.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.191281.html

статья Без права передачи

Владимир Абаринов, 09.09.2011
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Приговор, вынесенный нью-йоркским федеральным окружным судом гражданину России Константину Ярошенко, многие сочли несоразмерно жестким или даже неправосудным. По-человечески Ярошенко и его семью, конечно, жаль. Не зная броду, он позволил вовлечь себя в преступную сделку и, судя по всему, до последней минуты не верил, что наказание может быть столь суровым.

Теперь уже хорошо известно, что Ярошенко оказался в составе преступной группы по чистой случайности. Просто американское Управление по борьбе с наркотиками (DEA) решило продать ненужный ему транспортный АН-12, находившийся в Либерии. Агент DEA разместил объявление, на которое и отозвался владелец ростовской компании грузовых авиаперевозок "РостАвиа" Константин Ярошенко. К этому времени управление уже взяло в разработку нигерийского наркодельца Чикбо Петера Уме, который задумал операцию по переброске 4 тонн кокаина из Венесуэлы в Либерию и с этой целью предложил взятку главному либерийскому силовику Фомбе Серлифу, сыну президента Либерии Элен Джонсон-Серлиф.

Серлиф сделал вид, что согласен принять подношение, а сам поставил в известность американцев. Поскольку в плане Уме не хватало лишь одного - самолета с надежным экипажем, сотрудников DEA осенила счастливая мысль: приплести к заговору Ярошенко. С ним стали работать внедренные агенты. Переговоры о продаже самолета переросли в переговоры по доставке кокаина.

Тем российским комментаторам, которые не пожалели гневных эпитетов, описывая "подлую провокацию американских спецслужб" против Ярошенко и неприглядный моральный облик платных агентов-провокаторов, полезно ознакомиться с отечественным федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности". Он предусматривает такие оперативно-розыскные мероприятия, как оперативное внедрение, контролируемая поставка ("предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен") и оперативный эксперимент (ст. 6), причем на все это требуется санкция лишь "руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность" (ст. 8).

А в законе "О полиции" сказано, что полиция вправе "привлекать граждан с их согласия к внештатному сотрудничеству; устанавливать негласное сотрудничество с гражданами, изъявившими желание конфиденциально оказывать содействие полиции на безвозмездной или возмездной основе" (ст. 13, п. 43).

Так что по российским меркам с законностью действий правоохранительных органов США все в порядке. По американским - тем более.

Личные встречи реальных и мнимых наркоторговцев и их переговоры запечатлены скрытыми камерами и микрофонами. Отрицать подлинность этих материалов невозможно. Поэтому адвокаты трех обвиняемых - Чикбо Петера Уме, Натаниэла Френча и Кудуфи Мавуко (двое последних - граждане Сьерра-Леоне) - избрали единственно приемлемую тактику: они признали, что их клиенты действительно занимались перевозкой наркотиков, однако отрицали, что преступная группа планировала перебросить часть товара в США - это, мол, слишком опасно и не так выгодно, как поставка кокаина в Европу.

Нетривиальный ход защиты произвел большое впечатление на экспертов. По их оценке, этот прием теперь будет использоваться и в будущем в аналогичных случаях. Ведь подсудимым вменялось именно намерение перебросить кокаин на американскую территорию. Защита Френча и Мавуко упирала также на то, что эти двое присутствовали лишь на двух-трех предварительных встречах, сочли план слишком опасным и вышли из дела. В итоге Френч и Мавуко были оправданы.

Адвокат же Ярошенко Ли Гинсберг повел себя иначе. Он настаивал на полной невиновности своего клиента, который, дескать, не подозревал, какой груз ему предстоит перевозить. Почему такой опытный и успешный юрист, как Гинсберг, пошел заведомо проигрышным путем? Ответ может быть только один: он следовал указаниям Ярошенко, который, в свою очередь, надеялся на чудо. По той же причине летчик отклонил предложение о досудебной сделке - в обмен на признание вины ему предлагалось, по данным "Коммерсанта", 15 лет лишения свободы с правом на условно-досрочное освобождение после восьми лет заключения.

На присяжных произвели крайне негативное впечатление видеозаписи, на которых российский пилот говорит, что ему приходилось работать с Виктором Бутом и выполнять аналогичные нелегальные рейсы. Довод защиты о том, что Ярошенко просто лгал, набивая себе цену, жюри не убедил, хоть это, вероятно, и правда.

Уже после того как Ярошенко был признан виновным, он пошел на крайне необычный шаг - заменил адвоката. Его новым защитником стал Стив Зиссу - тоже знаменитость; в его послужном списке, в частности, защита соучастника терактов против американских посольств в Африке Ахмеда Гайлани, крупных наркодельцов из Афганистана и с Ямайки. Но на этапе вынесения приговора Зиссу уже мало что мог сделать - он просил лишь о смягчении участи своего подзащитного, представив суду, что называется, "положительные характеристики" с места работы и жительства.

По словам очевидцев, Стив Зиссу дважды вмешивался в эмоциональное последнее слово своего клиента, который все время сбивался на оправдания, вместо того чтобы каяться и просить о снисхождении.

Прокуроры требовали для Ярошенко 30 лет тюрьмы, адвокат - 10. Судья вывел среднее арифметическое - 20. Защита намерена обжаловать приговор, но надежда на апелляцию слабая: непонятно, на какие процессуальные нарушения будут ссылаться адвокаты.

Семья рассчитывает, что Россия обратится к властям США с предложением передать ей Ярошенко для исполнения приговора. Видимо, именно в этом смысле следует понимать слова официального представителя МИД РФ Александра Лукашевича, который, хоть и перепутал вердикт с приговором, заявил, что "МИД России будет добиваться возвращения К.В. Ярошенко на Родину, максимально используя имеющиеся юридические возможности, включая международно-правовые механизмы".

Однако глава комитета Госдумы по законодательству, бывший министр юстиции Павел Крашенинников считает экстрадицию маловероятной. Тем более, добавим мы, что в России уже сложилась практика помилования осужденных в других странах даже за тяжкие преступления.

Владимир Абаринов, 09.09.2011


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей