.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.206835.html

статья Дело за слово

Владимир Абаринов, 28.09.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

Замоскворецкий суд Москвы на днях в шестой раз перенес слушания по делу Константина Крылова. Теперь они назначены на 3 октября.

Дело это спотыкается с самого начала. Дважды суд откладывался в связи с неявкой свидетелей обвинения - сотрудников Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ, оно же центр "Э" (сотрудники оправдывались большой занятостью на работе). В третий раз был занят судья. В четвертый оказалось, что судья ушел в отпуск. В пятый судью спешно вызвали в Мосгорсуд. В шестой не явился следователь, вызванный в качестве свидетеля. Тогда же в деле произошла замена прокурора.

Создается впечатление, что у дела в его нынешнем виде нет судебной перспективы. Не исключено, что предварительное следствие срочно ищет дополнительный материал. Возможно, те, кто дирижирует процессом, осознали, что дело Крылова получило совсем не тот общественный резонанс, на какой было рассчитано.

Константин Крылов - один из идеологов русского национализма, философ, публицист и писатель-фантаст. Вменяется ему часть 1 статьи 282 УК РФ - "Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации".

Поскольку лиц, у которых нет происхождения, пола, расы, языка, национальности, отношения к религии и принадлежности к социальной группе, в природе не имеется, привлечь по этой статье можно кого угодно, чем и занимается вышеозначенный центр "Э".

До сих пор я считал, что в либеральном стане 282-ю поддерживает лишь один человек - исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев, назвавший себя ее "сознательным сторонником". Но только что оказалось, что эту точку зрения разделяет и руководитель информационно-аналитической службы того же движения Евгений Ихлов. Мне это особенно досадно, потому что я поклонник этого автора и каждый его текст читаю с огромным интересом и удовольствием.

Свою позицию г-н Ихлов аргументирует ссылкой на статью 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая гласит, что пропаганда войны, национальной, расовой или религиозной ненависти должна быть запрещена законом. Но, во-первых, в Пакте ничего не сказано о вражде по признакам происхождения, пола, языка и принадлежности к социальной группе, так что УК с лихвой перевыполнил требование Пакта. Во-вторых, в статье 19 Пакта сказано: "Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения". Право это может быть ограничено ради уважения прав и репутации других лиц, а также для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Статья 21 Пакта гарантирует право на мирные собрания с той же самой единственной оговоркой: "Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц".

Но права и репутация других лиц защищены другими статьями кодекса. Пакт не требует уголовного преследования за пропаганду ненависти. Пакт не уточняет, чем отличается мнение от пропаганды.

Проблема не в статье, утверждает Ихлов. "Проблема в том, что применяют ее, как правило, подло и лукаво". Разумеется. В этом-то все и дело. Потому-то бодливой корове Бог рог не дает.

Константин Крылов обвиняется в том, что в октябре прошлого года он выступил на митинге "Хватит кормить Кавказ!" с заявлениями, образующими состав преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ. Или, как сказано в обвинительном заключении, "совершил возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства". (Этот и другие документы по делу Крылова размещены в фейсбуке и Вконтакте.)

Митинг не был запрещен по основаниям, указанным в ст. 21 Пакта о гражданских и политических правах. Крылов не призывал к насилию в отношении выходцев с Кавказа, не утверждал, что это недочеловеки. На том же митинге с аналогичными и даже более резкими заявлениями выступили Алексей Навальный, Владимир Милов, Александр Белов, Даниил Константинов и Владимир Тор (с речами краснодарского губернатора Ткачева я уж и не сравниваю). Но обвинение предъявлено одному Крылову. Сам он считает, что осуждение по "экстремистской" статье - идеальный повод для отказа в регистрации партии, которую он сейчас создает.

В делах по 282-й статье исключительная роль принадлежит экспертам - именно они определяют наличие "возбуждения" в публичных заявлениях обвиняемого. В данном случае экспертиза проведена сотрудниками государственного унитарного предприятия "Центр информационно-аналитических технологий" Оксаной Маланцевой и Юлией Сафоновой. Оксана Дмитриевна закончила Московский государственный психолого-педагогический университет по специальности "юридическая психология" всего два года назад. Тем не менее, как сказано в заключении, экспертный стаж у нее три года. Она автор ряда статей об экстремизме и ксенофобии. В одной из них она признает:

Основная трудность, возникающая при проведении комплексных психолого-лингвистических экспертиз, - отсутствие единой методики производства, так как вид данной экспертизы имеет достаточно короткую историю, и общий экспертный опыт пока не сформировался.

Вот она его и формирует статьями и экспертизами.

Юлия Александровна - кандидат филологических наук, в прошлом научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова, главный редактор портала Грамота.ру. Теперь она начальник психолого-лингвистических экспертиз ГУП "ЦИАТ", а Оксана Дмитриевна - ее заместитель.

В прошлом году обе ученые дамы участвовали в комплексной социолого-психолого-лингвистической экспертизе футболки с надписью "Православие или смерть!". Две предыдущие экспертизы пришли к взаимоисключающим выводам. В частности, сотрудники Российского института культурологии Виталий Батов и Наталья Крюкова, прославившиеся тем, что усмотрели экстремизм в лозунге "Убей в себе раба!", остались верны себе и на этот раз. Оксана Дмитриевна и Юлия Александровна, наоборот, никакого экстремизма в футболке не заметили. И вот, например, почему:

Мысль о том, что отпадение от православной веры хуже смерти, выраженная в анализируемом лозунге, не может рассматриваться вне контекста - фундаментальных основ православного учения об исключительной роли Церкви в деле спасения души... Коммуникативная цель не направлена на пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан, по признаку их отношения к религии... в спорных информационных материалах отсутствуют призывы к возбуждению религиозной розни, обосновывающие либо оправдывающие возбуждение религиозной розни.

Ту же снисходительность, что и по отношению к хоругвеносцам, проявили эксперты к выступившему на митинге "Хватит кормить Кавказ!" Владимиру Тору:

Эти высказывания выражают враждебное отношение к кавказцам и гастарбайтерам, но не формируют враждебных установок по отношению к кавказцам и гастарбайтерам.

В речах прочих ораторов они тоже не обнаружили "признаков возбуждения розни (вражды, ненависти) по отношению к каким-либо группам лиц".

Иное дело Крылов. В его выступлении нашлась роковая фраза "Пора кончать с этой странной экономической моделью". Уточню, что весь пафос митинга состоял в обличении "бюджетного неравенства" в пользу Кавказа и тех людей в Кремле и правительстве, которым это неравенство выгодно. Вот какую социальную группу защищают на самом деле г-жи Маланцева и Сафонова. Но пишут нечто совершенно другое:

...в выступлении Констатина Крылова содержится высказывание побудительного характера ("Пора кончать с этой странной экономической моделью"), которое исходя из смысловой направленности всего выступления Крылова может быть воспринято аудиторией как побуждающее к враждебным действиям русских как группы лиц по отношению к кавказцам.

Когда было возбуждено уголовное дело Константина Крылова, я ожидал повторения истории с Борисом Стомахиным, от которого тогда некоторые авторитетные правозащитники воротили нос. Но с Крыловым вышло иначе. Фантаст Кирилл Еськов мобилизовал братьев по жанру. В итоге, несмотря на отдельные возражения, написанное им обращение в Генеральную прокуратуру собрало большое количество подписей, и не только фантастов - его подписали, например, драматург Владимир Голышев, поэт Алексей Цветков, Владимир Буковский, чье имя не требует дополнений. Алексей Цветков и Дмитрий Быков выступили в защиту Крылова в личном качестве.

Но вот Евгению Ихлову такая безоговорочная поддержка не нравится. Напоминая Еськову сюжет его собственного романа "Последний кольценосец", он риторически вопрошает:

Так неужели Еськов, так убедительно и искренне описавший эльфийскую моральную подготовку к резне, не понял, чем исторически завершатся антикавказские инвективы?! Я ждал бы от него, кроме защиты товарища по перу от Следственного комитета, еще и человеческих слов в осуждение националистической демагогии.

Именно так поступили некоторые "защитники" Pussy Riot: требуя освободить обвиняемых, они осудили "панк-молебен", не отдавая себе отчета в том, что выступают на стороне обвинения.

Мне тоже не нравится русский национализм. Но нельзя не признать за ним право на существование, вековую историю, традицию и, наконец, заслуги. Я говорю, конечно, не об озверевших охотнорядцах или опереточных хоругвеносцах, а о мыслителях, составляющих славу и золотой культурный фонд России, - от славянофилов до Константина Леонтьева. Константин Крылов бесспорно продолжает эту линию. Пусть его оправдают - тогда и будете спорить с ним и осуждать его.

Владимир Абаринов, 28.09.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей