.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/abarinov/m.234797.html

статья Бложья кара

Владимир Абаринов, 10.11.2014
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

39-летняя Хезер Армстронг в числе самых успешных блогеров Америки. Веб-дизайнер по профессии, она пишет в своем блоге Dooce о воспитании детей, о разных домашних заботах и о том, каково ей, либералке, выросшей в семье мормонов, живется в Солт-Лейк-Сити, столице мормонского штата Юта.

Благодаря высокой посещаемости блог приносит ей от 30 до 50 тысяч долларов в месяц. В 2009 году журнал Forbes включил ее в список "30 самых влиятельных женщин в медиа" под номером 26.

В 2002 году она потеряла работу - компания сочла недопустимыми сатирические записи в ее личном блоге, касающиеся коллег и начальников. Армстронг не оспаривала увольнение. Глагол dooce вошел в современный американский лексикон в значении "уволить за записи в блоге".

Заметим, что популярность и деньги пришли к Хезер Армстронг не до, а после того как она была уволена.

С тех пор список тех, кто пострадал за неосторожные высказывания в социальных сетях, неуклонно растет. Например, в 2006 году делавэрская газета Dover Post уволила журналиста Мэтта Донегана, который пожаловался на своей странице в MySpace на позднюю гулянку своих соседей-афроамериканцев - мол, не при подобных ли обстоятельствах был убит в свое время Мартин Лютер Кинг. Среди читателей блога нашелся доброжелатель, позвонивший на местное радио. История попала в эфир. Участь Донегана была решена.

Год назад Белый Дом уволил сотрудника Совета национальной безопасности Джофи Джозефа, который в своих твитах всячески высмеивал свое начальство и других высокопоставленных должностных лиц администрации. Писал он под псевдонимом, но записи выдавали инсайдера. Джозефа вычислили и попросили на выход с вещами.

Российский список уволенных блогеров тоже немал.

В 2007 году пришлось расстаться с должностью помощника депутата Госдумы Ирине Толмачевой, публиковавшей в ЖЖ цитаты из высказываний своего шефа, обильно уснащенные ненормативной лексикой.

В 2011 году лишился работы в РИА "Новости" журналист Николай Троицкий, написавший на своей странице в ЖЖ, что было бы неплохо "создать бомбу, которая убила бы всех педерастов". Агентство заявило тогда, что Троицкий "грубейшим образом нарушил... Кодекс корпоративной этики", а тогдашний вице-спикер Госдумы Любовь Слиска взяла его под защиту. "Если крупный политический обозреватель вынужден допускать в своем блоге такие выражения, значит, ситуация с пропагандой геев его уже достала", - сказала Слиска.

Вряд ли Троицкий был бы уволен из той же организации сегодня, когда ее возглавляет руководитель, сам отличившийся гомофобскими высказываниями, и не в частном блоге, а на своем рабочем месте в качестве ведущего ток-шоу государственной телекомпании.

В 2012-м внимание правоохранительных органов привлекла учительница из Уфы Гузалия Галимова, поделившаяся в фейсбуке своими впечатлениями от русских туристок в Турции. "Русское бабье, как вас научилась ненавидеть, отдыхая в Турции. Как можно загадить все вокруг и испортить своим поведением менталитет турков-мужчин?" - писала Галимова. Не дожидаясь оргвыводов, она уволилась сама.

Вспомним, наконец, федерального судью из Улан-Удэ Ирину Левандовскую, потерявшую свой пост из-за фотографий с бутылкой водки, опубликованных в сети "Вконтакте".

Американские юристы, специализирующиеся на защите прав блогера, подчеркивают, что Первая поправка к Конституции, гарантирующая свободу слова, защищает гражданина от государства, но не от частных работодателей, которые могут вводить собственные корпоративные ограничения на пользование соцсетями. Многие компании имеют такие своды правил. Они прежде всего возбраняют пользование соцсетями в рабочее время с использованием служебных компьютеров. Категорически запрещается публикация инсайдерской информации. Блогер не должен никоим образом создавать впечатление, что выражает точку зрения компании, в которой работает. Закон, однако, защищает блогера от преследования по политическим мотивам. Защитой закона пользуются также whistleblowers - люди, сообщающие о недостатках и злоупотреблениях в своей компании или учреждении, - но они, прежде чем взывать к общественности, должны обратиться к собственному руководству.

В остальном, как признают эксперты, права блогера - "серая зона" юриспруденции. Особенно это касается журналистов в силу специфики их профессии: журналист не становится частным лицом даже в частном блоге.

Впрочем, все мы понимаем, что в истории с Александром Плющевым говорить приходится не о гражданских правах или корпоративной этике, а о телефонном праве, чего нисколько не скрывает главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов. Его позиция заслуживает всяческого уважения и поддержки. Лично я считаю, что увольнять нельзя ни за какую запись в блоге, как и вообще ни за какое высказывание. Что же касается содержания твита Плющева, то напомню о скандале с участием сотрудника телеканала "Россия" Константина Семина.

В феврале 2008 года он назвал убитого премьер-министра Сербии Зорана Джинджича "западной марионеткой" и сказал, что тот получил за свои преступления перед страной "заслуженную пулю". Сентенция Семина получила широкую огласку в Сербии, повлекла за собой акции протеста у российского посольства в Белграде и дипломатический демарш. Россия в лице тогдашнего премьер-министра Виктора Зубкова заверила руководство Сербии, что комментарий Семина ни в коей мере не отражает позицию Москвы, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров назвал его "бредом и отсебятиной", однако ВГТРК отмолчалась и ни извиняться, ни наказывать виновника не стала.

Семин не только не пострадал, но и пошел в гору. Он стал, в частности, автором телеопуса "Биохимия предательства", показанного в этом году. В интервью по случаю выхода фильма в эфир Семин признался, что обманывал оппозиционеров, согласившихся дать ему интервью, но добавил, что считает себя вправе делать это: "Нам приходилось представляться иначе, чем мы должны были бы. Потому что эти люди хорошо понимают, что они делают и что эти действия направлены против государства, поэтому они не будут говорить с государственными СМИ".

Уже одним этим он заслужил вечный запрет на профессию. Статья 51 закона "О СМИ" запрещает "использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан... в связи с их политическими убеждениями", а статья 49 обязывает "предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста".

Так в государственных СМИ обстоит дело с профессиональной этикой. Поэтому не государству нас учить приличиям.

Владимир Абаринов, 10.11.2014


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей