О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.108820.html

статья В доме Путина не говорят о демократии

Владимир Абаринов, 17.07.2006
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Такого международного триумфа, как саммит в Петербурге, Россия не знала почти двести лет - со времен Венского конгресса. Как тогда Александр Павлович, так нынче Владимир Владимирович дирижирует европейским концертом. Встреча мировых лидеров прошла в обстановке имперской роскоши заново вызолоченных дворцов и гипертрофированной державной спеси. Историческая параллель совершено очевидна: президент России дважды за последние две недели говорил о Священном союзе - мол, "ни в каких священных союзах" Москва участвовать не будет. Но что именно он говорил, как раз не суть важно - важно, что название союза, созданного русским царем для борьбы с революциями, у Путина на слуху и на языке.

Вместе с тем сценарий саммита неуловимо, но явственно напоминал мероприятия совсем другой эпохи: какие-то совещания руководителей братских партий - разве только юных пионеров с их казенным задором не хватало. Кремлевские церемониймейстеры потрудились на славу. Но и гости не подкачали, не стали портить обедню.

Еще совсем недавно вице-президент Дик Чейни не стеснялся публично говорить и о закручивании гаек в России, и о газовом шантаже, и об исходящих от России угрозах безопасности соседним странам. Но по дороге в Петербург на пресс-конференции в Штральзунде президент Буш весело посмеялся, когда ему сказали, что Путин назвал вильнюсскую речь Чейни "неудачным выстрелом на охоте". "А что, неглупо, - сказал он. - И смешно". Буш пообещал все же поговорить с Путиным о судьбах российской демократии, однако тотчас добавил, что "никто не любит, чтобы ему читали лекции", а потому в целях эффективности не стоит "устраивать публичную свару" - острые вопросы надо обсуждать "в уважительной манере" и "в частном порядке".

Зато хозяин саммита, который к западной демократии обязательно прикрепляет эпитет "так называемая", публичных лекций отнюдь не избегал. В приуроченных к саммиту интервью западным телекомпаниям он не преминул указать, что в США в отличие от России выборы президента "непрямые", а в законодательстве ФРГ отыскал ущемление прав федеральных земель. При личной встрече с Бушем не стал обсуждать деликатный иракский вопрос "в частном порядке", а боднул заокеанского гостя на пресс-конференции - дескать, нам такая демократия, как в Ираке, не нужна. "Дайте срок", - кротко молвил в ответ Буш.

Вообще-то о демократии не шепчутся по углам. Эта тема перестала быть внутренним делом отдельно взятых стран 31 год назад, когда был подписан (в том числе и Леонидом Брежневым) Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Недаром Москва так стремится развалить ОБСЕ - даже на саммит в Петербург Путин по праву хозяина ее не пригласил, зато пригласил главу Африканского Союза.

Лекцию, которую так не хотел читать Буш, прочел другой высокопоставленный американец, председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам Кристофер Кокс. Пользуясь своим положением главы независимого федерального агентства, он вопреки строгим предупреждениям Кремля выступил на конференции "Другая Россия" и с кристальной ясностью объяснил, зачем бизнесу демократия. Инвестирование в экономику страны, где отсутствует свобода прессы, - это "русская рулетка", сказал он; инвесторы должны владеть информацией из независимых источников, чтобы принимать осознанные решения. Кроме того, интересам эффективного рынка противоречит ситуация, при которой государство является мажоритарным акционером крупнейших компаний: "Когда тот, кто осуществляет регулирование, и объект этого регулирования являются одним и тем же лицом, неизбежно возникает конфликт интересов. Государство должно играть роль жесткого, независимого и нейтрального полицейского, а не игрока и рефери одновременно".

Некоторые репортеры усмотрели в приостановке переговоров о вступлении России в ВТО закулисную интригу, чуть ли не месть Буша Путину за ремарку насчет Ирака и комментарии по поводу ближневосточных событий. Это вряд ли. Скорее всего у переговорщиков просто не получилось снести яичко ко Христову дню. Оно и к лучшему.

Российские начальники в своем понимании блага России давно уже не имеют в виду граждан страны. Министр финансов считает своей большой победой на переговорах недопущение в Россию иностранных банков. Своей - может быть, но не нашей. Мне нужен надежный, честный банк, а будет ли он российским - совершенно все равно. И даже лучше, чтобы он таковым не был: как-то спокойнее, и "суверенный дефолт" не грозит. Точно так же дело обстоит и почти со всеми другими "дискриминационными" требованиями США.

Если уж американский президент озабочен лишь тем, как бы не потревожить российского партнера дерзкими замечаниями, то у западноевропейских лидеров политическая воля отсутствует и подавно. Гораздо проще и удобнее иметь дело с Владимиром Путиным без всяких, как говорил Константин Леонтьев, "лжегуманных жеманств".

Владимир Абаринов, 17.07.2006


новость Новости по теме