.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.199789.html

статья Безвыдачное положение

Владимир Абаринов, 17.08.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

Обстановка вокруг основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа накаляется. В июне, проиграв в Верховном суде Великобритании дело об экстрадиции, он явился в посольство Эквадора в Лондоне и попросил политического убежища. 16 августа Эквадор ему это убежище предоставил. В ответ британские власти пригрозили лишить посольство иммунитета на основании закона 1987 года. Эксперты говорят, что такой шаг стал бы беспрецедентным нарушением Венской конвенции о дипломатических сношениях. Здание эквадорского посольства окружено полицейскими, имеющими ордер на арест Ассанжа, и демонстрантами, требующими прекратить преследования борца за свободу слова.

Казус Ассанжа не уникален. В дипломатической практике такие инциденты время от времени случаются. Выход из тупика всякий раз бывает разный.

Наиболее известен случай с венгерским кардиналом Йожефом Миндсенти. В 1919 году, еще 27-летним священником, он был арестован социал-демократическим правительством Михая Каройи и находился под домашним арестом в епископском дворце, но с приходом к власти коммунистов во главе с Бела Куном был заключен в тюрьму и оставался там вплоть до падения режима. В июне 1944 года, уже в сане епископа, Миндсенти был арестован фашистским правительством Ференца Салаши, который сменил адмирала Хорти, за противодействие депортации евреев из Венгрии. Он оставался в заключении до конца войны. В качестве примаса Венгрии Миндсенти возглавил католическую оппозицию коммунистическому режиму и в декабре 1948 года был снова взят под стражу. По обвинению в государственной измене и шпионаже кардинал был приговорен к пожизненному лишению свободы в каторжной тюрьме. Его освободило народное восстание 1956 года. После его подавления советскими войсками кардинал Миндсенти укрылся в посольстве США в Будапеште и провел в этом заточении 15 лет. В 1971 году благодаря усилиям папы Павла VI венгерские власти позволили ему выехать в Австрию, где он и скончался спустя пять лет.

В июне 1978 года семеро членов советской общины пятидесятников, измученные беспрерывными и изощренными преследованиями властей, проникли на территорию посольства США в Москве и попросили об убежище. Это были супруги Петр и Августина Ващенко, их дочери Лидия, Любовь и Лилия, Мария Чмыхалова и ее сын Тимофей. Сын Ващенко Ян замешкался на входе и был задержан милицией. Несмотря на то, что у беглецов было на руках приглашение алабамского пастора Сесила Уильямсона, должностные лица посольства отнеслись к ним недружелюбно. Месяц они провели на диванах в консульском отделе, первые пятеро суток без пищи. Сотрудники посольства постоянно требовали от них покинуть территорию дипмиссии. Затем их перевели в подвальное помещение с двумя кроватями и санузлом. В США между тем развернулась общественная кампания за предоставление убежища пятидесятникам, преследуемым за веру. Правительство Джимми Картера пыталось найти выход из создавшейся ситуации, но ввод советских войск в Афганистан и объявленный Картером в ответ бойкот московской Олимпиады поставили крест на этих попытках. В декабре 1981 года Августина и Лидия Ващенко объявили бессрочную голодовку. Спустя месяц Лидию госпитализировали в Боткинскую больницу и по выздоровлении отправили домой, в Черногорск Красноярского края. Лишь после смерти Брежнева, в апреле 1983 года, под неослабевающим международным нажимом, власти СССР разрешили ей эмигрировать в Израиль. Оттуда она оформила вызов другим членам своей семьи. Ващенко и Чмыхаловы вернулись в Черногорск и в июне того же года наконец покинули Советский Союз.

Летом 1989 года тысячи граждан ГДР наводнили диппредставительства ФРГ в Праге, Будапеште, Варшаве и Восточном Берлине. На территории посольств возникли палаточные городки, куда прибывали все новые беженцы. Ситуация была отчаянной. В сентябре начались затяжные дожди, резко ухудшились санитарные условия. Кризис разрешился благодаря министру иностранных дел ФРГ Гансу-Дитриху Геншеру. Он провел в Нью-Йорке переговоры с заинтересованными сторонами, после чего прибыл в Прагу и объявил о том, что беженцам разрешено выехать в Западную Германию. Это был конец коммунистического режима ГДР. В ноябре Берлинская стена была разрушена, и вскоре Германия объединилась в единое государство.

В декабре 1989 года вооруженные силы США вторглись в Панаму с целью отстранения от власти генерала Мануэля Норьеги. Норьега с четырьмя клевретами укрылся в нунциатуре Святого Престола. Однако его заточение там продолжалось всего 10 дней. Госсекретарь Джеймс Бейкер направил в Ватикан послание, в котором требовал выдачи международного наркодилера. Ватикан ответил резким отказом. Тогда американцы создали невыносимые условия для беглеца и сотрудников дипмиссии. Ее территория была окружена бронетранспортерами. За дело взялось спецподразделение по психологической войне. Через мощные динамики над территорией нунциатуры день и ночь транслировался тяжелый рок. Святой Престол заявил протест правительству Буша-старшего. Спустя трое суток концерты прекратились, но осада продолжалась. Папский нунций Хосе Себастьян Лабоа принял решение, если не найдется другого выхода, эвакуировать свой штат в католическую школу и объявить ее здание территорией посольства, оставив Норьегу без дипломатической крыши. Норьеге он сообщил, что ни одна страна мира не соглашается принять его, - это не соответствовало действительности. В конце концов Норьега сдался. Он получил возможность позвонить в посольство Кубы, где укрылась его семья, убедился в том, что если он капитулирует, семье будет разрешено эмигрировать в Доминиканскую республику, и 3 января вышел из ворот нунциатуры.

В июне 1989 года, после кровавого подавления акции протеста на площади Тяньаньмэнь, "китайский Сахаров" астрофизик Фан Личжи попросил политического убежища в США. Вместе с женой он оставался на территории американского посольства в Пекине более года, пока китайские власти не разрешили ему покинуть КНР на борту американского военно-транспортного самолета.

Можно вспомнить также, как смещенный со всех постов бывший лидер ГДР Эрих Хонеккер после объединения Германии прятался сначала в советском военном госпитале в Потсдаме, затем в марте 1991 года был тайно вывезен на советском военном самолете в Москву в качестве личного гостя Михаила Горбачева и поселился в правительственном особняке на Ленинских горах. Однако гостеприимство президента СССР продолжалось недолго. Под давлением правительства ФРГ, требовавшего его выдачи, и общественности, в том числе советской, в декабре Хонеккеру было предписано в трехдневный срок покинуть территорию Советского Союза. Он нашел прибежище в чилийском посольстве. В июне 1992 экстрадиция все же состоялась. Судить Хонеккера в Германии не стали по состоянию здоровья. Он уехал в Чили, где жила его дочь, и умер там от рака в мае 1994 года.

Наконец, недавний пример - китайский слепой диссидент Чэнь Гуанчэн. В апреле этого года он сбежал из-под домашнего ареста и объявился в американском посольстве в Пекине, но от предложения эмигрировать отказался, опасаясь за судьбу семьи. В ходе переговоров китайская сторона дала понять, что в случае предоставления Чэню политического убежища в США его семья будет подвергнута репрессиям. Спустя несколько дней Чэнь согласился покинуть посольство и пройти курс лечения в пекинской клинике. Ему и его семье была предоставлена возможность подать документы на выезд для работы за рубежом в обычном порядке, что он и сделал. На работу его пригласил Нью-Йоркский университет.

Из всех этих сюжетов самый подходящий к делу Ассанжа - случай Норьеги. Согласно статье 22 Венской конвенции помещения диппредставительства пользуются неприкосновенностью: власти страны пребывания не имеют право вторгаться в них без разрешения посла. Но если посольство укрывает лицо, обвиняемое в уголовном преступлении, эти власти вправе потребовать его выдачи. Однако в отличие от Норьеги Ассанжу уголовные обвинения пока не предъявлены. Правительство Швеции объявило его в международный розыск на том основании, что он не явился на допрос по делу об изнасиловании и сексуальных домогательствах. С другой стороны, Ассанж, пытаясь в судебном порядке добиться отмены решения об экстрадиции, нарушил условия освобождения под залог и за это подлежит аресту.

Что касается британского закона 1987 года о дипломатических и консульских помещениях, о существовании которого Эквадору напомнил британский МИД, то он был принят парламентом после того, как в 1984 году выстрелом с территории ливийского посольства в Лондоне была убита сотрудница полиции Ивонн Флетчер. Закон этот еще ни разу не применялся, и пока у британских властей нет ни оснований, ни намерения его применять в данном случае. Как заявил представитель Форин-офиса, правительство Ее Величества не угрожает, а лишь стремится "разъяснить эквадорской стороне все аспекты британского законодательства". Министр иностранных дел Уильям Хейг в свою очередь сказал, что власти не рассматривают вариант насильственного вторжения на территорию посольства.

Джулиан Ассанж пытается представить себя жертвой политического преследования за осуществление свободы слова - и это ему в значительной мере удается. Он утверждает, что Швеция собирается выдать его США, а там ему грозит смертная казнь за шпионаж. Такой же точки зрения придерживается эквадорское правительство - для президента страны Рафаэля Корреа это отличный повод выступить в роли борца с американским неоколониализмом и поборника демократических свобод. "Есть серьезные основания считать, что речь идет о возмездии страны или стран, документы которых опубликовал Ассанж. Это возмездие может угрожать его безопасности, репутации и даже его жизни, - заявил, объявляя о предоставлении Ассанжу политубежища, министр иностранных дел Эквадора Рикардо Патиньо. - Если Ассанж будет экстрадирован в США, то, судя по доказательствам, суд над ним не будет справедливым".

Едва ли это мнение основательно. Администрация США дистанцировалась от конфликта и ни разу не заявляла о намерении привлечь Ассанжа к ответственности за шпионаж. Помимо всего прочего, Европейская конвенция по правам человека не позволяет Швеции экстрадировать кого бы то ни было в страну, где этому лицу может угрожать смертная казнь. Если кризис не разрешится в ближайшие дни, острота его восприятия спадет, демонстранты устанут и стороны договорятся по-тихому. Ну а если обе будут упорно стоять на своем, Ассанжу придется сидеть а посольстве до тех пор, пока в Швеции не истечет срок давности.

Владимир Абаринов, 17.08.2012

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей