, как наименование того конкретного бомбардировщика, в связи с которым меня обвиняли, составители приговора просто потеряли в тексте), бомбардировщиков Ту-95МС“ - в газете “Известия” за 16 декабря 1998 года в статье за подписью первого заместителя председателя правительства России говорится, что “в боевом составе будут 6 Ту-160 и 30-40 Ту-95МС”;

г) В приговоре говорится о передаче в мае 1999 года сведений о том, что “перегоночная дальность самолета с подвесными топливными баками (ПТБ) составила км, без ПТБ – км” - в статье генерального конструктора самолета в журнала “Вестник Воздушного флота” за март-апрель 1998 года говорится, что “без подвесных топливных баков перегоночная дальность достигнет 2400 км, а с подвесными баками – 3500 км”;

д) В приговоре говорится о передаче в июле 1999 году сведений о том, что “в России налажено серийное производство УР ”, причем этим военной разведке США выдается “факт разработки в России новой ракеты” (том 23, лист дела 116) - в опубликованном в 1994 году в США справочнике Н.Фридмана “Мировые военно-морские системы оружия” говорится о ракете Р-77, имеющей, по данным того же американского источника, иное обозначение РВВ-АЕ, то есть факт создания в России такой ракеты в США известен по крайней мере за пять лет до июля 1999 года, а в статье журнала “Авиация и космонавтика” номер 3 (то есть - март) 1999 года содержится фраза “...ракеты класса “воздух-воздух” средней дальности РВВ-АЕ, серийный выпуск которых теперь освоен в России”.

Примеры этого рода можно множить. Соответствующие открытые источники были представлены мной следствию и суду, признаны вещественными доказательствами, приобщены к делу и изучались в судебном заседании.

Любому нормально развитому в интеллектуальном отношении человеку при прочтении предъявленного мне обвинения легко заметить просто текстуальное совпадение опубликованных сведений с тем, в чем меня обвиняют. Вопрос о возможности получения соответствующих сведений из открытых источников влияет на юридическую квалификацию моих действий, так как очевидно, что передача иностранцам газетных и журнальных статей не образует состава вмененного мне шпионажа. Возможно, по этой причине соответствующий вопрос перед коллегией присяжных, несмотря на ходатайства стороны защиты, не ставился, а решался профессиональным судьей Московского городского суда Комаровой. Несмотря на очевидное текстуальное совпадение опубликованных сведений со сведениями, в связи с которыми мне было предъявлено обвинение, профессиональный судья вынесла решение, что получить указанные сведения из открытых источников НЕЛЬЗЯ.

Три профессиональных судьи Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дополнения к кассационной жалобе на приговор Московского городского суда, к которым были приложены соответствующие источники (имевшиеся и в уголовном деле тоже), также вынесли решение о том, что получить указанные выше сведения из открытых источников НЕЛЬЗЯ.

Оснований полагать, что профессиональные судьи Московского городского суда и Верховного Суда Российской Федерации НЕ являются людьми, нормально развитыми в интеллектуальном отношении, у меня не имеется. Следовательно, принятое ими и подтвержденное в ходе рассмотрения надзорных жалоб решение о невозможности получить указанные сведения из открытых источников было постановлено ими не на основании их внутреннего убеждения, а в связи с иными, внешними по отношению к судьям факторами.

Это позволяет согласиться с выводом Европейского Суда по правам человека о том, что в случае моего дела Московский городской суд и Верховный Суд Российской Федерации не были беспристрастными и независимыми.

События современной судебной практики в России, происходившие после постановления Московским городским судом приговора мне и вынесения Верховным Судом Российской Федерации решения по моей кассационной жалобе на приговор, не дают мне оснований полагать, что такое зависимое и несамостоятельное положение указанных судов изменилось. Вместе с тем, в настоящее время я лишен возможности ходатайствовать о рассмотрении моего дела судом присяжных, так как ст. 275 УК РФ выведена из подсудности суда присяжных.

В связи с этим я не имею оснований доверять судам, выносившим свои решения, будучи зависимыми и несамостоятельными, и не изменившими своего зависимого и несамостоятельного положения. На сегодня у меня нет никаких оснований полагать, что находящиеся в зависимости от неких внешних факторов суды и их профессиональные судьи, которым было бы в связи с изменениями в российской процессуальном права поручено рассматривать мое дело, окажутся в состоянии признать очевидный факт (получение сведений из открытых источников) и правильно квалифицировать это обстоятельство.

По этой причине, будучи удовлетворенным решением Европейского Суда по правам человека и не имея оснований доверять Верховному Суду Российской Федерации и Московскому городскому суду, я отказываюсь от повторного рассмотрения уголовного дела в отношении меня, закрытого в связи с применением акта помилования, в этих или иных судах Российской Федерации. До лучших времен, когда суды сумеют, наконец, обрести требуемую независимость, а судьи в своих решениях сумеют подняться на уровень, характерный для любого нормально развитого в интеллектуальном отношении человека.


Правозащитное движение России: вызовы и ответы

Vip Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 25.09.2012

39

Меморандум правозащитников


Когда Путин консолидировал власть и стал стремительно восстанавливать полицейско-номенклатурную систему, его политику, его курс на вертикаль в той или иной степени, в том числе голосованием в Госдуме, поддерживали практически все основные политические силы России. Только правозащитное сообщество восприняло происходящее как настоящую катастрофу для гражданского общества. Об этом было четко и недвусмысленно сказано в решениях Чрезвычайного Всероссийского съезда в защиту прав человека.

За прошедшие годы в нашей стране сложился не просто авторитарный режим, но явственно появились признаки тоталитарного общества, началась ползучая фашизация, систематический характер приобрели политические репрессии, буднями стали внесудебные расправы и политические убийства.

Особый трагизм приобрела ситуация на Северном Кавказе, где бесчеловечные и безнаказанные карательные операции и действия «эскадронов смерти» закономерно привели к тлеющей партизанской войне.

За прошедшие годы сложилось то, что получило название «путинская опричнина» - использование фальсифицированных уголовных обвинений для вымогательства и прямого захвата бизнеса.

Правозащитники непрерывно фиксировали быстрое ухудшение ситуации с правами человека буквально по всему спектру – гражданскими, политическими, социальными, экономическими, культурными. Прежде всего нарушалось самое главное право – на жизнь. Наибольший масштаб это приняло на Северном Кавказе и в уголовно-исполнительной системе. Трагические судьбы Сергея Магнитского, Василия Алексаняна и Веры Трифоновой стали несмываемым всемирным позором путинского режима.

Активные действия правозащитников, выступающих против беззаконий и произвола, против поэтапной ликвидации властями всех конституционных прав и свобод, сами по себе стали важным фактором российской политики. Правозащитники стали нравственным и гражданским оппонентом режима.

Во время президентства Медведева репрессии и беззакония, преследования инакомыслящих под предлогом обвинений в разжигании социальной вражды еще больше расширились. В систему вошли грубейшие фальсификации на выборах, оппозиция сталкивалась с откровенной дискриминацией и провокациями. Получила законодательное закрепление сложившаяся практика ограничения и нарушения прав.

После того как достоянием общества стали факты беспрецедентных фальсификаций при декабрьском голосовании в Госдуме, началось мощное гражданское движение, охватившее сторонников самых разных взглядов, объединенных неприятием ликвидации демократии и фактической узурпации власти.

В ответ на протесты была развернута кампания публичной клеветы на правозащитников и гражданских активистов. Идеологией режима стали антизападная паранойя, клерикализм и национализм.

Были сфабрикованы три откровенно фальсифицированных политических процесса: процесс в Санкт-Петербурге над бывшими членами НБП; суд над Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич, узаконивший немыслимое в светском обществе преследование «за кощунство»; и дело по событиям 6 мая, по которому по надуманным обвинениям в якобы имевших место на Болотной площади массовых беспорядках уже взяты под стражу 12 человек.

Правящая группа инициировала в весеннюю парламентскую сессию 2012 года прием пакета законов, по общему признанию окончательно ликвидировавших гражданские свободы в России и противоречащих Конституции Российской Федерации и ее обязательствам по международным договорам. Это поправки в закон о митингах и демонстрациях, вводящие драконовские санкции и де-факто разрешительный порядок публичных акций; введение внесудебной цензуры в интернете, рекриминализация «клеветы» и требования к правозащитным и экологическим организациям, которые в России могут существовать только за счет грантов из фондов западных демократических государств, добровольно регистрироваться в качестве «НКО, выполняющих функции иностранных агентов». В случае отказа от такой добровольной регистрации власти угрожают НКО огромными штрафами, а руководителям - уголовным преследованием.

Наши угодливые законодатели сочли возможным определить политическую деятельность (не свою, разумеется, а направляемую из-за границы) как «...воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также... формирование общественного мнения в указанных целях..."

Мы и вправду весьма критически оцениваем нынешнюю внутреннюю и внешнюю российскую политику и не скрываем этой критики; значит, таким образом, стремимся влиять на общественное мнение.

Это не просто наше право, закрепленное Конституцией РФ и международными обязательствами России, - мы считаем, что это наш гражданский долг, диктующий наши главные требования: честные выборы, независимый суд, независимые СМИ.

Это триада глобального значения, непременные условия демократии, согласно международным обязательствам не составляющие внутреннего дела ни одного из государств. Вот почему проекты общественных организаций по контролю выборов, по разоблачению судебного произвола, соблюдению запрета на пытки, по исполнению закона в пенитенциарных учреждениях, борьба против необъявленной цензуры и др. могут финансироваться из любых добросовестных источников.

Пусть претензии общества к нынешней власти, целеустремленно строившей в стране систему политического мошенничества, циничных имитаций и произвола, разрешатся честными, свободными выборами.

В последние дни власти начали новую атаку на правозащитников: под вздорным предлогом из России буквально вышвырнут фонд USAID. Существует очевидная угроза полного лишения финансирования иностранными фондами независимых правозащитных организаций, что серьезно подрывает возможность для профессиональной работы. Это, безусловно, помешает оказывать квалифицированную правовую помощь многим тысячам людей.

Несмотря на это, мы заявляем, что продолжим нашу деятельность в любом случае, используя все возможности, опираясь на волонтеров. Ни утрата средств, ни даже утрата статуса юридического лица не ослабит наших стремлений защищать права человека, отстаивать гуманистические и демократические ценности.

Мы заявляем, что считаем себя естественной составной частью гражданского протестного движения. Однако мы подчеркиваем, что нашей целью в этом движении является не политическая деятельность в форме борьбы за власть, но внепартийное отстаивание конституционных прав и свобод человека и гражданина, стремление к установлению в нашей стране верховенства права и народовластия.

Мы требуем немедленного освобождения узников совести, политических заключенных и жертв сфабрикованных уголовных процессов!


Сергей Ковалев, председатель Общественной комиссии по изучению наследия академика А.Сахарова
Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»

22 сентября текст принят в качестве заявления VI Съезда Общероссийского движения «За права человека».

23 сентября 2012 г. меморандум поддержали участники Общероссийской конференции правозащитных организаций.

Сбор подписей в поддержку меморандума продолжается на сайте движения «За права человека»


Стечение обстоятельств

Vip Виктор Шендерович (в блоге Свободное место) 25.09.2012

173

Журнал «Форбс» провел расследование, в ходе которого выяснил, что скромный доктор юридических наук Ильгам Рагимов является совладельцем столичной недвижимости на полмиллиарда долларов...

Ну, бывает. Причем бывает довольно часто, особенно если дружишь с Путиным.

Собственно, рядовое событие наших дней - и я не обратил бы на него внимания, если бы не заголовок на сайте радио «Эха Москвы», которое поделилось со страной этой новостью. На мой вкус, очень смешной заголовок: «Еще один близкий друг Владимира Путина оказался мультимиллионером».

«Оказался», понимаете?

Как оказываются обладателями джекпота, обнаружителями кладов, рыжими, шестипалыми... Совершенно случайно!

Просто шарик на рулетке все время попадает на путинский цвет.

И никакой коррупции.


Goodbye, Svoboda!

Vip Виктор Давыдов (в блоге Свободное место) 25.09.2012

11643

Первый раз я пришел на "Свободу" в 1985 году, еще в Englischergarten в Мюнхене – в здание, которое взрывало чешское ГБ с подачи советского. Потом писал в вашингтонское бюро, затем в нью-йоркское, так что могу сказать пару слов на эту тему.

Главной проблемой "Радио Свобода" было то, что оно всегда оказывалось американской заложником партийной борьбы. "Свобода" находилась под двухпартийным руководством, но, несмотря на это, демократы всегда относились к ней как к занозе в заднице, символу холодной войны, которой они боялись больше, чем войны настоящей. Им всегда чудилось – и чудится, - что стоит только закрыть "Радио Свобода", перестать поддерживать диссидентов/оппозицию и сложить все боеголовки в сундук, как Брежнев/Андропов/Путин сразу станут зайками и восторжествует полный детант/reset и make love not war во всем мире.

Только не надо подозревать, что "пиндосы такие тупые". На каждого полезного идиота приходится десять серьезных людей, чьи доходы напрямую зависят от того, сколько килограммов подобной лапши они развесят на уши. В 1980-е это были боровшееся за вход на советский рынок PepsiCo и Seagram, сегодня – Boeing, Caterpillar, AIG и... имя им легион.

Попытки устроить "Свободе" веселую жизнь предпринимались на моей памяти неоднократно, но до сих пор лишь с частичным успехом. При Рейгане демократы обвиняли руководство "Свободы" в антисемитизме, при демократе Клинтоне "Свободу" чуть придушили и перевезли полуживую пациентку в Прагу. Наконец прилетел голубь мира Обама и, конечно, нагадил, добившись заветной цели под дымовой завесой "реорганизации". Свобода кончилась, остался(?) сайт – один из тысяч, и вернуть ему былую роль, аудиторию и влияние невозможно. Зато убойному отделу можно выдать еще по одной медали за спецоперацию в политике reset. Неудивительно, что главным киллером "Свободы" стал Стивен Корн – ветеран "либерального" продемократического тернеровского концерна TBS, ныне президент РС.

Обсуждать, когда Путин протянет руку дружбы в ответ, конечно, смешно. Это дискуссия для сумасшедшего дома, которым на сей день, к сожалению, является вашингтонский Белый Дом с его невменяемым постояльцем. Нам же стоит только пожинать горькие плоды reset – и ждать, когда в БД вернется доктор из республиканцев, чтобы реанимировать "Свободу". Она нужна нам – и чем больше Путина, тем будет еще нужнее.


Рыцари и колдуньи

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 25.09.2012

383

Учитывая важность принципа неотвратимости наказания, настаиваем на привлечении к уголовной ответственности организаторов и пособников преступной антихристианской акции панк-группы Pussy Riot, которые должны понести суровое наказание... Как рыцари Ордена тамплиеров - защитники христианства, в случае преступной бездеятельности со стороны следственных органов оставляем за собой право и священную обязанность найти заказчиков и организаторов надругательства над христианскими святынями и покарать.

Игорь Трунов, адвокат, российский приор Всемирного ордена тамплиеров

- Английские законы, - прервал его гроссмейстер, - дозволяют и предписывают каждому судье чинить суд и расправу в пределах, на которые простирается его правосудие. Всякий барон имеет право задержать, судить и приговорить к казни колдунью, которая была обнаружена в его владениях. Так неужели же гроссмейстеру ордена храмовников откажут в этом праве в пределах одной из прецепторий его ордена? Нет! Мы будем ее судить и осудим. Колдунья исчезнет с лица земли, и бог простит причиненное ею зло.

Вальтер Скотт. "Айвенго"


Умножать противоречия (о выборах в КС)

Vip Александр Володарский (в блоге Свободное место) 25.09.2012

4543



Вчера Олег svintusoid предложил мне поддержать публичный бойкот выборов в Координационный совет оппозиции в связи с волюнтаристским и проведенным в нарушение всех процедур снятием кандидатур Стомахина и нациста Николы Королева. Я уже писал раньше о отклонении заявки Тесака и принятии заявки Королева - тогда абсурд ситуации умножался: техническая возможность участия нациста в выборах не компенсировалась, а лишь усугублялась нарушением процедуры со стороны организаторов. Снятие Стомахина и Королева возвело этот абсурд в квадрат. Если ограничение на присутствие "нежелательных элементов" не заложено в выборах на структурном уровне, если они не могут быть вытеснены без нарушения процедуры и при этом никто не пытается всерьез эту процедуру пересмотреть и подвергнуть критике - грош цена таким выборам. Демократия, как прямая, так и представительная, должна предполагать некие открытые (в том числе и открытые для изменения) механизмы саморегуляции. Илья Яшин таким механизмом безусловно не является.

Но все-таки я не поддерживаю идею Свинтусоида насчет бойкота. Точно так же я не и поддерживаю предложение бойкота, исходившее от Бориса Кагарлицкого и Форума левых сил. Напротив, планирую принимать участие в предвыборной кампании, консультируя и оказывая информационную поддержку некоторым кандидатам. На фоне моего последовательного отрицания парламентаризма и представительной демократии, а также отказа поддерживать "прогрессивных" кандидатов на парламентских выборах в Украине это решение может вызвать некоторые вопросы, так что поясняю.

Координационный совет оппозиции - это мыльный пузырь, наполненный зловонным газом. Орган, не имеющий сколь-нибудь реальной власти (и неспособный ее иметь), но служащий для легитимизации фигуры Алексея Навального в роли неформального лидера "общегражданского протеста". А также потенциальный партнер в "конструктивных переговорах" с властью. Ведь дети палачей всегда найдут общий язык. КС - вредное явление, как вредна любая попытка возведения дополнительных иерархий на пути прямой демократии. Безусловно, царящий сейчас организационный базар смехотворен, но механизмы демократической саморегуляции должны в муках рождаться именно в открытых оргкомитетах и ассамблеях, на улице. Эти механизмы не появятся сами собой, либо по чьей-то доброй или злой воле.
Если бы анархисты или кто-либо еще (тот же Форум левых сил) предложили альтернативу Координационному совету (эдакую открытую и вечно обновляемую Координационную ассамблею) - я бы безусловно поддержал этот проект. КС как единый протобюрократический орган, символизирующий "общегражданское единство" (включающее в себя если не Тесака с Николой Королевым, то уж точно Поткина, Крылова и Наталью Холмогорову) должен быть разрушен.

Бойкот, предложенный Кагарлицким, отрицает саму концепцию КС, и этот подход верен. Но резолюция ФЛС носит чисто декларативный характер, так как альтернативы не предлагаются. Бойкот, предложенный Свинтусоидом, не ставит под вопрос саму идею Координационного совета как представительного органа, объединяющего всю оппозицию. Он лишь критикует лишь волюнтаризм и цензуру со стороны Центрального выборного комитета. Фактически это предложение улучшить КС через его отрицание. Я же выступаю за уничтожение КС через его поддержку.

Нужно голосовать за тех кандидатов, которые несут в себе искру первозданного Хаоса. За тех, кто своими идеями или действиями ставит (или неизбежно поставит) под вопрос саму легитимность Координационного совета в качестве единственного органа представляющего оппозицию. За кандидатов, которые готовы прямо и четко заявить свои требования, без уступок рыночникам, патриотам и адептам любых других репрессивных идей. За кандидатов, которые самим фактом своего существования будут не сглаживать, а создавать противоречия. За кандидатов, которые будут не просто раскачивать, а переворачивать вверх дном все лодки, которые им встретятся. Пусть и крысы, и хомячки учатся плавать.
Подробный список поддержки оглашу чуть позже - я пока что общаюсь, взвешиваю, изучаю (и помогаю писать) программы.

Почему не следует применять тот же диалектический подход в отношении парламента? В отличие от Координационного совета парламент имеет реальную власть, которая, в свою очередь, выражается в немалом денежном эквиваленте. Человек с действительно радикальной программой не будет близко допущен к нему даже на стадии выборов. Что мы и можем наблюдать сейчас в Украине - даже большевики-ленинисты вынуждены идти в Раду с социал-демократическими лозунгами, неотличимыми от лозунгов любой популистской буржуазной партии. Очутившись в парламенте, такой человек не сможет не то что разрушить - даже немного поцарапать эту махину. Когти-то вырваны уже на стадии выборов. Здесь работает та же самая диалектика, но только в другом направлении - не инородный элемент, внедрившись, разрушает систему, а система растворяет в себе или же отталкивает любой инородный элемент.

Также несравним объем усилий, необходимых для проникновения в КС и для штурма Верховной Рады (и тем более Госдумы). Завалить деревянный заборчик, ударившись в него лбом с разбегу, вполне реально, а вот биться о бетонную стену метровой толщины - бессмысленная глупость. Такую стену проще обойти или перелезть через нее. И если Координационный совет - легкий забор, то парламент - бетонная стена.


С какими идеями я иду в Координационный совет оппозиции

Vip Кирилл Медведев (в блоге Свободное место) 24.09.2012

3578

Люди, среди которых я прожил последние 7 лет, – студенческие, профсоюзные, экологические активисты, организаторы антифашистских митингов и концертов, бесплатных образовательных курсов, некоммерческих выставок и кооперативных книжных магазинов, уличных поэтических чтений, фримаркетов и кампаний помощи политзаключенным. Люди, для которых политика - это прежде всего работа на конкретных участках, объединяемых в общий проект преобразований. Люди, которые предпочли такую работу индивидуальной карьере – в политике, в бизнесе, в журналистике, в искусстве, в науке, – вовремя поняв, что аполитичность и зацикленность на личном успехе ведут к конформизму, отчуждению, а в итоге и к профессиональной деградации.

Именно эти люди ответственны за то, что о «новых левых» сегодня заговорили даже консервативные публицисты и кремлевские политтехнологи.

Им чужды как убежденный антикоммунизм, так и ностальгия по cоветской власти. Они не верят ни в прогрессивную роль крупных бизнесменов, ни в доброе патерналистское государство. Они осознают, что «прямая демократия» - это не просто важный и прогрессивный тренд, а ежедневное усилие, на которое вряд ли способен рабочий после десятичасовой смены или одинокая мать, брошенная государством. Они способны создавать самофинансируемые проекты и автономные территории, однако понимают, что средства на просвещение и право на публичное, неприватизированное городское пространство нужно отвоевывать у корпораций и государства, не игнорируя, а вторгаясь в его механизмы, радикально реструктурируя их.

Не фетишизируя «честные выборы» и парламентскую демократию, многие из них понимают, что конкуренция разных проектов устройства общества необходима, поскольку большинство – работников, мелких предпринимателей, студентов, пенсионеров, безработных – крайне разнородно и одна единственная группа или партия никогда не сможет выразить интересы всех. И чем интенсивнее это большинство будет осознавать и выражать свои собственные потребности – связанные с работой, жильем, образованием, экологией, – тем меньше места будет оставаться для манипуляций крупного бизнеса и для националистической демагогии, подменяющей реальные социальные проблемы якобы вечными культурными различиями.

Именно поэтому общедемократические требования неотделимы от социальных. Говорить о демократии и одновременно увеличивать рабочий день – циничная ложь. Говорить о честных выборах и одновременно коммерциализировать образование, расширяя зазор между просвещенной менеджерской элитой и управляемыми массами, – преступление.

Борьба за низовую демократию неотделима от борьбы за свободное от работы время, необходимое для участия в самоуправлении, а требование политических прав человека и гражданских свобод неотделимо от требования социальных и культурных прав – права на труд, на охрану и на справедливые условия труда, на образование, на соцобеспечение, на жилье.

Представительная система в форме жестко контролируемых и сменяемых избирателями советов, партий, профсоюзов, комитетов жителей неполноценна без сочетания с прямой, в том числе электронной демократией, с институтом референдумов.

Только таким образом – на сочетании общедемократической и социальной повестки, представительной и прямой демократии – может сложиться то общество, которое нужно большинству жителей страны, вне зависимости от их политических взглядов, культурных и других различий.

С такими идеями я иду в КС. Надеюсь, что их будут разделять все больше людей, любой из которых сможет встать на моё место, когда этот орган или моя функция в нем будут исчерпаны.

Выборы в Координационный совет оппозиции (предварительные): https://www.votepoller.com/vybory-v-koordinatsionnyi-sovi/ru