О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/abarinov/m.258824.html

статья Увольнительная для генерала

Владимир Абаринов, 16.02.2017
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

- А откуда я знаю, что ви говорить правду?
- А вы понимаете, чем я рискую?
- Атомная бомба? А кто такой ви? Назовите ваш фамилия.

Должно быть, так, на манер героя романа "В круге первом" Иннокентия Володина, таясь и маскируясь, звонил в российское посольство Майкл Флинн, а бездушный посол Кисляк делал вид, что не понимает. Коварное же ФБР жадно записывало разговор доверчивого генерала...

Но нет, все было не так. Флинн знает Сергея Кисляка дольше, чем Дональда Трампа. Они познакомились в 2013 году в Москве, куда Флинн приезжал в должности начальника Разведывательного управления Министерства обороны США. Почему бы старым знакомым и не поздравить друг друга с Новым годом?

Проблема в том, что Флинн выбрал неудачное время для звонка - 29 декабря. Именно в этот день было объявлено об ужесточении санкций и выдворении 35 российских дипломатов. Российский МИД пообещал ответить симметрично. Но на следующий день президент Путин решил американских дипломатов не трогать и даже пригласил их детей на елку в Кремль, а избранный президент США это решение похвалил.

Люди, знакомые с записью разговора, утверждают, что тему санкций поднял посол. Флинн не мог ответить на вопросы посла и потому перезванивал пять раз - совещался с кем-то. Этим кем-то мог быть только Дональд Трамп.

Аналитики разведки, пытаясь объяснить нехарактерный шаг Путина, наткнулись на рапорт прослушки российского посольства и доложили вверх по начальству. Расшифровка разговора легла также на стол первого заместителя министра юстиции Салли Йейтс, которой подчинялось ФБР. Она-то и подняла тревогу.

Вопрос о том, что делать с записью, решали четыре должностные лица: Йейтс, директор национальной разведки Джеймс Клэппер, директор ЦРУ Джон Бреннан и директор ФБР Джеймс Коми, чьи подчиненные и записали разговор. Клэппер и Бреннан тогда уже написали прошения об отставке с 20 января. Йейтс осталась после инаугурации исполнять обязанности министра, но была уволена 30 января за отказ защищать в суде иммиграционный указ Трампа. Так что из этой четверки только Коми остается на своем месте - Трамп заверил его, что он останется на посту до конца определенного законом 10-летнего срока, то есть до сентября 2023 года.

Йейтс, Клэппер и Бреннан считали, что избранного президента следует поставить в известность о возможных последствиях - ведь записью наверняка располагает и российская сторона. Коми возражал: преждевременное уведомление могло помешать расследованию контактов команды Трампа с Москвой.

12 января в печати появилась первая утечка: колумнист The Washington Post Дэвид Игнейшиас огласил факт неоднократных звонков Флинна Кисляку и задал риторический вопрос: не нарушил ли генерал закон Логана 1799 года, запрещающий частным лицам вести переговоры с иностранными правительствами?

13 января будущий пресс-секретарь Белого Дома заявил, что в разговоре речь шла об организации телефонного разговора Путина и Трампа после инаугурации. 15 января избранный вице-президент Майк Пенс участвовал в ток-шоу CBS News "Лицом к нации". Его спросили о звонках Флинна, и он, ссылаясь на свой разговор с генералом, ответил, что ни о санкциях, ни о выдворении дипломатов в беседе речи не было, а даты совпали чисто случайно.

После этой передачи Йейтс, Коми, Клэппер и Бреннан снова обсудили создавшуюся ситуацию. В конце концов Коми согласился с мнением большинства, и через пять дней после вступления избранного президента в должность Салли Йейтс принесла главному юрисконсульту Белого Дома Дону Макгану запись разговора и сказала ему, что, по ее мнению, Флинн может стать объектом шантажа и что его действия имеют признаки криминала. По словам Спайсера, Макган тотчас доложил вопрос президенту и его ближайшим советникам, сообщив при этом, что никакого закона Флинн не нарушил.

Покуда Трамп и его ближний круг судили и рядили, что надо делать и надо ли вообще, утечки превратились в фонтан. Источниками утечек были, насколько можно судить по этим публикациям, не только бывшие и действующие сотрудники спецслужб, но и сотрудники аппарата Белого Дома - "патологические русофобы", как пишут некоторые российские комментаторы, а на самом деле люди, которым отнюдь не улыбалась роль в лучшем случае пассивных наблюдателей, а в худшем - соучастников сговора по заметанию следов. Так относительно мелкая неприятность превратилась в большой скандал.

Трампа поставили в известность о проблеме 26 января, а Пенс узнал о том, что Флинн солгал ему, из номера The Washington Post от 9 февраля.

Можно себе представить его реакцию. Его использовали втемную, причем уже не в первый раз. Все политики лгут - но не работающие в одной команде друг другу. Это грубое нарушение аппаратной этики. Трампу пришлось пожертвовать Флинном - с формулировкой, с какой когда-то Медведев уволил Лужкова: "в связи с утратой доверия". Пенс представляет для президента гораздо бóльшую ценность, чем Флинн: он человек системы, главное связующее звено Трампа с Конгрессом и боссами Республиканской партии.

Никакой антироссийской интриги здесь нет. На месте России мог оказаться, скажем, Китай или Турция, лоббистом которой Флинн был на гражданке, после того как его уволили из РУМО. Недаром его бывший клиент, известный турецкий бизнесмен Еким Алптекин публикует сейчас твиты, будто под копирку списанные у Алексея Пушкова.

Импичмент Трампу, конечно, не грозит - для него пока нет оснований. А вот Россия для него сейчас слишком горячая картофелина. Трамп и Путин верят только в игру с нулевой суммой.

Владимир Абаринов, 16.02.2017

Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей