.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.218367.html

статья Вооруженное замешательство

Владимир Абаринов, 30.08.2013
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

Президент Обама остался наедине с сирийской дилеммой. Разведка предоставила ему свои данные. Министр обороны отрапортовал, что вооруженные силы готовы выполнить любой приказ главнокомандующего. Госсекретарь пролил слезу над жертвами бесчеловечного режима. Союзники заверили в своей лояльности. Его ободряет пресса, ему выражают поддержку законодатели.

Но принять решение вместо него никто из них не может. Это его и только его работа. Его прозвали avoider-in-chief - "главноуклоняющийся" - за то, что он слишком часто уклонялся от этой своей обязанности.

В ливийском случае Белый Дом применил формулу leading from behind - теневое, скрытое руководство. Журналисты назвали это выражение "доктриной Обамы". Но с Сирией так не получилось и уже не получится.

Сегодня многие в Америке считают, что гражданская война в Сирии - логическое развитие "Арабской весны" и крах всего проекта, рассчитанного на эффект домино.

При первых, поначалу мирных выступлениях оппозиции более двух лет назад Запад питал надежду, что режим Башара Асада не устоит, но режим уступать не собирался и пошел на эскалацию насилия. За расстрелами демонстраций последовало применение бронетехники, авиации и такого экстремального оружия, как кассетные бомбы и ракеты "Скад". В ноябре прошлого года разномастные оппозиционные группировки объединились в Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, признанную Вашингтоном и ее союзниками в Европе и на Ближнем Востоке. Россия считала создание коалиции началом политического процесса внутрисирийского урегулирования, но отказывалась видеть в ней легитимного представителя сирийского народа.

На "чрезмерное применение силы" со стороны режима Запад отвечал строгими предупреждениями. 20 августа прошлого года, в разгар президентской кампании, Барака Обаму спросили, считает ли он возможным применение силы, если не будет другого способа обеспечить безопасность и сохранность химических арсеналов Сирии. Президент сказал, что пока не отдавал приказов о подготовке какой-либо военной операции. Однако сирийское химическое и биологическое оружие ни в коем случае не должно попасть в руки "плохих людей". "Красной линией для нас будет перемещение или использование большого количества химических вооружений, - заявил Обама. - Это изменит мою оценку ситуации".

Сегодня некоторые комментаторы пытаются утверждать, что президент выразился не так уж и однозначно – это, мол, журналисты упростили. Но дело в том, что именно в такой интерпретации слова президента неоднократно повторяли высокопоставленные должностные лица администрации и никто их не поправлял. Не далее как 13 июня этого года заместитель советника по национальной безопасности Бен Родс сообщил журналистам, что, по данным Вашингтона, режим Асада "по меньшей мере в восьми столкновениях использовал против народа Сирии смертельное химическое оружие", и в очередной раз, составшись на Обаму, напомнил о существовании "красной линии". "Президент говорил, что применение химического оружия изменит его расчеты, и именно это и произошло", - сказал Родс. При этом он объявил, что отныне США переходят от оказания гуманитарной и нелетальной помощи сирийским повстанцам к прямой поддержке Верховного военного совета в военных целях.

Однако поворот в политике США по отношению к Сирии произошел еще раньше - сразу после кадровых изменений во внешнеполитической команде. Президент, как известно, очень хотел сделать госсекретарем посла США в ООН Сьюзен Райс, однако это назначение пришлось отозвать из-за бенгазийского скандала. Госсекретарем стал сенатор Джон Керри. В феврале этого года он встретился в Риме с президентом Национальной коалиции Моазом аль-Хатыбом и заявил об изменении курса в сирийском вопросе. Сьюзен Райс в июле стала советником по национальной безопасности, а ее место посла в ООН заняла Саманта Пауэр. Обе дамы работали советниками сенатора Обамы и пользуются его полным доверием. Обе – не только сторонницы, но и в значительной мере авторы концепта "гуманитарная интервенция".

Пауэр, в частности, получила Пулитцеровскую премию за книгу о геноциде и энергично добивалась мобилизации мирового общественного мнения в связи с положением в Дарфуре. Еще в 2004 году журнал Time включил ее в сотню самых влиятельных людей мира, назвав ее "новым голосом совести внешнеполитической элиты США". Когда Сенат утверждал ее назначение, республиканец Марко Рубио процитировал статью Пауэрс 2003 года, в которой она писала, что необходимо "расплатиться по историческим счетам за преступления, которые совершили, поддержали или допустили Соединенные Штаты". На вопрос Рубио, какие преступления имеются в виду, Пауэрс ответила: "Будучи иммигрантом в этой стране (Пауэрс родилась в Ирландии и является натурализованной гражданкой США. - В. А.), я, так же как и вы, думаю, что это величайшая страна на Земле. Я никогда не буду извиняться за Америку. Америка - это светоч всего мира". А на вопрос республиканца Роберта Коркера "Считаете ли вы, что нам для того, чтобы предпринять одностороннюю военную акцию, необходимо одобрение Совета Безопасности ООН?" она ответила: "Сэр, я считаю, что президент должен всегда действовать в интересах американского народа. Когда национальная безопасность США подвергается угрозе, а Совет Безопасности не желает санкционировать применение силы, но президент считает, что это разумный шаг, разумеется, он не должен стеснять себя ничем".

Что касается Сьюзен Райс, то именно ее с явной неприязнью цитировал недавно Сергей Лавров, когда говорил, что от России требуют встать на "правильную сторону истории". В августе прошлого года она завершила свое выступление в Совете Безопасности ООН такими словами: "В один прекрасный день, который не за горами, Асад будет вынужден отпустить свою кровавую хватку над сирийским народом... Когда наступит этот день, сирийский народ и весь мир будут помнить, кто был на неправильной стороне истории, а кто – на стороне сирийского народа". А в октябре, красноречиво описав бесчинства режима Асада, предупредила: "Соединенные Штаты не будут ждать, пока все члены Совета сделают верный исторический выбор".

Именно Райс и Пауэр в начале 2011 года убедили Обаму в необходимости военной акции против Каддафи, преодолев отчаянное сопротивление министра обороны Роберта Гейтса, советника по нацбезопасности Тома Донилона и советника по контртерроризму Джона Бреннана. По словам некоторых дипломатов, на закрытом заседании СБ ООН Райс утверждала, что Каддафи раздает своим сторонникам виагру, чтобы они насиловали женщин из стана врагов режима.

Сегодня в кабинете и сопротивляться некому. Министр обороны Чак Хэйгел демонстративно самоустранился от политических решений, изобразил исполнительного служаку, взял под козырек, подтянул к месту действия корабли с "томагавками" и ездит себе по Юго-Восточной Азии. Госсекретарь Керри пребывает под впечатлением от просмотра душераздирающих роликов на YouTube.

4 сентября Барак Обама вылетает в Петербург на саммит "двадцатки". Значит, принять решение и реализовать его он должен в начале будущей недели. Выбор у него небольшой. Масштабная военная операция исключена - для нее нет ни политической воли, ни кредита доверия в обществе. Ограничиться сколь угодно грозными заявлениями невозможно - он сам провел крайнюю черту, за которой должно наступить возмездие. Значит, будут точечные ракетные удары для очистки совести. Если, конечно, Асад в последний момент не поклянется, что больше не будет.

Владимир Абаринов, 30.08.2013

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей