О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/blogs/pages/308.html.html?q=user%252fregister
:

Важные фотографии нашего века: Они живут рядом

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 07.10.2012

7

61773
Бывший начальник охраны тюрьмы Туол Сленг Him Huy и Norng Chang Phal, ребенком попавший в Туол Сленг и потерявший там обоих родителей. На презентации книги "История Демократической Кампучии" перед тысячами студентов провинции Кампонг Том. Фото: Heng Sinith

Есть в Пномпене такое место - тюрьма Туол Сленг. Во времена "красных кхмеров" она была этаким "чистилищем": сперва в ней пытали, выбивая "чистосердечное признание", а после - увозили на пригородную поляну и убивали. Чаще всего - лопатой, мотыгой, палками. Экономили патроны: Партия строила новое экономное и практичное общество на благо народа. 20 000 человек прошли через Туол Сленг, в живых осталось около десятка. До тюрьмы здесь была школа. Сейчас - музей. Очень плохое место. В школе вообще нет ничего радостного, особенно в такой, похожей на типичную советскую. Унылое серое бетонное здание, ряды одинаковых классных пеналов. Сделав из школы тюрьму, там ничего и не меняли. Только некоторые классы разделили небрежно сложенными кирпичными перегородками на крошечные ячейки. В каждой "жил" один человек, он мог только лежать скрючившись. Шевелиться было нельзя, за это били. Пытали тоже очень просто: били палками, током, топили в бочке с водой. Никаких специальных атрибутов, ничего изощренного и устрашающего - дом как дом.

Был я и на "полях смерти" в пригороде. Там тоже ничего особенного, никакой такой "машины смерти". Поляна и ровные ряды ямок: хоронили здесь же, теперь общие могилы раскопали, жертвы перезахоронены. Таких мест в Камбодже много.

Я долго не мог понять, что за странное оцепенение и дурнота накатывали на меня там. Смерть я видел, видел войну, нищету, примеры человеческой подлости, глупости и жестокости. Я испытывал гнев и отчаяние. Здесь же было иное чувство. Потом понял: все, что мы встречаем в своей маленькой жизни, как бы мерзко оно ни было, имеет выход и оставляет надежду. Все наши "гадости" имеют какой-то человеческий смысл и мотивы. Но тут ощущается абсолютная безнадежность. И полная победа нечеловеческого. Демоны наших душ победили, и на земле воцарился Ад. С человеческой точки зрения здесь все бессмысленно, но у демонов иные мотивы. И человеку остается либо принять их, самому став демоном, либо умереть.

Что-то похожее я испытал недавно, читая книгу Николая Никулина. Все сегодняшние войны, которые мы видим по телеку, - детские игры. Это была книга о настоящей Войне, которая не имеет никакого иного смысла кроме победы Ада.

В Камбодже я говорил со многими. Это были обычные люди, встречавшиеся нам на пути - моторикша, гостиничный портье, музейный работник, торговец, учитель... Я понял, как непросто нации, уничтоженной на треть и пережившей Ад, принять и осознать это. Здесь каждый либо убивал, либо подвергался риску быть убитым. Началось это, кстати, задолго до четырехлетия "красных кхмеров". "Помогли" в этом и вьетнамцы, и американцы, и китайцы. Чтобы пережить и принять такое, люди слагают разные мифы. О единоличной вине Пол Пота, задумавшего извести нацию. О благородном Пол Поте и Партии, спасавших нацию от злобной Америки и строивших светлое будущее. Спорят о количестве жертв режима: одни говорят о 150 000, другие - о 3 миллионах. Это - в зависимости от того, был ли рассказчик (или его родственники) тюремщиком или пострадавшим. Потому что сегодня все живут рядом. Повсюду. В сельских районах, где теперь много свободного места. В городах, где теперь такое количество огромных черных "Лексусов", какого не видел даже в России. И где, как говорят, процветает коррупция. Теперь в Камбодже многопартийные выборы, но в каждой деревушке встречаешь плакаты и офисы только одной - правящей партии. Все это не кажется столь важным: для нации, пережившей Ад, важнее всего, что он закончился.

Так вот, о фотографии. Есть в Камбодже неправительственная организация - Центр документации Камбоджи. Живет она в основном на западные гранты, но вполне в согласии с правительством. Эти люди первыми в стране стали собирать и обнародовать материалы о периоде "красных кхмеров", а затем и обо всей камбоджийской трагедии ХХ века. Издают книги, пишут учебники, ведут занятия со студентами. Этот снимок был на объявлении о семинаре в бывшей тюрьме. Со студентами общались эти два человека: бывший палач и бывший заключенный. Рядом. На втором этаже тюрьмы-музея - выставка. Портреты бывших "партийных кадров". И история их дальнейшей жизни: один теперь - учитель, другой - шофер, третий растит рис и имеет шестерых детей... На стене напротив - истории бывших узников. "Все мы живем рядом, и все мы камбоджийцы"! В книгах, которые они издают, нет бурных эмоций и нет обвинений. Только подробно исследованные факты истории.

Здесь собирают рассказы о тех временах обеих сторон: "красных кхмеров" и жертв геноцида. Врезался в память рассказ, услышанный в аудиогиде на "полях смерти": "Мне было 17, и я убивал палкой. Я видел, что им было очень больно, но если бы я не убивал, убили бы меня. Потом я убежал в лес, потом красных кхмеров прогнали".

Под эгидой другой организации - аудиовизуального центра "Бофана" камбоджийский режиссер Ритхи Панснял полнометражный фильм о начальнике Туол Сленг. Дач пока единственный из лидеров "красных кхмеров", осужденный трибуналом на пожизненное заключение. Весь фильм он просто рассказывает, как это было. А в центре каждый может просматривать на компьютерах исторические материалы их коллекции - фильмы, фото, аудиозаписи.

В Камбодже много НПО, спонсируемых Западом. Много волонтеров. В основном они занимаются просвещением: после череды войн, закончившихся к началу 90-х, средний возраст в стране был 19,5 лет! Осталась масса сирот, не хватает учителей. Одна из крупнейших международных организаций занимается возрождением кхмерской национальной культуры, создает центры традиционных ремесел. Помогает молодым выжить, заработать и понять свою историю. Насколько мне известно, "агентами" их здесь не называют.

Материалы с выставки "Жертвы истории" в тюрьме Туол Сленг. Бывший "партийный кадр" 61776

Жертвы 61778


Армия "колдунов в законе"

Vip Дмитрий Ахтырский (в блоге Свободное место) 07.10.2012

447

Весь этот год приходится слышать повторяющуюся мантру - причем из уст людей, чье отрицательное отношение к путинскому режиму невозможно поставить под сомнение: «Власть успешно отвлекает от себя внимание, переводя стрелки на РПЦ МП». Такая позиция, на мой взгляд, обусловлена двумя основными причинами.

Первая - хроническая недооценка «рационально мыслящими» людьми значимости мифологической сферы в жизни человека, области символов и архетипов. Однако любой властитель интуитивно осознает их значимость, поскольку именно через символы и архетипы власть легитимирует себя. Отвергая европейский «гуманистический миф», константами которого являются идеи гражданского общества, признания прав меньшинств, приоритета прав и свобод личности над принудительно наложенным извне «национально-религиозным», «половым» и иным не выбранным человеком добровольно «долженствованием», власть отвергает и гражданскую легитимацию своего существования, так называемую «теорию общественного договора», согласно которой представители власти являются не более чем наемными менеджерами, призванными гарантировать сохранение свобод личности в максимально возможном объеме. Если теория общественного договора отвергается - у правителей не остается другого выхода, кроме как достать из запасников старую теорию, «сакральную легитимацию», согласно которой законным источником власти являются некие высшие по отношению к человеку силы. В современной России в качестве таких сил заявляются: 1) «бог», понимаемый как верховная прямая власть над миром, чью волю репрезентируют его полномочные представители в лице иерархии одной из религиозных групп, 2) «родина» как метафизическая категория с апелляцией к чувству «крови и почвы», обязывающая человека поддерживать «традиционные ценности», завещанные «предками».

Именно РПЦ МП в России и является носителем такого идеологического конструкта. КГБ и его модификации не могут непосредственно сами сакрализовать свою власть должным образом, не прибегая для этого к услугам посредников - поскольку еще жива память о том, что как «бога», так и «предков» они видали преимущественно в гробу. Проблема для гебистской власти состоит именно в том, что другого источника для своей легитимации она не имеет и в ближайшее время вряд ли найдет.

Поэтому работа по очищению евангельского идеала от псевдохристианских наслоений - одно из первейших дел протестного движения в России. Но эта работа, что важно, обладает и сверхситуативной ценностью, имеет значение не для России только, но для всего человечества, которому для продвижения по пути совершенствования надлежит развязать узлы, противоестественным образом связывающие высокие устремления духа с древними системами тотемов и табу.

Вторая возможная причина нежелания концентрировать внимание на проблеме «симфонии» КГБ и РПЦ - элементарное чуство страха перед жестко организованной, практически тоталитарной армией «колдунов в законе». Паниковский «боялся черных ксендзов, за которыми признавал многие волшебные свойства». Это чувство страха многие века эксплуатировали самозванцы, выступающие от лица Иисуса. Его имя пытаются превратить в имя пугала, карающего судьи, ввергающего в ад тех, кто непослушен воле этих самозванцев и их властительных покровителей - заказчиков их идеологических и ритуальных услуг.

От этого страха не свободны и представители самой «светской» власти - чувство, вполне сходное с чувством бандита, часть награбленного жертвующего тем, кто объявил себя посредником между «высшими силами» и людьми. Приведу иллюстрирующий пример, услышанный мной от подмосковных священников в мою бытность алтарником.

Едет после служб и треб на своем авто домой священник в подряснике, с наперсным крестом. Его останавливает гаишник, желает мзды. Священник кладет на капот купюру и ответствует: «Возьмешь - рука отсохнет». И не протянулась рука гаишника.

Можно предположить, что страх перед магической властью представителей потусторонних сил проникает не только вглубь «простого народа», но и в политическую и экономическую верхушку общества. В такой ситуации уже невозможно сказать, кто главный - хозяева красной кнопки или эксклюзивные дистрибьюторы черных и белых «сакральных» меток.

В перспективе же две оставшиеся в России ветви «симфонической» власти вполне могут слиться еще теснее. 4 октября состоялось заседание синода «РПЦ МП» («митрополит-бюро»). С вполне оруэлловским цинизмом на нем было заявлено, что синод подтверждает запрет на участие клириков РПЦ МП в выборах органов власти в качестве кандидатов. Однако запрет этот есть фактическое разрешение, которое в определенных случаях вполне может стать и предписанием. Запрещено лишь самовольное выдвижение - но зато разрешено выдвижение санкционированное, «по благословению», с предполагаемой полной отчетностью, с возможностью отзыва церковным начальством под страхом, очевидно, церковных взысканий вплоть до анафематствования (как в случае с Глебом Якуниным). Фронт обозначен синодом как борьба с "раскольниками" и "иноверцами". С оговоркой - "если они ведут борьбу с РПЦ, используя власть". Понятно, главное тут - сам факт разрешения избираться в сочетании с практически тотальной подконтрольностью деятельности такого клирика во власти. А враги найдутся, "классовая борьба по мере построения социализма только усиливается".

В деле Pussy Riot обществу внушали, что строгий приговор блокирует возможность повторов «осквернений и кощунств». Однако итогом стал продолжающийся «крестоповал». Смешно и страшно, когда о «бесах революции» нам говорят «великие (и не очень) инквизиторы».

Власть пытается использовать предоставляемые «РПЦ МП» щит и доспехи. Но щит этот и доспехи выкованы в тех же кузнечных цехах, что и ее меч - и подвержены той же этической коррозии. Король голый - и разоблачение антихристианской стороны «РПЦ МП» и самой идеи «симфонии» является поэтому как задачей протестного движения, так и самоценной для последователя Иисуса задачей свидетельства правды и обличения лжи и подмен.


Владимир Кулистиков, гендиректор НТВ

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 07.10.2012

26

Маджари - квас из винной бочки,
Чурчхела - жвачка из резины.
Не от того ль в 8-м годочке
Бежали робкие грузины?

Зря их главком на горы лазал!
Зря форму под marines пошили:
При виде русского спецназа
Свой галстук съел Саакашвили.

Спасли его старанья Штатов,
Француз, пред коим он пластался,
И то, что в стане супостатов
Он без симпатий не остался.

Ссылка


Золотой сон в кремлевском тереме

Vip Андрей Бессмертный-Анзимиров (в блоге Свободное место) 05.10.2012

483

Пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в Кремле считают неуместными рекомендации Парламентской ассамблеи Совета Европы по демократизации российской власти «и безусловно к ним прислушиваться не будут».

А стоило ли делать такое заявление? Если бы наоборот – разумеется, стоило бы. Даже было бы сенсацией. А вышло просто сотрясение воздуха. Ведь это все равно как если бы человек, который всегда всем хамит, вдруг после очередной грубости заявил бы: «Извиняться за свою последнюю грубость не намерен». Понятное дело!

Конечно, «прислушиваться не будут». На то они и сидят в Кремле.
А знаете почему? Все дело в «конфликте цивилизаций».

Не так давно об этом говорил официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич, заявивший, что ситуация вокруг дела Pussy Riot свидетельствует о «конфликте цивилизаций», вследствие какового оценки Западом этого дела «поспешны, необъективны и политически ангажированы». На Западе, разъяснил г-н Лукашевич, «забывают о христианских корнях Европы, считая, что религия ограничивает демократию». А администрация РФ старается «и в жизни, и в политике соблюдать не только международное право, но и традиционные ценности».

Разумеется, это существенно проясняет ситуацию. Теперь можно спать спокойно и не тревожиться по пустякам. Два года тюрьмы за радикальный феминизм, за просьбу к Богородице об избавлении России от узурпатора и за критику патриарха за сотрудничество с неосталинистским режимом, к нашему большому облегчению, вызваны не самодурством очередного глуповского градоначальника и не удушением элементарных свобод, а православными корнями России и ее приверженностью традиционным ценностям.

Насильственное удержание Чечни, народ которой ведет многовековую борьбу против русских колонизаторов, агрессия против Грузии и поддержка Россией всех возможных сепаратизмов в своих бывших колониях вызвана не позорной истерикой исчезающей колониальной империи, неспособной достойно принять историческую закономерность. А исключительно православными корнями России и ее приверженностью традиционным ценностям.

Усиление авторитарных тенденций Кремля, череда принятых и принимаемых репрессивных законов, со всей очевидностью нарушающих элементарные права человека, применение силы против мирных демонстрантов, практика преследования оппозиции и гражданских активистов, изгнание Геннадия Гудкова из Госдумы без решения суда, политическая монополия «Единой России», смерти Сергея Магнитского и Веры Трифоновой тоже вызваны не привычной для России паникой класса профессиональных грабителей страны и обусловленным этой паникой сворачиванием реформ, неизбежно следующим после всяких попыток их «разворачивания». Всё это тоже вызвано православными корнями России и приверженностью традиционным ценностям.

Сколь утешительно! А главное, раз уж у нас с Западом и всей созданной им общечеловеческой культурой открылся конфликт цивилизаций, тогда совсем другое дело! При империи мы были вынуждены прислушиваться к Западу и исповедовать общую с ним мораль, потому что, как ни крути, наша империя была типично западной империей и вела себя на международной арене по-западному, причем даже не с Петра, а еще с Ивана Великого.

При марксизме-ленинизме мы были вынуждены прислушиваться к Западу и признавать общую с ним мораль, отвергая лишь ее "буржуазный" аспект, потому что наша социал-демократия все-таки вышла из западной традиции и формировалась в тесных контактах с европейским революционным движением. Хотя ее радикальное крыло и использовало в своей практике ограбления народа и тотального террора против него именно традиционные русские ценности.

При сталинизме мы, сильно продвинувшись в опоре на русские традиционные ценности, все же вынуждены были делать вид, что прислушиваемся к Западу и исповедуем общую с ним мораль, потому что вурдалачья система все еще нуждалась в исповедании теоретических принципов служения обездоленным и эксплуатируемым.

И вот наступил долгожданный момент! Несмотря на полное интеллектуальное и моральное оскудение класса верховных владык, несмотря на почти абсолютную утрату оным классом нравственных и политических ориентиров, несмотря на окончательную криминализацию сознания представителей этого класса, несмотря на то, что из тиранов и деспотов они превратились опереточных шутов, вызывающих хохот и презрение народов всего земного шара, произошло великое чудо: из мутных вод ленинизма-сталинизма на поверхность выступили маковки и купола нашего извечного града Китежа!

Наконец мы можем с чистой и кристально православной совестью игнорировать общечеловеческую мораль и послать Запад на три буквы.

Нет, русские народные ценности и православные корни отнюдь не в том, чтобы убивать и насильничать, грабить и обижать слабых, присваивать все, что плохо лежит, не в том, чтобы постоянно лгать и народу и себе самим. Одним словом, не совсем в том, что сегодня выделывает российская администрация. К ним мы еще вернемся. Задумаемся на миг, какова же идеологическая основа русских народных ценностей, православных корней и обусловленного ими «конфликта цивилизаций».

Масс-медиа совсем недавно довольно подробно известили об этой основе всю страну. Однако новость прошла почти незамеченной.

Газета «Коммерсантъ», например, 17 сентября сообщила, что делегаты съезда нового общественного движения, назвавшего себя «Народное большинство России» (НБР), «сойдясь во мнении, что идея евразийства способна стать идеологией большинства не только в России, но и на постсоветском пространстве», решили, что «российскому обществу требуется такое большинство граждан, которое, вооружившись идеей евразийства, поведёт страну к процветанию, невзирая на все вызовы современности». А вырабатывает новую государственную идеологию для России – чтоб вы знали - так называемый «Изборский клуб», главная задача которого – «выработать консервативные патриотические евразийские модели для администрации президента».

«Окончательное подтверждение своей правоты делегаты съезда НБР получили от заместителя главы Федерального агентства по делам СНГ Георгия Мурадова»,который похвалил общественников за то, что они восприняли «четкую, ясную объединительную идею, выдвинутую руководством страны». Эта идея, по прогнозу господина Мурадова, «скоро будет названа нашей идеологией».

Закрытый «Изборский клуб» был создан 8 сентября и объединил «сторонников идеи сильного государства». Его учредители и главные участники – наши давние и старые знакомцы. Вот они перед вами – обласканные и поднятые Кремлем на заслуженные высоты. Евразийцы Александр Дугин и Валерий Коровин. Писатель и главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов. Директор Института проблем глобализации и идеолог гарантирования реального прожиточного минимума (но ни в коем случае богатства или процветания) всем гражданам Михаил Делягин. Президент Академии геополитических проблем и большой сторонник фантомной православно-славянской цивилизации генерал-полковник Леонид Ивашов. «Известный журналист» Максим Шевченко. «Историк и политолог», идеолог «необходимости переписать историю последних пятисот лет на русский манер» Андрей Фурсов. «Называющий себя человеком из другой реальности», продвигающий идею Муссолини о создания государства-корпорации и «воспринимающий распад СССР как личную трагедию» публицист Максим Калашников. Любимица и секс-символ Моспатриархии, сопредседатель самозваных Всемирных русских соборов Наталья Нарочницкая, «официально зарегистрированная как доверенное лицо Владимира Путина». «Министр культуры» Владимир Мединский, о котором президент Института стратегических оценок Александр Коновалов заметил, что трудно «представить человека более далекого от культуры и более вредного для нее».

Прошу любить и жаловать. Про таких когда-то говорили: пробы негде ставить. А ведь чистой православной пробы господа!

Трудно подобрать лучшую группу людей для выработки идеологии пожирающего собственный народ сильного государства. Идеологии, призванной заменить в России ленинизм и сталинизм.

Честь безумцу, который навеет узурпаторам сон золотой...

Таким образом, русские народные ценности и православные корни объективны, а не субъективны, бесспорны, а не надуманы. Они действительно есть. И давно уже тщательно отобраны и высвечены евразийской идеологией. Если не верите – прочитайте труды как подлинных евразийцев, существовавших в 1920-40-е годы в русской эмиграции, так и современных шарлатанов, выдающих себя за «неоевразийцев» и проповедующих открытый фашизм (в отличие от своих предшественников, проповедовавших фашизм скрытый).

Эти ценности перед вами.

Игнорирование истории вообще и ее уроков в частности. Страх всякой демократии и презрение к ней. Принципиальное отрицание самого существования прав человека. Поддержка сильной власти – кстати говоря, пункт, неприемлемый для подлинно консервативной идеи. Искоренение индивидуализма и насаждение коллективизма, по-православному именуемого «соборностью». Принципиальное уклонение от доведения до конца любых реформ. Использование народа в целях усиления государственного Молоха и обогащения самозваной элиты (последний пункт - экономический: логическое следствие всех предыдущих и скрытый корень всякой подобной идеологии).

Видите, любезные русичи! Пока несознательные элементы, поддавшись провокациям и веяниям с Запада, устраивают демонстрации и кричат о нарушении прав человека, сознательные элементы заседают в высоких теремах и по-прежнему думают крепкую русскую думу о том, как быть Российской земле. Иными словами, заботятся о народе, о его корнях и ценностях. Особенно ценностях материальных. Которые, не дай бог, не попадут в карманы евразийской элиты.

Что касается досадных мелочей... Например, того, что на Западе, в отличие от России, всегда пытавшейся выжечь демократию каленым железом, не «считают», а знают по опыту, что религия ограничивает демократию. Или такой мелочи, как само понятие «традиционных ценностей», являющееся не более чем очередным постмодернистским симулякром, ибо оно ничего не означает и используется в современной России для прикрытия любого идеологического и судебного произвола, направленного на нарушение прав человека и гражданина. Или такой мелочи, как то, что Запад никогда и не думал забывать о своих христианских корнях - а вот Россия-то как раз и «вспомнила» о них лишь вчера.

Или такой мелочи, как то, что настоящие евразийцы были неоперившимися юнцами, растерянными в условиях разгрома бывшими крепостными крестьянами всей русской цивилизации. А потому и бросившимися на поиски «новых решений», каковые витали в воздухе той эпохи, пропитанной насилием, экстремизмом и борьбой против гражданских свобод, провозглашенных Веком разума. Свобод, которые останутся бесспорными до тех пор, пока существует человечество.

Или такой мелочи, как то, что среди евразийцев не было ни одного человека, к которому сегодня можно относиться всерьез. Этого не знают только невежды. Ни одного - кроме Георгия Флоровского, отошедшего от движения именно вследствие своего православия и вынесшего евразийству исчерпывающий и емкий приговор:

Первоначальное евразийство хотело быть призывом к духовному пробуждению. Но сами евразийцы если и проснулись, то для того, чтобы грезить наяву... Евразийство не удалось. Вместо пути проложен тупик. Он никуда не ведет... Судьба евразийства - история духовной неудачи. Грёзы всегда соблазнительны и опасны, когда их выдают и принимают за явь. В евразийских грезах малая правда сочетается с великим самообманом.

На фоне града Китежа, вернувшегося со дна озерного святым и не подмоченным, некоторые мелочи и мелкие ошибки в позиции Кремля и публичных высказываниях как его представителей, так и «думающих о России» идеологов не так уж и важны. Зато какое это счастье – знать, что нам наконец дадут великую национально-государственную идеологию. И что новые поколения россиян получат возможность, подобно своим отцам и дедам, мужественно неся бесчисленные жертвы и испытывая страшные лишения во имя светлого будущего, беспрепятственно отдаться строительству евразийского третьего Рима, и шагать ещё семьдесят лет в никуда.


Пряник для Венедиктова

Vip Сергей Аксенов (в блоге Свободное место) 05.10.2012

308

Алексея Алексеевича Венедиктова и радиостанцию «Эхо Москвы» выдвинули на Нобелевскую премию мира 2012 года. Кто выдвинул – пока неизвестно. Сам потенциальный лауреат в недоумении. Его зам Владимир Варфоломеев не исключает, что организовать такую «козу» мог президент Путин (или Медведев), но больше склоняется, что это сделал один из бывших лауреатов.

Я вот только не вижу тут противоречия. Если высшие должностные лица РФ и «организовали» выдвижение, то они могли сделать это и через кого-то - например, через бывших лауреатов. Как раз их уровень. Кстати, а почему это Варфоломеев подозревает Путина? Знает что-то?

Ну да ладно. Это все детали. Я к тому, что я поддерживаю выдвижение Венедиктова на премию. И именно на премию мира. Все правильно. Ведь именно он и его ресурс – радиостанция - обеспечил мир в Москве во время массовых акций протеста минувшей зимой.

Это его, Венедиктова, сотрудник (пусть и внештатный формально), г-н Пархоменко, на пару с Немцовым «подавал сигналы» московской мэрии про «людей с мозгами», готовых увести разгневанный народ из центра города. А затем, когда договоренность с Горбенко была достигнута, «Эхо» чуть ли не каждые пять минут рекламировало вариант, предложенный Иудой. Про Иуду - это не я говорю, это сам г-н Пархоменко заявил в интервью Азару: «Было понятно, что нам немедленно скажут, что мы наймиты и предатели...». Знает кошка, чье мясо съела.

Так что мир и покой в Москве этой зимой обеспечил, да, во многом г-н Венедиктов. Потом, правда, как водится, решил немного отвязаться, за что и получил – лишился места в совете директоров "Газпром-медиа". И Пархоменко тоже. Теперь же в поощрение, чтоб не очень обижались, им выпишут нобелевку. Пряник, знаете ли. Чекисты свое дело добре знают.

Ну, а то, что революции в России не случилось... для «людей с мозгами» это даже хорошо. Им и не надо было.


Дебаты спорятся

Vip Владимир Абаринов (в блоге Свободное место) 05.10.2012

177

Процветание американской демократии обеспечивается отнюдь не выборными должностными лицами; оно обеспечивается тем, что эти лица назначаются выборным путем.
Алексис де Токвиль. "Демократия в Америке"

Первые в американской истории публичные предвыборные дебаты провели в 1858 году сенатор от Иллинойса Стивен Дуглас и боровшийся за этот пост бывший конгрессмен Авраам Линкольн. У них состоялось семь раундов в разных городах штата, каждый продолжался три часа. Дуглас выиграл выборы, но благодаря дебатам страна узнала Линкольна, и спустя два года он был избран президентом США.

В 1960 году Ричард Никсон и Джон Кеннеди впервые дискутировали перед телекамерами. Телегеничный, молодой, уверенный в себе Кеннеди вышел бесспорным победителем из дуэли с неуклюжим и скованным Никсоном.

После этого 14 лет президентские дебаты не проводились, и лишь в 1976 году Джеральд Форд, которому терять было нечего, решил рискнуть и вызвал на поединок Джимми Картера.

С тех пор теледебаты стали обязательным элементом президентской кампании. Начиная с 1988 года организацией дебатов занимается специальная двухпартийная комиссия, в чью задачу входит согласование места и формата дебатов, а также подбор модераторов. Стороны согласовывают мельчайшие детали, включая температуру воздуха в зале и высоту подиума.

Дебаты 3 октября прошли в Денвере – крупнейшем городе одного из «фронтовых» штатов, Колорадо. Модератором был Джим Лерер, обозреватель телекомпании PBS. Эта роль была поручена ему уже в 12-й раз.

Согласно установленному регламенту, дебаты продолжались полтора часа чистого времени. Лерер должен был задать кандидатам шесть вопросов. На их обсуждение отводилось по 15 минут – сначала по две минуты каждому на ответ, остальное время на возражения и дополнения. В конце дебатов каждому кандидату было предоставлено по две минуты на заключительное слово.

Денверские дебаты по согласованию сторон были посвящены внутренней политике. Лерер огласил заранее только темы своих вопросов, но не их точные формулировки. Кандидаты знали только, что три вопроса будут касаться экономики, по одному – реформы здравоохранения, роли государства и управления.

Вопросов с мест регламент не предусматривал. Перед началом дебатов Лерер строго предупредил публику, что она должна сохранять полнейшее молчание и не издавать никаких звуков. И в шутку назначил следить за соблюдением порядка в зале жен кандидатов - Мишель Обаму и Энн Ромни, сидевших на разных половинах.

Жребий решил, что первым на первый вопрос будет отвечать президент. Ромни, соответственно, выпало закрывать дебаты своим заключительным словом.

По данным рейтингового агентства Nielsen Media Research, дебаты в прямом эфире смотрели 67,2 миллиона американцев – это на 28 процентов больше, чем аудитория первых дебатов Обама – Маккейн четыре года назад. За полтора часа эфира зрители опубликовали в Твиттере 10,3 миллиона сообщений.

***

Джим Лерер не мудрствовал лукаво. Его вопросы начинались так: «В чем основная разница между вами в том, что касается...» - и далее следовала конкретная проблема: создание рабочих мест, налоги, национальный долг.

Барак Обама начал свой ответ с сообщения, что сегодня у него семейная годовщина: «20 лет назад я стал самым счастливым человеком на Земле, потому что Мишель согласилась выйти за меня замуж». Когда слово получил Ромни, он первым делом поздравил президента и добавил: «Вы отмечаете свой юбилей в самом романтическом месте, какое только можно вообразить, – здесь, с мной...»

Публика по достоинству оценила экспромт. Это была единственная за весь вечер острота.

Оба участника избрали атакующий стиль – они больше критиковали своего оппонента, чем излагали собственную программу. Журналисты британской Guardian установили, что Ромни был агрессивнее Обамы.

Обама, в свою очередь, чаще, чем Ромни, ссылался на свои достижения. О своих планах Обама говорил меньше, чем Ромни, и значительно меньше обещал. Основную разницу между собой и своим соперником президент определил так:

Губернатор Ромни полагает, что надо сократить налоги, особенно с богатых, и перестать регулировать экономику - и тогда ко всем нам придет достаток. У меня другое мнение. Я считаю, мы должны инвестировать в образование и профессиональное обучение. Думаю, нам важно у себя в Америке разрабатывать новые источники энергии, мы должны изменить налоговое законодательство так, чтобы оно помогало малому бизнесу и компаниям, которые вкладывают средства в производство здесь, в Соединенных Штатах; нам нужно использовать деньги, сэкономленные от двух войн, на преобразование Америки; а бюджетный дефицит следует сокращать сбалансированно, таким образом, который позволит нам осуществить критически важные инвестиции.

Для проверки достоверности заявлений кандидатов в редакциях во время дебатов сидят специальные люди, но в вышеприведенных словах Обамы этим занудам проверять практически нечего: президент высказался за все хорошее и против всего плохого. И все же некоторое лукавство эксперты в этих фразах обнаружили.

Оно касается средств, якобы сэкономленных от двух войн. «Это воображаемые деньги, - невозмутимо констатируют проверяльщики Washington Post. – Правительство утверждает, что экономия составила 848 миллиардов долларов, но завершение обеих войн планировалось уж давно, и никто не собирался тратить эти деньги на войну. Деньги на преобразование Америки Обама будет по-прежнему брать в долг».

Иными словами, администрация Обамы искусственно раздувает гипотетический дефицит, чтобы приписать себя заслугу его воображаемого сокращения.

Далее президент рисует картину фискальной безответственности своего оппонента: Митт Ромни, по его словам, собирается сократить налоги на пять триллионов и два триллиона ассигновать на оборону, хотя Пентагон об этих ассигнованиях не просит. Как с такими прорехами в бюджете свести концы с концами, президент не понимает.

Митт Ромни говорит, что ни на какие пять триллионов он сокращать налоги не собирается и не намерен сокращать налоги с богатых: «Они будут в порядке независимо от того, кто из нас станет президентом». Напротив, кандидат республиканцев планирует облегчить налоговое бремя для среднего класса, тогда как президент это бремя лишь отягощает, а между тем бензин при Обаме подорожал вдвое, дорожают электроэнергия, продукты, медицинские услуги... Ромни тоже за инвестиции в образование, только эти средства надо передать правительствам штатов – им виднее, как их потратить. Что касается источников энергии, то добыча нефти и газа в США действительно выросла, как правильно отметил президент, но не благодаря, а вопреки его политике: она выросла на землях, находящихся в частном владении, а на государственных сократилась. Вот когда Ромни станет президентом, он удвоит число лицензий на разработку государственных недр и начнет бурение на шельфе Аляски, протянув трубопровод через Канаду.

Президент отвечает, что он не взвалил дополнительное налоговое бремя на средний класс, а облегчил его на 3600 долларов – на эти деньги семейство может купить новый автомобиль...

Стоп! Я не специалист по проверке, но и мне ясно, что у президента странное представление о ценах: за 3600 долларов пристойную машину не купишь.

Ну а как быть с пятью триллионами налоговых долларов, которых Америка будто бы недосчитается при Ромни? Это оценка независимого Центра налоговой политики, который подсчитал, что после реализации налогового плана Ромни налоговые поступления в течение 10 лет сократятся на пять триллионов. Однако Ромни утверждает, что поступления останутся на том же уровне, потому что одновременно с сокращением налогов он закроет лазейки в законодательстве и сократит число не облагаемых налогом статей расходов. В этом плане, впрочем, отсутствуют ключевые детали, поэтому, когда Ромни ссылается в подтверждение эффективности своего плана на некие «шесть независимых исследований», то это, мягко говоря, сильное преувеличение.

Дискуссия продолжается. В запале, видимо, уже чувствуя, что переигрывает соперника, Митт Ромни допускает непростительный "косяк". Глядя на ведущего Джима Лерера (возможно, чувствуя в тот момент раздражение – Лерер действительно исполнял свои обязанности далеко не лучшим образом), он вдруг говорит:

Мне жаль, Джим, но я прекращу субсидировать PBS (общественное телевидение PBS существует на пожертвования частных лиц и государственные субсидии. – В.А.). Мне нравится PBS, я люблю Большую Птицу, и вы мне тоже нравитесь, но я не собираюсь тратить на все это деньги, которые я должен занимать у Китая.

Большая Птица – персонаж детского кукольного шоу «Улица Сезам». Пообещать закрыть ей финансирование все равно что пообещать расстрелять Чебурашку или зажарить и съесть Курочку Рябу. Уже наутро эфир заполнили возмущенные комментарии зрителей и создателей шоу, а в газетах появились карикатуры вроде этой.

61724


Сбой Дерьмометра

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 05.10.2012

26

2 октября мы поместили в этой рубрике агрессивно-глупое высказывание, якобы появившееся в твиттере члена Совета Федерации Людмилы Нарусовой. Недавно выяснилось, что это была фальшивка, на которую мы, к стыду своему, "повелись". Редакция приносит свои извинения Людмиле Борисовне Нарусовой и читателям, особенно тем, кто принял участие в дискуссии.


Уроки грузинского

Vip Андрей Некрасов (в блоге Свободное место) 05.10.2012

460

История с выборами в Грузии гораздо сложнее, чем кажется, а главное, отражает реалии гораздо более масштабные и сложные, чем просто регионально-политические.

Либералы-неоконсерваторы и в России, и в Грузии, и на Западе вешали на Иванишвили всевозможных собак, обвиняя его в порочащих связях - от кремлевских до криминальных. Самое яркое обвинение сформулировала Юлия Латынина: мол, оппозиция сделала то, чего не доделала российская армия в 2008 году.

Я был в Грузии и во время войны, и во время предвыборной кампании; люди знают мои "Уроки русского", высказывания в интервью и новый короткий фильм, показанный накануне выборов. И они хотят убедиться, что я понял их выбор. А в Тбилиси по улицам ходят (и пользуются общественным транспортом, как и я) только сторонники "Грузинской мечты". И вот что я считаю необходимым сказать в России.

Президент Саакашвили сделал тему российской угрозы основной в своей кампании, но она была второстепенной для грузинского избирателя, даже для большинства сторонников Саакашвили. Эти последние состояли в основном их двух групп. Одни – люди, интегрированные в систему Саакашвили и от нее зависящие, другие – жители регионов, судящие о действительности за пределами своего села по телеканалам, контролируемым правительством. Принцип мечты – грузинской, по аналогии с американской, – был на самом деле ключевым как раз для этой уходящей власти: жизнь большинства крайне тяжела (в стране больше половины безработных), но осуществляемый Саакашвили проект "Грузия" - это шанс для каждого.

И вот большинству грузинских граждан надоело мечтать в духе Саакашвили. И картина была бы простая – глупый народ, мол, клюнул на другую мечту, с душком советской ностальгии и постсоветских миллиардов, - если бы...

Если бы не то, что мешало мне спать несколько ночей и заставило меня дать несколько интервью оппозиционному каналу TV9, и показать там короткий фильм вечером 30 сентября.

Людей с оппозиционными настроениями я встречал в Грузии на протяжении многих лет. Среди уличных случайных собеседников попадались те, кто хвалил Путина, но большинство знакомых "оппозиционеров" были типичными интеллигентами, аргументированно критикующими свою власть. При этом я ни разу не слышал той осторожно позитивной оценки путинского строя, что частенько проскальзывает в высказываниях знакомых из западноевропейских стран.

В 2008-2009 годах, когда я делал "Уроки русского", мне было трудно сосредоточиться на информации свидетельствующей якобы о диктаторских качествах Саакашвили и связанных с ним темных историях. Я общался с ним и его семьёй, он сам показывал мне, как буквально на глазах Батуми превращается в нечто вроде Лас-Вегаса. И я был возмущен поездкой Нино Бурджанадзе на поклон к Путину: после такой войны она выглядела чистейшим предательством. Гибель полицейских, сбитых, по всей видимости, кем-то из ее кортежа на демонстрации оппозиции в мае 2011-го, и побег ее мужа в (или через) Южную Осетию поставили для меня на этом "лидере оппозиции" символическую точку.

Затем на сцену вышел Бидзина Иванишвили. Сейчас я говорю не о нем, но здесь необходимо упомянуть две вещи: именно Иванишвили по принципиальным соображениям инициировал успешную PR-атаку на коммунистов перед выборами 2006 года (которые я не считаю свободными и справедливыми); он никогда не встречался с Путиным, а в самом начале 2000-х одним из первых предупреждал других крупных предпринимателей об опасности заигрывания с новой российской властью.

Я не буду пытаться воспроизвести список претензий оппозиции к Саакашвили – он очень длинный. Я долго смотрел на него через призму своей "прогрузинской" позиции в продолжавшейся российско-грузинской конфронтации. Переломный момент настал в разговорах с грузинскими коллегами, с которыми я сдружился во время войны. Уж слишком убедительно и при этом без предвзятости рассказывали они о жестко авторитарном режиме, который построил президент. Эти мои друзья не были активистами оппозиции. Они работали в государственных учреждениях и просто описывали примеры той полной нетерпимости к критике, которая был присуща Саакашвили и его системе. Людям угрожали, людей шантажировали, увольняли за сочувствие оппозиции. Расцвело доносительство. Цензура и самоцензура господствовали на телевидении.

Затем грянул скандал с видеозаписями избиений в тюрьме. В попытке понять человека, которого я в 2009-м публично называл другом, я про себя хвалил Саакашвили за искренность, которая послышалась мне в его признании: вся пенитенциарная система, которую он строил, провалилась. Признал ведь – хотя за такой провал он не может не нести ответственности.

Но с точки зрения большинства грузин все было намного хуже.

Записи избиений произвели такое впечатление на грузинское общество потому, что люди увидели в них логический результат политики Саакашвили. Жесткая борьба с "криминалом" заканчивалась издевательствами над беззащитными людьми. Успешная борьба с низовой коррупцией сопровождалась неспособностью и нежеланием создать систему сдержек и противовесов, независимого правосудия и следствия. А это привело к тому, что в верхних эшелонах общества коррупция очень даже имела место. И к тяжким преступлениям, в которых, возможно, была замешана власть.

Ия Метревели, руководитель фонда "Комаги", помогающего жертвам современных политических репрессий в Грузии, в интервью со мной назвала режим Саакашвили фашистским. Меня передернуло, и я подумал, что вырежу это слово в монтаже: уж слишком часто им бросаются в полемике с неуместной легкостью. Но затем, увидев глубокие шрамы от избиений у бывших заключенных и вспомнив, что полиция застрелила ни в чем не повинного единственного сына Метревели, я оставил в фильме эту фразу. Добавив от себя: "Фашизм – очень тяжелое обвинение. Я не могу под ним подписаться; но меня не избивали в тюрьме до полусмерти, и у меня не убили единственного сына..."

Неоспоримым мне кажется то, что Саакашвили и его команда не устояли перед извечным соблазном "цель оправдывает средства". Эта проблематика важна нам, россиянам, далеко не только потому, что нам небезразлична судьба Грузии. В политическом дискурсе нашей либеральной оппозиции слишком часто логика "цель оправдывает средства" накрывает попытку объективного, честного взгляда на вещи. Эта логика, разумеется, была и есть у левых, у националистов и путинистов – но либералы при этом претендуют на моральную чистоту. А ее нет. Гуманизм и правдивость подменяются верностью идеологии либерализма, которая хотя и подписывается под гуманистическими ценностями, всегда предпочтет им неписаную партийную дисциплину либеральной касты.

Пример? "Те, кто говорил, что Саакашвили – авторитарный лидер и фашист, - подонки, которые так и не извинились, и не извинятся, разумеется, поскольку подонки не извиняются - как диктаторы не проигрывают выборов". Так сказал Шендерович. Подонки – это мать убитого полицией юноши, все многочисленные подопечные ее фонда с жуткими историями измывательств со стороны властей и, собственно большинство грузинского народа, которое другой либеральный блогер "Эха" просто и прямо назвал постсовковым быдлом.

"Диктаторы не проигрывают выборов". Это верно в принципе, но это чистая демагогия в приложении к грузинской ситуации. Те, кто хвалит демократизм Саакашвили в связи с прошедшими выборами, слишком привыкли к российской действительности и не знают грузинской. У Саакашвили не было никаких шансов фальсифицировать выборы. Признать поражение было несравненно выгодней, чем рисковать быть пойманным на фальсификации. Последнее сделало бы его политическим трупом, а в нынешней ситуации он будет грозить "Грузинской мечте", пользуясь всеми демократическими правами оппозиции, которые он сам не очень-то уважал. И будет, вероятно, мечтать вернуться во власть, как Черчилль или Берлускони.

Высокомерие либерального клуба очень часто сопровождается кое-как замаскированным невежеством. "Левизна" европейской интеллигенции – это синоним образования и информированности; чем более образован и информирован человек, тем критичней он настроен по отношению к власти, которая по определению склонна к злоупотреблениям. На это можно ответить, что слишком много критики слева приводит к западногерманскому и итальянскому левацкому терроризму, не говоря о Ленине и т.д.

Этот спор вечен, ибо в самой логике заложено диалектическое противоречие. Но осознание этого и тем более элитарная или партийная предвзятость не должны делать нас циниками, мешать нам оставаться людьми. У которых, как известно, есть не только политические и профессиональные амбиции, но и чувства - солидарности, сопереживания, сострадания.


Счастливчик Путин. Юбилейное

Vip Валентина Шарипова (в блоге Свободное место) 05.10.2012

435

Да, этот маленький человек в большом кресле должен быть счастлив. Он подошел к своему шестидесятилетию во всем блеске славы, могущества и непобедимости. И 7 октября, в день юбилея, ему обязательно кто-нибудь скажет: да что такое 60 лет! Это, мол, только три раза по 20. И в самом деле, наш герой молод, как не был и в двадцать лет, полон желаний, каких не было в сорок, и сейчас готов на такие эскапады, что хрен кто остановит. И пусть злопыхатели изощряются в обвинениях, пусть изойдут слюной на плевки - до его Кощеевой вечности они не долетают.

А ведь еще тринадцать лет назад он и представить себе не мог тех вершин, куда вознесет его судьба. Но всегда помнил, как в первый раз его приподняли над толпой красные корочки лейтенанта юстиции, понимай государственной безопасности. С тех пор товарищ и прикипел к могуществу Корпорации ГБ со всеми ее щупальцами, как к нежным пальцам. И хоть полжизни прошло в суете, мелких интригах и в службе на побегушках да на цырлах, но ведь это того стоило. Заслали-таки нашего «казачка» - даром, что ли, получил оперативный псевдоним Платов! - в русские цари.

Это для широкой публики он возник как черт из коробочки, вернее, как Дзержинский из шкафа – любил Эдмундович такие фокусы. А уж в каких фокусах поднаторели его выкормыши – знают только папки "совсекретно". Вот когда гикнулась советская власть вместе с бронзовой шинелью первого чекиста и тайная полиция прикинулась тяжело раненным медведем, многие и поверили. А тем временем тысячи офицеров «действующего резерва» рассыпались по стране с новым заданием – взять власть обратно. Среди них был и наш герой, и его задание оказалось судьбоносным.

Ничего сложного - помочь «первому питерскому демократу» дискредитировать самого себя, а заодно и всю так называемую демократию. С тогдашними первыми лицами тоже особо не заморачивались: Горбачев слюнтяй, ну а Ельцин, само собой, жалкий пропойца. (А что водочка подливалась одним из «резервистов», народу знать не обязательно.) Для гэбэшной пропаганды сделать из человека урода, а из урода героя - это как два пальца об асфальт. И получалось, что на фоне этих, прости господи, раздолбаев, любая фигура, даже с печатью вырождения на лице, но показательно трезвая и военизированная, априори годилась на роль верховного правителя.

Вот как наш юбиляр! Да и он сам годами, потупя глазки и поддакивая, вязал контакт за контактом. О! Это большой мастер радеть о Родине, держа собственный карман наготове. И кто кого поймал в сети - Березовский Путина или Путин Бориса Абрамовича, - вопрос для энтомологов. В его личном загашнике были не только хитроумные березы, но и боязливые осины, и недалекие штатские дубы. В условный час они с такой скоростью кинулись пересаживать нашего героя из кресла в кресло, что и сами не сразу поняли, как в российском политическом лесу он оказался главным лесничим. С тех пор сакраментальная фраза «Работает ФСБ!» и приобрела столь зримое воплощение.

Да у него самого дух тогда захватило! Мечты мечтами, но когда из тысяч незаметных и преданных Корпорация доверила только ему - это, знаете ли... И как тут было не уверовать и в божий промысел, и в собственную избранность? А вы думали - чего это он в церквях поклоны бьет? Благодарит. Да и как не благодарить, когда на него одного вся мировая экономика работает: держит цену на нефть. Свои недра не в счет. Свои он сам до донышка высосет и не просто конвертирует в самолеты, дворцы и яхты, но впечатает имя "Путин" в анналы мировой истории. И не где-то там, в примечаниях, а рядом с Цезарем, Македонским и Наполеоном. И пусть кто-нибудь попробует выскоблить!

Но только почему, заполучив в руки цацки в виде скипетра и державы, он как-то не по-царски пошел мельтешить? Хотел оторваться за все годы своей прежней подковерной жизни? Вот и кинулся с плебейской жадностью пробовать удовольствия. То в летчика поиграет, то в аквалангиста, то в зоолога, то в пианиста, то в злого дядю, то в доброго следователя. Впрочем, что игра, что езда – все одним пальцем. Так что расслабьтесь, господа либералы! Не будет из Путина путного Сталина. Слишком суетлив.

Вы же видите, этому живчику приходится ежедневно доказывать свое право на власть. И до того ему обрыдли и молодильные яблоки на завтрак, и обязательный протокольный прикид, и эти рожи вокруг - кто из них первым предаст? - что все явственнее одолевает не то тоска, не то тошнота. Никак сласти власти переел? И, видно, был совершенно искренен, когда жаловался: раб я на галерах, раб. А ведь впереди еще четвертый, пятый и, того гляди, десятый срок! Только как бы вожделенный трон не оказался для него пыточным. Ничего не поделаешь – такова участь всех самозванцев.

Хотя ему одному, любителю незатейливого шансона и пива, не так много и надо, хватило бы и одного Сочи. Как он завидовал когда-то тем, кто мог запросто самолетом рвануть на юг, сорить там деньгами в ресторанах - к таким загорелые девушки сами ломились в гостиничный номер... «Эх, знал бы прикуп – жил бы в Сочи», - при случае говаривал он тогда. Вот и прикуп узнал, и жить стал в Сочи, изредка наведываясь в Москву, но приходится прятать личный интерес, делать постное лицо и рассуждать о престиже государства.

Вот и забабахал в любимом городе Олимпиаду. А что? Все взорвать, но потешиться, так потешиться. Для того и голый остров - бывшее дальневосточное Гуантанамо, превратил в землю обетованную на сорок тысяч студентов. Откуда они там возьмутся? Да подвезут в товарных вагонах. А как будут жить в недоделанных домах - зимой на острове такой ледяной ветер! – это уже неинтересно. Ведь затевалось все не для людей - для понта.

Пусть шавки от Атлантики до Тихого океана, не признающие его всерьез, заценят и ширь его владений, и беспредельность его возможностей.

Но, по секрету, возможностей счастливчику и не хватает. И как Корейко, который мог открывать заветный чемоданчик с миллионом только в вокзальном туалете, так и он любуется нулями на своих счетах под одеялом. Да что там легализация непосильно нажитого – замучаются переписывать/пересчитывать! Хуже другое – не может он, как руки просят, расправиться с личными врагами. Тюрьмы и сроки - месть не того вкуса! А как хочется подсечь какую-нибудь протестную тварь - да ребром ладони по горлу! Как тех девок, что шастали по храмам и своими молебнами хотели навести на него порчу! А вот выкусите, мерзавки! Боженьку он держит не только за бороду, но и за...

И тех, кто 6 мая бесновался на площадях и требовал «уйди!», - испортили, сволочи, праздник! - не достать. Согнать бы всех белоленточников на Сахарова и Болотную да приказать: на колени, суки, на колени! А потом по-императорски самому бы рубить головы! Но только счастливчик Путин и сам знает: такая «Тяньаньмэнь» в Москве стала бы и его концом. И получается: не всемогущ, нет, не всемогущ! Вот и 7 октября при упоминании имени Анны Политковской, - а ведь непременно упомянут в годовщину убийства! - он помимо воли, но обязательно вздрогнет.


Октябрь 93-го: финал

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 04.10.2012

7

В те две недели с 21 сентября по 4 октября 93 года, названные затем в некоторых книгах "парламентским кризисом", я провел в Белом доме немало времени. Сидел в зале на заседаниях несуществующего парламента, бродил по темным коридорам с фонариком, когда уже отключили свет. Но больше слонялся вокруг - среди баррикад, палаток и костров, которые жгли разношерстные его защитники. Мне было там неуютно. Большинство людей были чужими и неприятными. Совсем чужими были суровые "баркашовцы" и "макашовцы". "Коммунистические бабушки" и пожилые мужики - в общем, совершенно обычные, но напоминавшие о советских дворах с домино и портвейном, задрипанных заводских проходных и унылых парткомах. К молодым ребятам с горящим революционным взором я тоже еще тогда не привык. Те, кто был по ту сторону баррикад, также были чужими. Это только спустя много лет я понял, что "своими" были те, кто, устранившись от поединка, спасал и тех и других. Кто таскал "трехсотых" без видимой нужды. Тогда же мир этот - мрачноватый, недовольный, обойденный удачей новых времен, лишившийся былых сторублевых зарплат и новоприобретенных ваучеров - был непонятен и враждебен. Я хотел, чтобы это поскорее как-то закончилось. И это закончилось 4 октября.

61674

Я не считал трупы и до сих пор не знаю, сколько среди погибших держало оружие и сделало что-то такое, чтобы заслужить свою смерть. Единственный человек, научно писавший об этих событиях, подробно доказывает, что официальные списки вполне достоверны. У меня нет причин не доверять ему.

Я помню только, что через пару дней после стрельбы ходил снимать похороны погибших милиционеров. Меня посылала редакция.

61668

Как хоронили других, я не видел. Лишь на сороковой день трагедии я оказался у Белого дома. Было холодно, немноголюдно и беспросветно.

61669

61670

Еще через три месяца журналистов пригласили на презентацию отремонтированного после пожара и разгрома здания. Интерьеры стали вальяжнее и богаче. С тех пор в Белом доме я не бывал.

61671


Имена и нравы

Vip Лев Рубинштейн (в блоге Свободное место) 04.10.2012

12

Социальные сети притащили не то чтобы совсем мертвеца, но и совсем живым это не назовешь. Словом, на глаза попалась такая ссылка.

Я пошел за этой ссылкой вслед - и не пожалел. Редко удается прочитать текст, половина которого войдет в поговорку. А этот по своей цитатоемкости приближается к 100 процентам. Даже завидно, честно говоря. Автор, подписавший этот маленький шедевр, называется "Священник Александр Шумский, писатель, публицист". То обстоятельство, что автор священник, проявляется не сразу. То есть не только не сразу, но и вовсе бы не проявилось, если бы на него не было бы четко и ясно указано. А вот то, что автор писатель, и преизрядный, видно даже без очков. Такую фразу, как "Данный сюжет выглядел как символическое действие, как опускание всей российской науки", не мог бы написать никто другой, кроме как писатель.

Но, как и в любом истинно художественном тексте, есть там и загадки, на попытки разгадать которые не жаль ни времени, ни сил.

Загадки начинаются сразу же, с первого же абзаца. Вот, собственно, начало: "На днях к нам в Россию пожаловал молодой американский миллиардер с говорящим именем и фамилией – Марк Цукерберг, создатель так называемого Фэйсбука. Приехал Цукерберг как хозяин, который не слишком уважает аборигенов. Это пренебрежение к местному населению подчеркивалось даже его внешним видом. А одет Цукерберг был в серую майку, примерно такую же майку я надеваю после бани под рубашку. Вот в таком нижнем белье расхаживал американский Марк Цукерберг".

Сразу же пытливый глаз неравнодушного читателя спотыкается о "говорящее имя и фамилию". Примитивный, интеллектуально ленивый человек даже не станет задаваться вопросом, что же такое говорят имя и фамилия "данного", как сказал бы писатель Шумский, миллиардера. Он, этот примитивный человек, пошел бы легким путем и решил бы, что тут идет речь об обыкновенном антисемитизме. Не знаю, кто как, но я с гневом отвергаю эту версию. Во-первых, автор не только писатель, но, как сказано, священник. А кому, как не христианскому священнику, доподлинно известно, что "несть ни эллина, ни иудея", не говоря уже о том, что Марком звали одного из евангелистов. Так что нет - никакого антисемитизма тут, разумеется, нет и быть не может.

Но почему же все-таки "говорящая фамилия"? Так принято называть те фамилии, семантика которых указывает на те или иные черты и качества их носителей. Вот, например, у одного из приятелей времен моей юности сосед носил абсолютно говорящую фамилию "Стукалин". А "Цукерберг"? Ну, "сахарная гора". И что? Чего тут такого говорящего? Не сахаром же он торгует? Если такая фамилия и вызывает какие-либо ассоциации, то скорее сказочные. Ну, что-то вроде "молочных рек, кисельных берегов". Нет, непонятно - надо думать и думать. Потому что не может же так быть, чтобы писатель не имел в виду совсем ничего?

С "так называемым "Фэйсбуком" тоже не все понятно. Между прочим, без "так называемого Фэйсбука" я так никогда и не узнал бы о существовании не только обсуждаемого текста, но и еще одного писателя. Как бы я жил без этих знаний, ума не приложу.

Дальше про внешний вид человека с говорящей фамилией. Неподобающий, прямо скажем, внешний вид: джинсы и футболка, квалифицированная автором как "нижнее белье". Но согласитесь же, что указанная форма одежды является нижним бельем ничуть не в большей степени, чем, например, производственная одежда священника - женским платьем. Это я так, всего лишь для примера, а не с целью оскорбления чувств.

Чуть дальше, описывая встречу Цукерберга со студентами и преподавателями МГУ, отец Александр впадает в совершеннейшее экзистенциальное отчаянье: "Но вдруг произошло то, что никем и не ожидалось. Цукерберг достал черную фуфайку с капюшоном и с надписью «фэйсбук». А Садовничий, натужно улыбаясь, надел эту фуфайку на себя. Это выглядело предельно глупо и унизительно. Какой-то молокосос-миллиардер заставляет маститого русского ученого, вице-президента РАН, уважаемого почтенного человека, надеть на себя черный балахон с нерусской надписью".

Представили себе такой ужас? Балахон с нерусской надписью! Какое православное сердце не сожмется в тоске от подобной бесовской прелести! Какая русская душа не наполнится горечью и гневом от такого поругания! Но мне все-таки интересно было бы узнать, на каком языке этот священник ведет богослужения. А на каком языке читаются молитвы? Неужели на русском?

Много, много в этом прекрасном тексте удивительных мест. О том, например, что "нам, чтобы выжить, состояться снова как великая держава, необходимы ограничительные меры, сберегающие наши интеллектуальные ресурсы". О чем тут речь, если не об апологии лагерей и шарашек?

Загадки, загадки. И, в общем-то, это правильно: настоящий художник, как известно, не столько отвечает на вопросы, сколько их задает.


Политический компас

Vip Аркадий Бабченко (в блоге Свободное место) 04.10.2012

262

Ответил на вопросы "Политического компаса". Это опрос на сайте ЦВК, который должен помочь избирателю понять, насколько его взгляды совпадают со взглядами того или иного кандидата.

Собственно говоря, из 25 вопросов ответил только на семь, кажется. На остальные не мог ответить по двум причинам.

Первая оставшаяся без ответов категория - из серии "понятия не имею". Например, я искренне считаю, что мой ответ на вопрос "плоская ставка подоходного налога должна сохраняться в течение длительного времени" не стоит выеденного яйца. Я понятия не имею про ставку подоходного налога. Я не экономист. И мое мнение в этом вопросе ни черта не значит. Ровно в такой же степени мне неинтересен ответ на этот вопрос ни Дмитрия Быкова, ни Ксении Собчак, ни вообще 99 процентов кандидатов.

Вторая категория - из серии "бросили ли вы пить коньяк по утрам". Например, я не могу ответить односложно на вопрос "считаете ли вы, что российская армия должна быть исключительно контрактной". Про принципы формирования российской армии я могу говорит часами. Я, например, считаю, что эпоха тотальных войн прошла и настала эпоха войн локальных. Поэтому миллионная армия нам совершенно не нужна. А нужна армия в 350-400 тысяч человек. Но полностью профессиональная, мобильная, обученная, материально ответственная, технически оснащенная и способная отвечать на вызовы сегодняшнего времени. При этом я совершенно не считаю, что призыв нужно ликвидировать: не нужно. Реформировать - да. Максимум на полгода, рядом с домом, по выходным домой, только в учебках, и единственное, чем призывник должен заниматься в армии, - с утра до ночи ползать по полигону. Не служить, а учиться. Служить должны профессионалы. А казарму драить - вольнонаемные.

При этом я считаю что в такой гигантской стране, как Россия, и с такой угрозой под боком, как Китай, также просто жизненно необходим институт резервистов - просто бери и снимай кальку с ЦАХАЛа. При этом я также считаю, что тем, кто по той или иной причине не может или не хочет брать в руки оружие, должен быть предоставлен институт альтернативной службы. Вместо полугода на полигоне - год в больнице, и тут уж куда пошлют, извини. При этом я также считаю, что тем, кто не хочет служить ни в армии, ни альтернативно, должна быть предоставлена официальная возможность материально компенсировать свой отказ - дифференцированная, конечно: среднестатистической семье, условно говоря, год оплаты службы профессионала в армии вместо себя, олигархии: сто лет оплаты службы батальона.

То есть ответить на этот вопрос "да" или "нет" без пояснений невозможно.

Так же, как и на вопрос "необходим пересмотр итогов приватизации". Необходимо расследование воровства и жутких хищений во время приватизации - кто бы спорил - и конфискация и возвращение награбленного, но отнюдь не пересмотр итогов всей приватизации в целом.

И уж совсем невозможно ответить на вопрос "Оппозиционным политикам следует уделять основное внимание не массовым уличным мероприятиям, а участию в выборах на местном и региональном уровне". Ну, друзья мои... ОППОЗИЦИОННЫМ ПОЛИТИКАМ СЛЕДУЕТ УДЕЛЯТЬ НЕ ТО ЧТО ОСНОВНОЕ - ЕДИНСТВЕННОЕ - ВНИМАНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЮ УЗУРПАЦИОННОЙ ВЛАСТИ, А НЕ МИТИНГАМ ИЛИ УЧАСТИЮ В РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЫБОРАХ. Именно вот так вот. Капс-локом.

Поэтому мои ответы на заданные - я считаю некорректно - вопросы вряд ли помогут избирателям определиться с моими взглядами. Все это требует куда более предметного разговора.

Но главное мое недоумение в том, какое отношение все эти вопросы имеют к выборам в КС. Они имели бы смысл, если бы мы избирались в Государственную думу. Но мы избираемся не в парламент. Мы избираемся в КС оппозиции. Ровно для того, чтобы иметь затем возможность избирать парламент - и избираться в него.

И лично меня в данном контексте совершенно не интересуют мысли кандидатов по поводу подоходного налога, пенсионной ставки и формирования армии. Мне в данный момент совершенно все равно, что думает Владислав Наганов по поводу того, является ли ЕГЭ оптимальной формой отбора студентов, и каковы мысли Бориса Немцова по поводу уголовной ответственности за оскорбление верующих. Меня в данном контексте интересует одно: мысли и соображения кандидатов по поводу того, КАК, КУДА И КАКИМИ СИЛАМИ РАЗВИВАТЬ ПРОТЕСТ. Опять же именно так - капс-локом.

Меня интересует, считают ли они, что нужно выходить на баррикады, или, напротив, продолжать разрешенные митинги. Считают ли они, что нужно согласовывать шествие или что нужно иди по заявленному маршруту независимо от решения мэрии. Считают ли, что протест нужно радикализовать или что нужно избрать затяжную тактику. Считают ли они, что нужно драться - или сдаться.

То есть интересуют ответы на вопрос - что делать, чтобы свалить воровскую власть жуликов. Как вернуть стране рычаги формирования армии и начисления пенсии. И только потом спорить о способе формирования и начисления.

Я хожу на "Стратегию-31" не потому, что Эдуард Лимонов считает или не считает, что нам нужна контрактная армия, а потому, что это реальная стратегия.

Шестого мая 12 центральных станций метро были перекрыты не потому, что наша группа "За честную власть" согласна или не согласна с начислением пенсий, а потому, что люди реально готовы были начать выходить на майдан.

Это тот уровень осознания ситуации, который мне хотелось бы видеть.

Друзья мои. Первые независимые выборы - это здорово. Меня самого прет от факта, что они у нас есть. Но давайте все же спустимся с небес на землю. С правовой точки зрения КС - это союз шахматистов. Полномочия у него ровно такие же. То есть нулевые. И определять порядок формирования пенсий он не может. Как бы нам всем этого, возможно, и ни хотелось бы. Плохие дяденьки не дадут. Надо сначала их сковырнуть.

Так что давайте мы все же первым делом будем решать, как нам вернуть себе украденные у нас полномочия по управлению страной, а вопросом о переносах госучреждений озаботимся в десятую очередь. Играть в депутатов Государственной думы безусловно приятно - мне самому нравится, чего там говорить-то, - но давайте займемся этим все же после победы.

С уважением,
кандидат в КС
Аркадий Бабченко


Анатолий Салуцкий, писатель и публицист

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 03.10.2012

26

Когда говорят, что нам нужен царь, то эту фразу надо правильно понимать. Это глубокая историческая традиция, которая, меняя свое внутреннее содержание, тем не менее остается крайне важной, востребованной для народа и развития страны в целом. Многовековая самодержавность, составляющая основу традиции царизма, завершилась в марте 1953 года со смертью Сталина. И дальнейший постепенный упадок страны не в последнюю очередь был связан с той неопределенностью, какую в глазах народа олицетворял собой верховный правитель.
Президент, объявивший себя в 2002 году "наемным работником", России не нужен. И тогдашнее сверхскромное самонаречение Путина можно объяснить лишь одним: Путин случайно, по стечению обстоятельств оказался на высшем государственном посту и внутренне, с присущей ему порядочностью как бы все еще не мог в это поверить... Путин только сегодня, после непростых для него выборов, получил шанс стать истинным царем – в смысле настоящего национального лидера, обремененного величайшими обязательствами по отношению ко всему народу России.

Ссылка


Бей мазохистов!

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 03.10.2012

383

Сегодня особенно важно на Соборе, наконец, призвать нашу интеллектуальную, медиаэлиту к тому, чтобы прекратить мазохистски копаться в собственном прошлом в поисках червоточинки с акцентом на сделанных ошибках, неудачах, заниматься бесконечным саморазоблачительством.

Владимир Мединский, министр культуры

Русское правительство, как обратное провидение, устраивает к лучшему не будущее, а прошлое.

Александр Герцен

Есть разные способы любить свое отечество; например, самоед, любящий свои родные снега, которые сделали его близоруким, закоптелую юрту, где он, скорчившись, проводит половину своей жизни, и прогорклый олений жир, заражающий вокруг него воздух зловонием, любит свою страну конечно иначе, нежели английский гражданин, гордый учреждениями и высокой цивилизацией своего славного острова; и без сомнения, было бы прискорбно для нас, если бы нам все еще приходилось любить места, где мы родились, на манер самоедов. Прекрасная вещь - любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное - это любовь к истине... Не через родину, а через истину ведет путь на небо. Правда, мы, русские, всегда мало интересовались тем, что - истина и что - ложь, поэтому нельзя и сердиться на общество, если несколько язвительная филиппика против его немощей задела его за живое.

Петр Чаадаев. "Апология сумасшедшего"


Четвертая власть

Vip Дмитрий Вайсбурд (в блоге Свободное место) 02.10.2012

513

Что власть вещь опасная, известно давно. Примерно столько же, сколько существует мечта об обществе без власти (анархизм). Хорошо известно и средство против этой опасности — разделение властей. Принимать законы должны одни, обеспечивать их исполнение другие, а разсуживать неизбежные при этом конфликты третьи. Несоблюдение этого принципа порождает «конфликт интересов» — ничто не помешает правительству, если оно соединяет в себе все три функции, принимать такие законы, которые удобны только ему, а исполнения их требовать лишь от других. Все это аксиоматика правового государства. Но нынешние государства претендуют не только на правовой статус, но и на социальный. А это требует уже совсем иного подхода, о чем, к сожалению, редко задумываются.
Противоречие между правовой и социальной функциями государства замечено еще в прошлом веке. Правовое государство должно обеспечивать права граждан. В том числе право собственности. А это значит, что каждый должен владеть продуктами своего труда или тем, что он за них получил в результате честного добровольного обмена. Предметом заботы социального государства являются не права и свободы, а жизненный уровень. Для него неприемлемо наличие как вопиющей роскоши, так и вопиющей нищеты — оно старается сглаживать имущественное расслоение. Естественно, сделать это можно только за счет экспроприации части доходов богатых в пользу бедных. Что входит в явное противоречие с вышеупомянутым правовым принципом.
Собственно, практически все современные демократии являются тем или иным компромиссом между одним и другим. Спор идет лишь о том, сколько можно отнимать у богатых и отдавать бедным, чтобы не вышло, что бедным быть выгоднее. Условия этого компромисса вызывают тем более ожесточенные баталии, что они не могут оставаться неизменными. Их приходится корректировать по мере изменения экономических условий в стране. И каждое такое изменение — огромная проблема. Слишком много людей прямо заинтересованы в смещении этого баланса в одну сторону и не меньше в другую.
Фактически спор идет о размерах и структуре бюджета. Те, кто получает свой основной доход из бюджета (будь то жалование, пособие или что-либо иное), заинтересованы в его увеличении — чем больше бюджет, тем больше прямо или косвенно достанется им. А те, за счет кого этот бюджет формируется, заинтересованы в противоположном, в его минимизации, чтобы у них меньше отнимали. А в чем же заинтересовано общество в целом? Представляется очевидным — в том, чтобы этот баланс поддерживался на некотором оптимальном уровне. Чтобы каждый член общества был социально защищен, но чтобы эта защищенность не снижала эффективности экономики.
А нельзя ли как-то ввести эту проблему в правовое поле? Чтобы всякий раз, когда существующий баланс перестает устраивать общество, не приходилось добиваться его изменения с помощью массовых акций. Я не случайно начал с принципа разделения властей. Он, в свое время, позволил разрешить проблему распределения полномочий в правовом государстве. Отчего бы не попытаться аналогичным образом решить проблему распределения денег в государстве социальном? Ведь бюджет утверждается парламентом — законодательной властью. То есть теми, чьей основной функцией является принятие законов. Распределение денег — совсем иная функция. И заниматься этим должны совсем другие люди, отдельная ветвь власти — бюджетная. Приравняв бюджет к закону (а это так, если его принимает законодательная власть), мы попадаем в неразрешимое противоречие между обязанностями соблюдения правового порядка и социальной справедливости и невозможностью сочетать одно с другим.
Более того, предоставляя всем гражданам равное право голоса при избрании законодательной власти, мы поступаем абсолютно правильно. Ибо исполнять принятые ими законы должны в равной мере все. Чего нельзя сказать о власти бюджетной. Здесь одни являются донорами, а другие получателями. Кто обычно распоряжается деньгами в семье или в каком-либо частном сообществе? Как правило, тот, кто их зарабатывает. «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Логично, чтобы в выборах бюджетной власти участвовали те, кто участвует в формировании бюджета — налогоплательщики. Правда, для этого и налоговую систему придется менять. А то сейчас у нас фактически налогоплательщиками являются предприятия, а не граждане. Налог должен быть единым и подоходным и взиматься только с граждан. Тогда все просто — право голоса имеет тот, кто платит в бюджет больше, чем из него получает. Важно воздержаться и от другой крайности — голосования деньгами. Если голос каждого будет «весить» столько, сколько он платит налогов, мы получим бюджет, сформированный преимущественно крупным капиталом. Социального в таком бюджете будет мало. Ибо владельцы крупного бизнеса обычно ни в какой социальной защите не нуждаются. А вот рядовые (мелкие) налогоплательщики, которых большинство, нуждаются. Но, в отличие от бюджетников, они заинтересованы не в преумножении бюджета, а в наиболее эффективном его использовании.
Ясное дело, для этого придется менять политическую систему. Ведь речь идет о лишении парламента части его полномочий и передаче их особому органу, к тому же избираемому по новой, прежде не практиковавшейся системе. Запад, само собой, не торопится это делать. Что России придется в обозримом будущем менять свою политическую систему, вроде уже очевидно для всех, включая Кремль. Кажется, у нас есть хороший шанс.


Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 02.10.2012

26

(О судьбе четырех ингушей, предположительно похищенных спецслужбами в Петербурге в декабре 2009 года)

Я это дело знаю... Но эти люди не единственные без вести пропавшие ингуши. Мы написали огромное количество писем и в Генпрокуратуру, и в МВД, и в ФСБ России. У нас более 30 тысяч без вести пропавших... Если им суждено пропасть, то они и пропали. Какая необходимость была ехать в Питер? Зачем было ездить ночью по городу? Может, к утру те люди, которые их собирались похищать, передумали бы? Я не обвиняю их, не осуждаю. Но вот среди пропавших есть Юнус Добриев. Он характеризовался не особенно хорошо, он был склонен к тому, чтобы идеологически портить молодежь, но это не дает повода его похищать.

Ссылка


1993 год: преддверие октября

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 02.10.2012

7

Через пару дней многие, наверняка, припомнят по разным поводам события 3-4 октября 1993 года. Но "штурм Останкина" и расстрел Белого дома были лишь продолжением бурного и отнюдь не мирного года. Я хотел бы напомнить некоторые его события.

Март. В ответ на телевизионное выступление Ельцина, пообещавшего ввести "особый порядок управления", депутаты российского парламента собирают внеочередной съезд, собираясь объявить президенту импичмент. Сторонники президента организуют массовые манифестации в его поддержку:

61649

61650

61651

Поддерживающие парламент также выходят на улицы:

61652

Противники митингуют по разные стороны Белого дома, где депутаты начинают работу:

61653

В результате импичмент не удается, но съезд назначает референдум о доверии президенту и парламенту. Сторонники президента провозглашают лозунг "Да-Да-Нет-Да". Результаты референдума ничего не меняют в расстановке сил.

В Первомай милиция не пускает демонстрацию левых в центр Москвы, а затем перекрывает и Ленинский проспект, по которому (в сторону от центра) направляется колонна. Происходят серьезные столкновения, демонстранты забрасывают милицию камнями и отбивают грузовики, которыми перегородили улицу. Погибает офицер милиции:

61654

61655

9 мая оппозиция проходит огромной разрешенной демонстрацией по центру Москвы. Возглавляет колонну военная машина, украшенная транспарантами:

61656

61657

61658

Снова, как при Горбачеве, бастующие шахтеры 22 июня пикетируют Совмин:

61659

12 июля милиция преграждает путь оппозиции, собирающейся устроить "блокаду Останкина" с требованиями равенства на телевидении:

61660

61661

24 июля проходит конгресс Фронта национального спасения, на трибуне рядом коммунисты и националисты, в зале - бывшие члены ГКЧП, военные из Союза офицеров и члены РНЕ:

61662

61664

61663

ФНС выходит на демонстрации и доходит до Белого дома:

61666

Митинги и шествия оппозиции все чаще под запретом. Столкновения с конной милицией на Тверской:

61665

Время стирает из памяти детали. Разбирая сложенные когда-то в спешке и порой не подписанные пленки, бывает трудно идентифицировать события и людей. Но главное ощущение от 1993 года помню хорошо: люди, ведущие спор о будущем страны, яростно и категорично отвергали всякую возможность компромисса и диалога. Кто-то рвался к власти, кто-то бешено делал деньги, кто-то фанатично отстаивал свои идеалы. Время, обычно само постепенно изменяющее людей и обычаи, текло мимо само собой. Оно мало кого интересовало. То, что произошло в октябре, один мой друг назвал "Малой Гражданской". Я до сих пор не могу понять, почему не случилось Большой...

61667


О решении Екатерины Самуцевич

Vip Анна Каретникова (в блоге Свободное место) 01.10.2012

292

О разногласиях между Катей Самуцевич и ее адвокатами, а также об оказанном на нее, возможно, давлении могу сказать вот что. Во-первых, я ни на минуту не сомневаюсь в профессионализме адвокатов девушек из "Пусси Райот": как юрист, я высоко оцениваю проделанную ими работу и отметаю обвинения в том, что они ведут себя не как адвокаты, а как общественные деятели. Об этом я не так давно писала в ЖЖ - "Политические процессы. Адвокат на митинге". Адвокат в политическом процессе - не только человек, знающий толк в юриспруденции, но и тот, кто обращается не только к суду, но и напрямую к обществу, донося до него свою точку зрения и точку зрения подзащитных. Главное, чтоб эти точки зрения совпадали, - и тут встает вопрос о границах самостоятельности адвоката. Да, он общественный деятель, но эту свою деятельность он должен направлять не столько на рост своей известности, сколько на благо подзащитного. Очень хочется верить, что в случае с девушками и их адвокатами смещения в пользу первого не происходит. Если и есть в чем упрекнуть адвокатов - нет, даже не упрекнуть, а посоветовать, - так это пожелать им большей открытости в отношениях с теми, кто также заботится о судьбе узниц. Уверена, будь это так - досадного происшествия не произошло бы.

Тем не менее у девушек есть друзья и сподвижники, у которых возникло впечатление, что адвокаты делают не все возможное для облегчения судьбу девушек. Они высказали также опасение, что информация о происходящем на воле и в стенах СИЗО проходит через адвокатов туда-обратно в слишком преломленном состоянии. Эти друзья, гражданские активисты, попросили ОНК спросить девушек о том, хотят ли они продолжать отношения со своими адвокатами. Две девушки ответили безусловным согласием, Катя же в субботу сказала, что хочет сменить адвокатов, поскольку их процессуальные позиции разошлись.

И тут во-вторых: конечно, долгое пребывание в изоляторе накладывает на человека отпечаток - он находится в неизвестности и тревоге. Но я ни на минуту не сомневаюсь в праве Кати принимать самостоятельное решение. Оно касается именно ее судьбы. У меня не сложилось впечатления, что Катя приняла решение под давлением. Под влиянием - возможно, но это было влияние ее друзей, которые тоже хотят ей блага, а никак не действие каких-то угроз, посулов и внешних сил.

И совсем уж нелепо приписывать это давлению со стороны ОНК. Если говорить обо мне, то и вовсе непонятно было бы, зачем мне это нужно, коль скоро, как я уже написала, уровень защиты меня вполне устраивает. Конечно, на меня тоже могла воздействовать кровавая гебня или сурковская пропаганда, но я член ОНК уже пятый год, и пока как-то они не очень навоздействовали. Я лишь задала вопросы, полностью выполняя свою функцию как члена Общественной наблюдательной комиссии - содействие лицам, лишенным свободы. И да - меня никто не просил уговаривать Катю Самуцевич сменить адвоката. Свое решение она приняла до нашей встречи, о чем написала своим друзьям.

Но сейчас мне особо не хотелось бы видеть продолжение конфликта между адвокатами девушек и их друзьями - гражданскими активистами. Было очень много подозрений и даже прямых обвинений с обеих сторон. Мне кажется, все они беспочвенны и излишни. Нам надо бы это прекратить, оставив лишь то, что пойдет на пользу защите девушек, какие бы решения они ни принимали. Находясь в неволе, они ведут себя очень достойно, чего и нам, я думаю, желают. На всякий случай приношу свои извинения всем, кого могла обидеть или обидела. Понимаю тревогу соратников девушек за своих подруг. Но понимаю и обиду адвокатов, выкладывавшихся на благо узниц.

Нам всем сейчас надо забыть о разногласиях и сосредоточиться на поддержке, помощи и защите. Надеюсь, Наде Толоконниковой передали кофе, о необходимости которого я писала полторы недели назад. Попить кофе на воле для нас пустяк, в тюрьме же одолжение, о котором приходится просить. Давайте делать жизнь заключенных менее обременительной. Желаю всем спокойствия и умения прощать чужие ошибки. А девушкам и их адвокатам желаю удачи!


Игорь Чубайс, профессор Московского экономического института

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 01.10.2012

26

Православие - это приоритет духовных и нравственных ценностей, приоритет духовности и нравственности. Наши герои русской литературы - они не за деньги дрались, они за честь, они вызывали на дуэль, когда оскорбляли их достоинство. "Пиковая дама" Пушкина, главный герой немец Герман. И Герман очень хочет стать богатым. А заканчивается тем, что старая княжна умерла, служанка ее в шоке, Герман проигрывает, заканчивает свою жизнь в психушке. Понимаете? Потому что Россия - это не страна аскетов, это страна, где был достаток. Но деньги - это не главное. Главное - нравственность и духовность. То есть вот что от православия мы получаем.

Ссылка


Нильс Иогансен, обозреватель газеты "Культура"

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 01.10.2012

26

Не сумев победить СССР в военном и экономическом противостоянии, Запад решил пойти другим путем. А именно "взорвать" Советский Союз при помощи "пятой колонны". "Мы найдем помощников в самом СССР, мы заменим их художников, певцов и музыкантов. Мы введем им субкультуры, которые уничтожат их изнутри", - такую программу действий написал директор ЦРУ Аллен Даллес... Информационный прессинг иностранных разведок сделал свое дело - граждане СССР повелись на болтовню "либеральной" интеллигенции, щедро спонсируемой из-за кордона. Черное обозвали белым, белое - черным. Заговорщики и предатели типа Тухачевского и Ягоды стали героями, а тех, кто сражался за Родину, выставили уродами и чудовищами.

Ссылка