.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.209288.html

статья Анахроническая болезнь

Владимир Абаринов, 03.12.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Когда я был ребенком и рос в Нью-Йорке, я получил, как я думал, хорошее образование. Я подробно изучил историю, особенно американскую. Это было логично. Америка была для нас центром мира, судьба уготовила нам роль хороших парней...

Таким вступлением кинорежиссер-оскароносец Оливер Стоун предваряет свой 10-серийный документальный фильм "Нерасказанная история Соединенных Штатов", который идет сейчас на американском телеканале Showtime.

Теперь, разумеется, Стоун поумнел.

И когда я услышал от своих детей, что и сегодня в школе их учат ничуть не более честному взгляду на историю, чем учили меня, я встревожился... Наполеон говорил, что история – это ложь, с которой все согласны. (Этот афоризм приписывают также Вольтеру; автор его на самом деле неизвестен. – В.А.) Ну а я не согласен. Я уверен, что у истории есть смысл и цель, которые необходимо найти. И вместо того чтобы снимать очередной игровой фильм, я решил рассказать американскую историю так, как ее еще никто не рассказывал...

"Нерасказанная история" - это совместный проект Оливера Стоуна и преподавателя Американского университета Питера Кузника, для которого это отличная возможность выйти на орбиту популярной культуры.

Одновременно с картиной вышел в свет одноименный 700-страничный опус тех же авторов. Они дали целый ряд интервью электронной и печатной прессе, в крупнейших американских газетах появились рецензии на фильм, но особо оживленной дискуссии не вышло, серьезные историки так и не скрестили копья – просто потому, что в "Нерасказанной истории" никакой новости нет. До Стоуна и Кузника ее рассказывали множество раз.

Наиболее серьезный разбор картины и книги я прочел в еженедельнике Weekly Standard - его написал Рональд Радош, известный специалист по истории холодной войны. Статья Радоша убийственно негативная. Он называет версию Оливера и Кузника "сделанной из утиля", "использованной повторно левацкой историей".

Глядя на экран, я чувствовал себя будто на уроке в советской школе, настолько версия Стоуна и Кузника совпадает с версией коммунистического агитпропа. Закадровый текст звучит перепевом знаменитой сталинской брошюры 1948 года "Фальсификаторы истории", излагавшей кремлевский вариант предвоенных событий и вскрывавшей якобы подлинные причины Второй мировой войны. Сталин, дескать, как до, так и после войны заботился исключительно о безопасности Советского Союза, его союз с Гитлером был вынужденным, потому что он опасался, что западные демократии объединятся с Германией для совместного нападения на СССР; после войны Сталин хотел дружить с Америкой, но враги мира во всем мире и патентованные антисоветчики Черчилль и Трумэн развязали холодную войну, и Сталин опять-таки вынужден был защищаться.

Эту версию авторы "доказывают" с помощью манипулирования фактами и некритического использования сочинений историков-ревизионистов, к числу которых принадлежит и сам Питер Кузник. Недаром, кстати, Михаил Горбачев похвалил книгу (уж не знаю, читал он ее или нет): его, разумеется, учили именно такой истории, и он со своим собственным историческим наследием в нее идеально вписывается (отзыв Горбачева вынесен на оборот суперобложки). Рональд Радош указывает, в частности, на работы Карла Марцани - сотрудника Управления стратегических служб, затем Госдепартамента США, одновременно тайного члена компартии и, как теперь документально доказано, агента советской разведки. По свидетельству Олега Калугина, в 60-е годы прошлого века КГБ субсидировал издательство Марцани, в котором он и выпускал свои инвективы американскому империализму и панегирики миролюбивому курсу СССР. Именно к аргументации Марцани, как показывает Радош, систематически используют Стоун и Кузник.

Оливер Стоун – отличный режиссер игрового кино, я очень люблю его "Взвод", "Уолл-стрит", "Сальвадор" и "Никсона". В своем творчестве он действительно отдал щедрую дань новейшей американской истории, благо этот жанр так любим публикой. Как художника его занимает тема исторических развилок, упущенных альтернатив. В "Нерасказанной истории" такая альтернатива тоже есть, но как же она смехотворна. Подобно тому, как Пушкин считал, что "в противуположных дверях" царствования Александра I стоят, "как гений Зла и Блага", Сперанский и Аракчеев, Стоун считает, что в "царствование" Рузвельта этими гениями были Генри Уоллес и Гарри Трумэн, вице-президенты, соответственно, в третьей и четвертой администрациях. Трумэна он изображает вселенским злодеем сродни героям комиксов. А Генри Уоллес в его трактовке – "забытый герой" и гений Блага, который будто бы мог изменить ход истории, но пал жертвой антисоветских кругов США.

Уоллес – крайне странная фигура в американской политическом истеблишменте. Достаточно сказать, что он верил в Шамбалу, считал Николая Рериха своим гуру, а когда обнаружились его письма к Рериху, объявил их фальшивкой. Он был министром сельского хозяйства в двух первых администрациях Рузвельта и действительно хорошим специалистом в этой области, но утверждать, что именно он вытащил страну из Великой депрессии, нелепо. Из Великой депрессии страну вытащила великая война. Уоллес и впрямь был активным сторонником американо-советской дружбы, он был против создания НАТО, против плана Маршалла и за признание сферы советского влияния в Европе. Он предпочитал не замечать, что сталинский режим – это тоталитарная диктатура. В мае 1944 года как член кабинета, ответственный за поставки по ленд-лизу, он побывал в Магадане, где ему показали потемкинские деревни и чекистов, переодетых зеками, и он умудрился не заметить грубого подлога, в чем потом, спустя много лет, каялся.

В конце концов просоветские взгляды Уоллеса стали настолько неудобны Рузвельту, что на выборах 1944 года он заменил его Гарри Трумэном. В 48-м Уоллес баллотировался в президенты как кандидат третьей партии, Прогрессивной, созданной специально для этой кампании. Организована она была, как сейчас хорошо известно, Компартией США по указке из Москвы. Если Уоллес этого не знал, и коммунисты орудовали за его спиной и использовали его, что называется, втемную, то его слепоту следует признать феноменальной. Но американские коммунисты имели неосторожность открыто поддержать кандидатуру Уоллеса. После этого его шансы сразу упали. Он набрал два процента голосов избирателей и не получил ни одного выборщика. Оливер Стоун по этому поводу сокрушается, считает, что Америка тем самым упустила свой шанс стать мирным демократическим социальным государством, а стала вместо этого мировым жандармом и агрессором. Слава Богу, что она упустила этот гибельный шанс.

Сериал Стоуна и Кузника можно смело ставить в прайм-тайм любого официозного российского телеканала, настолько он идет в струю с кремлевским мейнстримом. Но, кажется, и с нынешним вашингтонским тоже. Мне представляется, что у режиссера, помимо общеголливудской левизны взглядов (недаром он даже газетные колонки пишет в соавторстве с чемпионом политической демагогии Майклом Муром; и о чем же? разумеется, в защиту Джулиана Ассанжа), есть сугубо личные, возможно, не осознаваемые им самим причины увлечения антиамериканской конспирологией. В молодости он был тяжело травмирован вьетнамской войной. Эта моральная травма не дает ему покоя, и он постоянно ищет виновников. И приходит к выводу, что виновата, конечно же, она самая, мировая закулиса.

Владимир Абаринов, 03.12.2012

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей