О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.199587.html

статья Гонки и преследования

Владимир Абаринов, 09.08.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Член немецкой олимпийской сборной по академической гребле Надя Дрыгалла на днях досрочно покинула Лондон. Глава Немецкого олимпийского спортивного союза Михаэль Феспер заявил, что она приняла это решение добровольно, дабы не бросать тень на команду.

Тенью, омрачающей светлый облик команды, стал бойфренд гребчихи Михаэль Фишер, который прежде тоже занимался греблей, а теперь известен в Германии как политик праворадикального толка. В 2011 году он был кандидатом Национал-демократической партии Германии на выборах в ландтаг земли Мекленбург-Передняя Померания. НДПГ - партия легальная. Фишер уверяет, что порвал с неонацизмом. Руководство НДПГ подтвердило, что в мае Фишер покинул ее ряды.

Надя Дрыгалла рассказала в интервью агентству DPA, что знакома с Фишером пять лет, что взглядов его не разделяет и что взгляды эти не раз становились причиной раздора между ними. От самой гребчихи никто никогда не слыхал ничего похожего на нацистскую риторику. Тем не менее из-за отношений с Фишером ей уже пришлось уволиться из полиции. Возможно, на этот раз все обошлось бы, если бы Фишер не приехал в Лондон поддержать подругу и не опубликовал в фейсбуке фразу о том, что он "восхищен" интернационализмом Игр и сидит в вагоне поезда среди "черных и пакисташек".

Немецкая федерация академической гребли намерена провести расследование обвинений против гребчихи.

Стоит отметить, что Дрыгалла подверглась остракизму уже после того, как для ее команды Игры закончились - немецкая восьмерка не пробилась в финал.

В Германии инцидент стал предметом бурной дискуссии. Предлагается, в частности, приводить кандидатов в олимпийскую сборную к присяге на верность демократии.

Выход Фишера из партии называют мнимым - дескать, своих убеждений он не поменял, просто не стал портить подруге спортивную карьеру. В защиту Дрыгалла выступил министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер. "Неужели общество и впрямь правомочно проверять благонадежность друзей спортсменов? - вопрошает он. - Где тут следует провести черту?"

Это не единственный случай на лондонской Олимпиаде. Первой жертвой политкорректности стала еще до начала Игр гречанка Параскеви Папахристу, отстраненная руководством своей сборной от соревнований по тройному прыжку. Причиной стала ее запись в твиттере. Обсуждая вспышку лихорадки Западного Нила в Греции, Папахристу выразилась так: "В Греции столько африканцев, что комары по крайней мере будут обеспечены домашним питанием". Прыгунья была исключена из команды, еще не доехав до Лондона. И тут тоже интересная деталь: фавориткой Игр она отнюдь не была, по итогам последних европейского и мирового чемпионатов входила лишь во вторую десятку.

Затем скандал разразился со швейцарским футболистом Мишелем Морганеллой, и тоже из-за твиттера. После проигрыша сборной Южной Кореи он нелестно высказался о корейцах и был отчислен из команды невзирая на извинения.

Спору нет, говорить так негоже. Но не напоминает ли все это выездную комиссию райкома КПСС, которая тоже требовала от спортсменов, артистов и ученых высокой политической сознательности?

В комментариях ко всем трем случаям официальные представители национальных олимпийских комитетов, осуждая провинившихся, ссылаются на Олимпийскую хартию и "олимпийский дух". Позволительно спросить, однако, каким образом с этим духом сочетается, к примеру, решение организаторов турнира по дзюдо разделить перегородкой зал для тренировок, после того как ливанские борцы отказались тренироваться в одном помещении с израильтянами? Не противоречит ли этому духу отказ МОК объявить на церемонии открытия Игр минуту молчания в память о жертвах теракта на мюнхенской Олимпиаде 1972 года, за что президент МОК Жак Рогге удостоился специальной благодарности властей Палестинской автономии?

История олимпийского движения знает много примеров показной толерантности. Наиболее яркий - это, конечно, берлинская Олимпиада 1936 года. Председатель ее оргкомитета Риттер фон Хальт, отвечая на "инсинуации врагов Германии", тоже писал тогда, что они "исходят из кругов, не понимающих, что такое олимпийский дух". Нацисты включили в свою олимпийскую сборную нескольких выдающихся спортсменов-евреев. Некоторые из них к тому времени уже были исключены из национальных клубов и эмигрировали, и немецкие спортивные функционеры положили немало сил, зазывая их на родину. В австрийской сборной было пятеро евреев. Эти факты имели кардинальное значение при окончательном решении вопроса о судьбе берлинской Олимпиады. Человеком, фактически сорвавшим ее бойкот, был тогдашний глава Американского олимпийского комитета Эйвери Брендедж, считавший идею бойкота "заговором сионистов". Именно он был президентом МОК в 1972 году и принял решение продолжать мюнхенские Игры несмотря на теракт.

Уместно напомнить также, что эстафета олимпийского огня - нацистская идея. Мысль пронести огонь от древней Олимпии до столицы Рейха - достойного наследника античности - была навеяна нацистскими факельными шествиями. Лени Рифеншталь пишет в своих воспоминаниях: когда она приехала в Грецию, чтобы снять бегущих с олимпийским факелом потомков древних эллинов (ее замысел состоял в оживлении античных статуй), то юноша идеальных пропорций, которого она выбрала, оказался отнюдь не греком или арийцем, а расово неполноценным русским эмигрантом по имени Анатоль.

На первый взгляд случай с Надей Дрыгалла - противоположный пример, свидетельство высокой принципиальности народа, прошедшего через горнило денацификации. Ну а если бы немецкие гребчихи имели шанс выиграть финал - оказались бы немецкие спортивные начальники столь же принципиальными?

Владимир Абаринов, 09.08.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей