.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.193999.html

статья Момент силы

Владимир Абаринов, 13.12.2011
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

По Рунету гуляет насмешливый мем – "революция шуб". Его автор известен. Это Антон Красовский, написавший в своем твиттере в тот момент, когда гламурная узница Божена Рынска еще томилась в застенке и ее ехали вызволять всем глянцем: "У них – революция роз, у нас революция шуб". Кто бы мог подумать, что подходящий к случаю стишок сыщется у Сумарокова:

Былъ дождь; овечушка обмокла какъ лягушка:
Дрожитъ у ней тельцо и душка,
И шуба вся на ней дрожитъ...

А циничный блогер malka_lorenz возразила: "Революция шуб вообще-то уже была – Февральская".

И то правда! Вспоминаются фотографии осанистых мужчин в шубах, заседающих в Таврическом дворце, составляющих какую-то депутацию...

Кто-то выразился совсем грубо – "революция шлюх". Ну, это про тех дамочек, одна из которых обозвала другую "болотным оборотнем" (талантливо, мои комплименты!) Что ж, и это не ново:

...И у нас было собрание...
...Вот в этом здании...
...Обсудили -
Постановили:
На время - десять, на ночь - двадцать пять...
...И меньше - ни с кого не брать...


А вот история про Навального в узилище:

Навальный в тюрьме сделал себе из хлеба интернет и писал посты. Зашла путинская полиция и спросила: "Что ты делаешь?", а он взял и съел интернет.

Не в том вопрос, как назвать революцию, а в том, что дальше. В прошедшие выходные я много читал и писал на эту тему. Я слежу за российскими событиями издалека, но и до меня дошла волна пассионарности, накрывшая Россию. Ей ни в коем случае нельзя дать угаснуть. Отдавая должное организаторам акции (в том числе и полиции), нельзя не увидеть, что программы дальнейших действий у них нет.

О том, что "весь пар уйдет в свисток", не написал только ленивый. Мол, впереди рождественский загул, 24-го всем будет не до митинга, никто не придет... Именно на это и рассчитывает власть. Скепсис – прекрасное свойство человеческого сознания. Я сам все время сомневаюсь. Но сейчас надо не сомневаться, а делать. Придут, если увидят хоть какой-то результат.

Резолюция, принятая 10 декабря, хороша, но выполнима ли? Что значит, например, "отменить результаты выборов"? Специфику сложившейся ситуации с присущим ей изяществом выразила блогер _niece:

Граждане выполняют функции правоохранителей, а государственная машина - функции правонарушителей. Государство, прячась под столом, нарушает, граждане за ним гоняются и ловят. Граждане обнародуют найденное, пишут заявления и подают в суд, государство отнекивается и все отрицает - пьян был, спал, ничего не помню, подбросили враги, все оптический обман.

Нельзя, требуя соблюдения закона, действовать по принципам пресловутой революционной законности. Для отмены результатов выборов нужны законные основания. Такими основаниями не могут быть ни опросы, ни экзит-поллы, ни математические подсчеты, сколь бы неопровержимыми в научном смысле они ни были. Закон гласит, что для признания выборов несостоявшимися требуется, чтобы нарушения были зафиксированы как минимум на каждом четвертом избирательном участке. Крайне маловероятно, что при всем обилии сообщений о нарушениях их может хватить для отмены результатов по всей стране. Ведь это должны быть свидетельства, которые можно доказать в суде. Но добиться отмены результатов голосования по отдельным округам вполне возможно. Надо подавать иски, много исков, завалить ими суды. Толк будет, если удастся лишить мандатов хотя бы нескольких едреных депутатов. Это пробьет брешь в кремлевской стене.

Я написал об этом в своем блоге в субботу, а в воскресенье прочел в Фейсбуке:

Надо долбить власть правовой дубиной по всем пунктам принятой на митинге резолюции. Т.е. не просто вопить "мы требуем!", а подать тысячу исков по тысяче участков, опротестовать сотни арестов и задержаний, не слезать с них, пока не дадут ответ по всем запросам, мобилизоваться на упорное бодание в правовом поле. Мы же так долго требовали от них "верховенства закона", что теперь самое время показать, что это значит на самом деле и что мы умеем этим "верховенством" пользоваться. Надо мобилизовать кучу юристов, адвокатов, студентов-правовиков и долбить, долбить, долбить. И как только продолбится первая дырочка, дальше будет проще.

Это Елена Панфилова, директор Transparency International в России. Я очень рад, что наши мнения совпали. Беда лишь в том, что издевательски короткий срок, отведенный на подачу таких исков, стремительно истекает. Фактически он уже истек.

Освобождение политзаключенных – тоже хорошее требование. Но ведь это тоже юридическая процедура. При Горбачеве политзаключенным предлагали подписать прошение о помиловании. Амнистия, думаю, тоже не устроит многих политзеков.

Потенциально опасным для власти может быть предложенный Григорием Явлинским отказ новоизбранных депутатов от мандатов. Отец и сын Гудковы считают, что отказ может быть только коллективным, всей фракцией. По-моему, необязательно. Демонстративный отказ даже некоторых, тех же Гудковых, способен привести если не к цепной реакции, то к замешательству остальных.

О таких методах борьбы, как забастовки и кампания гражданского неповиновения, говорить, видимо, рано. А без них невозможен "круглый стол" польского образца. Для полноправного диалога с режимом необходимо преодолеть еще один рубеж – переход на сторону оппозиции статусной интеллигенции, людей, которым есть что терять. Об этом основательно пишет один из моих друзей:

Оппозиция 1989-1991 годов включала в себя, помимо прочего, вполне статусный элемент. Профессора, редакторы, академики и т.д. Люди, занимавшие солидные должности и не опасавшиеся (по крайней мере - не сильно опасавшиеся), что их с этих должностей погонят. При этом они не были "профессиональными" оппозиционерами. То есть их статус в оппозиции опирался на существующий общественный статус в областях деятельности, с политикой не связанных.

Власть вскоре преодолеет постигшее ее смятение. Она скорее всего попытается имитировать диалог, позовет в Кремль каких-нибудь ходоков, сфотографируется с Чириковой, чтобы картинку опубликовали в западной прессе. Чирикова откажется? Сама будет виновата - заняла, мол, неконструктивную позицию. Я считаю, что на этот пиар нельзя соглашаться без выполнения Кремлем предварительных условий – как минимум отстранения Чурова от должности впредь до расследования случаев фальсификации. В отношении чиновников действует презумпция виновности. При выдвинутых против него обвинениях он просто не имеет права заниматься организацией президентских выборов.

К этим выборам должна готовиться и оппозиция. Нельзя дать себя охмурить сиренам, внушающим, что альтернативы Путину нет – дескать, не Зюганова же выбирать. (Прохоров не успеет собрать подписи, это очевидно.) Сейчас не в этом дело. Путин должен осознать, что должность президента выборная, а не пожизненная. По общему мнению, власть будет всячески пытаться не довести дело до второго тура. Значит, задача оппозиции – добиться именно второго тура. Наблюдателей будут гнобить, вероятно, введут дополнительные требования к их регистрации, постараются иными мерами ограничить их число. Поэтому подготовка компетентных, уверенных в своем праве наблюдателей должна стать обязательным и важнейшим элементом плана действий.

Как смешно: мы выросли при советской власти, но почти не знаем историю собственного революционного движения. Революция 1905 года началась с несправедливого увольнения четырех рабочих Путиловского завода и требования восстановить их. Конкретного, ясного требования в рамках действующего законодательства. Это важно.

Владимир Абаринов, 13.12.2011

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей