.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.209432.html

статья Месть по списку

Владимир Абаринов, 07.12.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов

"Закон Магнитского" принят подавляющим большинством голосов в обеих палатах Конгресса. Такого успеха, похоже, не ожидал и сам его инициатор сенатор Бен Кардин. Видимо, и у Москвы расчет был на то, что "хромая" сессия важных решений, как правило, не принимает, а в Конгрессе нового созыва это мочало начнут мотать сначала.

Но подконтрольная республиканцам нижняя палата подтолкнула события. У Сената был выбор: принимать свой вариант закона и потом приводить обе версии к общему знаменателю в согласительной комиссии (именно такова обычная процедура) или проголосовать за вариант нижней палаты. В первом случае процесс затянулся бы. Сенатская версия была глобальной: в список Магнитского могли попасть должностные лица не только России, но и любой страны, где злостно нарушаются права человека и власть выше закона. Но лоббисты, представляющие интересы прежде всего Китая, развернули бешеную активность, стараясь не допустить такого развития событий. В конце концов сенаторы избрали второй путь.

Из четырех сенаторов, голосовавших против, трое демократы и один независимый. Свои мотивы объяснил лишь один из них – демократ Карл Левин. Его не устроило именно то, что в проекте не соблюден принцип универсальности. В своем заявлении он указал на то, что профильные комитеты Сената – по международным делам и финансам – одобрили именно глобальную версию. Конгресс, с его точки зрения, упустил возможность установить единый стандарт для всего мира.

Ему ответил, выступая на пленарном заседании, cоавтор законопроекта республиканец Джон Кайл. "Я не позволю лучшему стать врагом хорошего", - сказал он. На том и порешили.

Администрация Барака Обамы до последней возможности сопротивлялась принятию закона в какой бы то ни было редакции. И лишь когда стало совершенно ясно, что закон будет принят, Белый Дом дал понять, что президент подпишет его. Даже если бы Обама воспользовался своим правом вето, Конгресс легко преодолел бы его: для этого требуется две трети голосов в каждой из палат, а "закон Магнитского" собрал гораздо больше. "Закон Магнитского", - заявил по этому поводу сенатор-республиканец Оррин Хэтч, - нужен нам, чтобы залатать дыры политики президента Обамы".

В итоге президент сказал, что "с нетерпением" ждет возможности подписать закон о нормализации торговых отношений с Россией и Молдавией, в текст которого инкорпорирован "закон Магнитского". Он похвалил Конгресс за плодотворную работу на межпартийной основе и сделал главный упор на экономических выгодах этого решения для США. Лишь в последней фразе заявления президент несколько стыдливо заверяет, что его администрация "будет и впредь работать с Конгрессом и нашими партнерами в целях поддержки стремления к свободному и демократическому будущему России и содействия верховенству закона и уважения к правам человека во всем мире".

Если администрация и впредь будет работать над этими вопросами так же, как работала до сих пор, борцам за свободу во всем мире придется ждать обещанного четыре года - до следующих выборов.

Разумеется, известие о принятии закона вызвало раздраженную реакцию Москвы. МИД РФ опубликовал по этому случаю заявление, выдержанное в привычно разухабистом стиле даже не брежневского, а хрущевско-вышинского пошиба. Дебаты и голосование в Сенате названы в нем "спектаклем в театре абсурда". Американские законодатели, по мнению российского МИДа, продемонстрировали "лишь мстительное желание посчитаться за принципиальную, последовательную линию России в мировых делах", но "их усилия выглядят жалко".

Если "выглядят жалко", то к чему такой истерический тон? Как всегда в подобных ситуациях, авторы этого текста невольно проговариваются. "Каждая страна, - пишут они, - и так может закрывать въезд на свою территорию, кому считает нужным, для чего не требуется никаких особых законодательных актов".

В том-то и дело. Американские консульства сплошь и рядом отказывают во въезде в США рядовым гражданам России, не затрудняя себя объяснением причин отказа, и российский МИД не имеет ничего против, не протестует и не угрожает своей "и симметричной, и асимметричной реакцией". Но в данном случае затронуты, и весьма чувствительно, интересы правящего класса России, а его представители, как известно, "равнее" прочих граждан.

Председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков уже держит наготове два варианта реакции. Один – список "граждан США, связанных с нарушением прав российских граждан за рубежом". Другой – сделать невъездными в Россию американцев, участвовавших в нарушениях прав человека в Афганистане, Ираке, Ливии и вообще повсюду в мире. Этот второй вариант, видимо, и есть асимметричный ответ. Министр иностранных дел Сергей Лавров подтвердил, что Москва закроет въезд американцам, виновным в нарушении прав человека.

В сентябре Владимир Путин предупреждал Вашингтон, что в случае принятия "закона Магнитского" Москве придется "объявить список чиновников другой стороны, которая приняла в отношении России такие меры". Означает ли это, что в "антисписок Магнитского" следует теперь внести всех членов Конгресса, которые голосовали за закон, плюс президента Обаму, который его на днях подпишет? Боюсь, даже Пушкову и Лаврову такой ответ покажется чересчур асимметричным.

Список лиц, которым закрыт въезд в США, будет направлять Конгрессу президент, а составлять, видимо, Госдепартамент. Не все имена в нем будут предаваться огласке – часть будет засекречена по соображениям национальной безопасности.

Некоторые американские юристы уже потирают руки - они считают, что включение в список возможно оспорить в судебном порядке. Разумеется, отказ в визе опротестовать нельзя - закона, который обязывал бы правительство США давать визы иностранцам, не существует. Однако "закон Магнитского" предусматривает и замораживание собственности, а это нарушение Пятой поправки к Конституции, которая гласит: "Никто не должен лишаться жизни, свободы или имущества без законного судебного разбирательства". Но, как выражается бывший юрисконсульт Госдепартамента, вскарабкаться на эту "крутую горку" крайне трудно: на федеральное ведомство подать в суд можно, а на президента - в данном случае нет.

Впрочем, президент может своей властью исключить лицо из списка по целому ряду оснований. Это может произойти, в частности, если он получит "достоверные сведения" о том, что человек попал в список по ошибке, или если выяснится, что он надлежащим образом наказан. Но в этом втором случае он все равно не получит американскую визу: лицам, имеющим судимость за тяжкие преступления, въезд в США закрыт, а на практике визу не дадут даже осужденному за магазинную кражу.

Владимир Абаринов, 07.12.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей