.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.209096.html

статья Шито-раскрыто

Владимир Абаринов, 26.11.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

Наверное, свеженазначенный Анатолий Сердюков, затевая переобмундировку военнослужащих, возмущенно воcклицал на манер герцога из фильма "Тот самый Мюнхгаузен":

- Что? Мне - в этом? В однобортном? Да вы что? Не знаете, что в однобортном сейчас уже никто не воюет? Безобразие! Война у порога, а мы не готовы!

И заказал новую модную форму знаменитому кутюрье Валентину Юдашкину. Ну а кому же еще? Юдашкин, как гласят глянцевые святцы, любимый модельер Светланы Медведевой, ставшей 8 мая 2008 года первой леди России.

Маэстро Юдашкин создавал коллекцию около трех лет. 12 марта 2010 года президент и главнокомандующий Медведев подписал приказ о переходе Вооруженных сил РФ в течение трех лет на новую форму одежды.

Цена проекта в разное время называлась разная. Поначалу писали, что переодевание войск обойдется бюджету в 25 миллиардов рублей. Комплект генеральской формы будет стоить 300 тысяч (против 100 тысяч за прежнюю), солдатской - до 26 тысяч рублей (против 11 за форму старого образца).

Но в ноябре 2010 года начальник тыла ВС РФ, замминистра обороны генерал-полковник Дмитрий Булгаков заявил, что для перехода на новую форму потребуется в пять раз меньше средств - от 5 до 5,5 миллиардов рублей - и что он не знает, откуда взялась цифра 25 миллиардов.

В декабре того же года разразился страшный скандал. Южно-Сибирский правозащитный центр сообщил о массовых обморожениях солдат, переодетых в форму от Юдашкина, в городе Юрга Кемеровской области. По сведениям правозащитников, "с различными диагнозами, связанными с переохлаждением" было госпитализировано до 250 солдат одной воинской части, причем несколько человек находились в критическом состоянии. Военная прокуратура Сибирского военного округа провела проверку этой информации. Как явствует из сообщения Генеральной прокуратуры, "причинами вспышки пневмонии среди личного состава стали ненадлежащее исполнение воинскими должностными лицами части обязанностей по обеспечению безопасных условий несения службы и сохранности здоровья военнослужащих при их нахождении на открытом воздухе в сильные морозы". О дефектах формы в сообщении ничего не говорится, однако сказано, что "личному составу, несущему караульную службу и выполняющему иные задачи на открытом воздухе, дополнительно выдано утепленное обмундирование".

В январе следующего года произошло новое ЧП: в Приволжско-Уральском военном округе с диагнозом "пневмония" слегло 63 солдата. Один из них, Константин Цыбук, умер от острого менингита. Окружная военная прокуратура установила, что и в этом случае виноваты отцы-командиры: "отдельные воинские должностные лица гарнизона недобросовестно исполнили свои обязанности по обеспечению сохранности жизни и здоровья подчиненных военнослужащих". По факту смерти Цыбука к уголовной ответственности был привлечен старший лейтенант Гуров, не отреагировавший на жалобы солдата. Гурову вменили статью 293 УК (халатность).

О недостаточно теплой форме в сообщении ГВП опять-таки не было ни слова.

Однако в марте главный военный прокурор Сергей Фридинский однозначно заявил, что "люди в ней мерзнут", и привел новый трагический пример: в Оренбургской области после трехкилометрового пешего марша по 30-градусному морозу от тяжелой формы пневмонии скончался рядовой Васильев, еще несколько солдат заболело. "Бездушного начальника, естественно, отдаем под суд", - сообщил Фридинский. По его словам, ГВП проводит экспертизу нового обмундирования, результаты которой будут доведены до сведения общественности.

Против новой формы выступил заместитель председателя Общественного совета при Министерстве обороны, глава Национальной ассоциации офицеров запаса ВС "Мегапир" Александр Каньшин. Он сказал, что "виноваты не лекала модельера, проектировавшего одежду, а прежде всего материалы, из которых форма сшита". Речь идет, в частности, о замене утеплителя холлофайбер более дешевыми материалами.

] Но есть претензии и к "лекалам" - в частности, у моряков. Как писала "Новая газета", в юдашкинском прикиде им "проще утонуть", чем бороться за свою жизнь при кораблекрушении.

Чины Минобороны, со свой стороны, отрицали недостатки новой формы. В частности, начальник Главного военно-медицинского управления Минобороны генерал-майор Александр Белевитин в феврале 2011 года утверждал, что число солдат, заболевших зимой пневмонией и менингитом, "уменьшилось соответственно в шесть и четыре раза по сравнению с прошлым годом" и что форма тут совершенно ни при чем. Начальник окружного военного госпиталя Уральского ВО, "пожелавший остаться неизвестным", напротив, заявил, что во вверенном ему заведении "количество заболевших солдат не увеличилось и не уменьшилось, оно остается в пределах нормы", что "нет ничего сверхъестественного в том, что где-то мерзнут военнослужащие", а качество новой формы он оценить не может, поскольку сам ее не носит. Командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник Аркадий Бахин, в отличие от врача-анонима, форму носит и считает, что "не такая уж она и холодная", а тот, кто в ней мерзнет, просто не умеет ее правильно надевать - в частности, "пренебрегает специальными утепленными штанами". Наконец, министр обороны Сердюков, теперь уже бывший, называл "чьими-то инсинуациями" сообщения о недостатках новой форменной одежды. "Форма легкая, практичная. У нее высокие эксплуатационные качества. Она на уровень выше прежней военной формы, начиная от ниток, молний, тканей, подкладок до утеплителей. Недаром она и дороже стоит", - так выражался министр.

Сам Юдашкин все это время молчал. И лишь теперь, когда Сердюков низвергнут, от модельера донеслось слово правды. Руководство Вооруженных сил, оказывается, грубо извратило его идею. Например, "можно было любой генеральский китель взять облить кофе, водой, соком - и все с него стекало... А в итоге сейчас шьют непонятно что и непонятно из чего, и все это не имеет ни ко мне, ни к Дому никакого отношения". (Обратим внимание на особые тактико-технические требования к генеральскому мундиру - надо полагать, военачальникам случается обливать себя не только кофе или соком.) Юдашкин признаёт, что в обморожениях виновата все-таки форма ("А мальчишек, которые мерзли в этой форме, мне, конечно, жалко"), но утверждает, что это не оригинал, созданный с помощью нанотехнологий, а дешевая подделка.

Почему же кутюрье говорит об этом только теперь? "Я до последнего надеялся, что все-таки военные признаются, опубликуют какое-нибудь письмо, заявление, что Валентин Юдашкин к нашей форме не имеет никакого отношения, мы сами "Дольчи и Габаны", сами все придумали, сделали, счастливы и будем отвечать за качество, но они этого не сделали, поэтому это делаю я".

Но они именно это и говорили. Тот же Сердюков в цитированном выше интервью заявляет, что "Валентин Юдашкин практически не имеет отношения к этой форме" - его участие в проекте свелось к роли консультанта. "В суд будете подавать?" - спрашивают Юдашкина. "Ну нет, на свою армию в суд подавать - это все-таки неправильно и некрасиво. Почему я и молчал", - молвит он в ответ. По этой логике и дело Евгении Васильевой надо закрыть - зачем компрометировать армию?

Юдашкин сообщает, кстати, - и нет никаких оснований ему не верить, - что ни он лично, ни его Дом моды не получили за свое произведение "ни копейки" - ему было просто лестно "сделать масштабный национальный проект". Думаю, бескорыстие Юдашкина с лихвой компенсировано другими казенными подрядами - такими, например, как разработка форменной одежды Рыбоохраны, костюмы прислуги на владивостокском саммите АТЭС, которые из-за халтурного кроя пришлось перешивать на живую нитку, а также гардероб воспитанниц Пансиона Министерства обороны, насчитывающий 71 предмет. Это заведение в позапрошлом году посетила покровительница Юдашкина Светлана Медведева и имела с маэстро беседу. Всего вероятнее, нежелание потерять эти и другие заказы и помешало Юдашкину разоблачить бракоделов раньше.

Маститый патриот Александр Проханов считает форму от Юдашкина "верхом унижения" русской армии: в ней, по его мнению, "не воевать и нести караулы, не кидаться в кабины самолетов и в люки танков, а шастать на гей-парадах". Сам модельер не прочь поучаствовать в создании новой формы взамен неудачной сердюковской. Но у нового министра Сергея Шойгу свои планы на этот счет. Как пишут "Известия", новое обмундирование будет отличаться от юдашкинского "как по количеству предметов (16 вариантов вместо двух), так и по расположению элементов". Воротник-липучку можно будет использовать "для подвязывания раненой руки". В новой форме также "полностью исключен подворотничок". "Шею, что ли, сложно помыть?" - риторически вопрошает анонимный источник "Известий".

Вообще-то подворотничок всегда считался критерием мытой шеи - ну да ладно. Все эти занятные задумки, конечно, хороши. У меня только один вопрос. Нет, не о том, сколько будут стоить эти 16 вариантов вместо двух. Не о том, куда денут новую-старую форму. И не о том, сколько денег украли тыловики на этом проекте. Я хочу спросить: покуда будут сердюковскую форму менять на шойгинскую, в чем будут ходить солдаты этой зимой?

Владимир Абаринов, 26.11.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей