.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.234635.html

статья Перезагрузочный день

Владимир Абаринов, 04.11.2014
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
.

Во вторник американские избиратели идут на избирательные участки, чтобы проголосовать за членов обеих палат Конгресса, губернаторов, мэров и множество других выборных лиц местного уровня. Главное - это, конечно, выборы в Конгресс. Переизбранию подлежит весь состав нижней палаты и треть Сената. Если в Палате представителей республиканцы твердо удерживают большинство (в настоящее время - 234 из 435 мест), то за верхнюю палату шла отчаянная борьба.

После выборов 2012 года демократам принадлежало 53 из 100 сенатских мандатов, республиканцам - 46, а двое сенаторов значатся независимыми, но блокируются с фракцией демократов по принципиальным вопросам. Таким образом, республиканцам необходимо получить дополнительно шесть голосов, чтобы стать фракцией большинства.

Если демократам удастся удержать 50 мест, потеряв два, они все равно останутся большинством, потому что в этом случае на чашу весов кладется голос вице-президента, который по Конституции является президентом Сената, но голосует лишь в том случае, если голоса делятся поровну. Однако если демократы получат 49 мест, а республиканцы 50, решать, которая из партий получит большинство, будет один человек - независимый кандидат Грег Орман из Кентукки. Он почти наверняка выиграет у нынешнего сенатора от Кентукки республиканца Пэта Робертса. Кандидат демократов Чад Тейлор снял свою кандидатуру в пользу Ормана, хотя его имя осталось в бюллетене. Однако Орман на вопросы о том, с какой фракцией он вступит в блок, отвечает уклончиво. Кроме того, любой из независимых кандидатов, Берни Сандерс от Вермонта и Ангус Кинг от Мэна (они в этом избирательном цикле не переизбираются), может сменить партийную аффилиацию.

Подобные случаи не такая уж редкость в истории американских выборов. В 2000 году республиканцы получили 50 мест в Сенате и стали фракцией большинства благодаря голосу вице-президента Дика Чейни. Но вскоре сенатор Джим Джеффордс, избранный от Вермонта как республиканец, объявил себя независимым - и большинство перешло к демократам.

Скорее всего, однако, большинство в верхней палате получат республиканцы. Как показывают расчеты на основе последних предвыборных опросов, вероятность этого составляет 73-75 процентов. Тогда на ближайшие два года контроль над обеими палатами Конгресса перейдет к Республиканской партии. Это сложная для президента, но отнюдь не драматическая ситуация. На то и придумано разделение властей, чтобы исполнительная и законодательная ветви искали компромисс, а не штамповали решения друг друга.

Начиная со второй половины ХХ века разнопартийность Белого Дома и Конгресса - отнюдь не исключение. Лишь республиканцы Ричард Никсон и его преемник Джеральд Форд в течение всего срока пребывания у власти имели дело с оппозиционным Конгрессом, а сменивший их демократ Джимми Картер - с полностью лояльным. Но Картер считается одним из худших президентов за всю историю США. В начале первого срока партия президента, как правило, контролирует хотя бы одну палату Конгресса. Но это счастье быстро кончается. Республиканец Буш-старший весь свой 4-летний срок (он у него был один) проработал с демократическим Конгрессом, демократ Билл Клинтон шесть лет из восьми - с республиканским. Рональд Рейган и Буш-младший лишились контроля над обеими палатами на последнем двухлетнем отрезке второго срока. Так что и Бараку Обаме самое время оказаться в ситуации "разделенной государственной власти", как это называется в Америке. Именно это и есть система сдержек и противовесов - а совсем не то, что имел в виду президент Путин в своей валдайской речи.

Поражение Демократической партии - это прежде всего поражение Барака Обамы. Судя по опросам, несмотря на оживление экономики и снижение уровня безработицы американцы по-прежнему не удовлетворены положением дел в стране. Они питают больше доверия к республиканцам в решении таких вопросов, как отражение террористической угрозы, бюджетный дефицит, общее состояние экономики, нелегальная иммиграция, внешняя политика. Демократы впереди в здравоохранении и образовании. Сегодня меньше избирателей-демократов проголосовали бы за Обаму, чем четыре года назад, а республиканцев, голосующих против него, прибавилось бы. Американцы в целом против того, чтобы члены Конгресса засиживались на своих местах: 68 процентов против переизбрания нынешних законодателей, а 35 процентов говорят, что не будут голосовать за кандидата, который переизбирается. Всего 43 процента избирателей знают, как распределяются голоса в Конгрессе, - остальные, видимо, не придают этому значения.

Уровень одобрения деятельности Конгресса составляет в настоящее время в среднем 12,7 процента, а уровень одобрения президента - 41,8 процента. Во внешней политике этот показатель у президента еще ниже - всего 35,2 процента. Это самый плохой результат за все время пребывания Обамы на посту президента. С марта он потерял 24 процентных пункта, с августа - 10 пунктов.

Что же не нравится американцам в действиях президента на международной арене? Не нравится им как раз бездействие. Больше половины избирателей (57 процентов) полагают, что он слишком вяло реагирует на угрозу, исходящую от ИГИЛ. Половина не одобряет его меры по борьбе с терроризмом. Это резкое снижение по сравнению с маем 2011 года, когда был убит Осама бен Ладен, - тогда контртеррористический рейтинг Обамы составлял 72 процента.

Воздушные удары по ИГИЛ поддержали 57 процентов избирателей, однако многие сомневаются в их эффективности, а 62 процента считают, что у этой военной кампании отсутствует ясная цель. Не добавляет популярности президенту и проблема Эболы: две трети американцев выступают за прекращение воздушного сообщения со странами Западной Африки, где свирепствует вирус, но администрация Обамы упорно отказывается ввести эту меру.

"Способен ли Обама на перезагрузку?" - вопрошают в заголовке авторы статьи в Politico. На сей раз употребляется именно слово "перезагрузка" - reboot, а не "сброс данных", reset, который почему-то назвали перезагрузкой по-русски. Заметив в свое время эту ошибку, я предположил, что принципиально различное понимание концепции нового курса в двусторонних отношениях еще даст себя знать. Так оно и вышло.

Так способен ли Обама "перезагрузиться" или будет дотягивать остаток второго срока "хромой уткой"? Авторы статьи пишут, что президент стал угрюм и раздражителен, что в глазах у него все чаще мелькает тоска: он не смог победить вашингтонский бюрократический уклад, не добился почти ничего из того, чего хотел добиться, растерял всю команду советников, которые привели его в Белый Дом. Тем не менее президент, утверждает его нынешнее окружение, не сдался. Если Конгресс станет полностью республиканским, он намерен дать ему последний бой - внести популярные в народе законопроекты об иммиграции, образовании, модернизации инфраструктуры страны. У него еще есть время, чтобы войти в историю с позитивным послужным списком.

Владимир Абаринов, 04.11.2014

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей