О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/limonov/m.100166.html

статья Люди года

Эдуард Лимонов, 28.12.2005
Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру

Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру

Все подводят итоги года. Газеты, журналы, радио. Обзванивают известных личностей и меня в том числе: "Кто, по-вашему, Человек года?" Я отвечаю неизменно: люди года - это национал-большевики, наши политзаключенные, те, кто томится в тюрьмах и лагерях. Они своим героизмом расширяют границы нашей свободы. До 8 декабря сего года у НБП насчитывалось 49 политзаключенных, после 8 декабря их стало 18 человек, но 20 декабря арестовали за акцию в Никулинском суде Дмитрия Васильева, парня из Орла, и политзэков у нас стало 19. Я вынужден называть героями членов своей партии, но за это не извиняюсь, ибо никаких других героев нет. Гляжу вокруг со вниманием, а их нет, только юные нацболы. Кстати, на Балканах слово "юнак" есть синоним слова "герой". Так что, всякие клуши и мужчины с женскими душами, перестаньте вопить о "бедных подростках". Это вы – бедные, трусливые пожилые люди.

20 декабря около 40 нацболов оккупировали мирным путем Никулинский суд. "Коммерсант" опубликовал великолепную фотографию: на крыше суда нацболы растянули лозунг "Путин, уйди сам!" (тот же, что был в руках их товарищей "декабристов" 14 декабря 2004 года в приемной администрации президента), и жгут файеры, и вид у них как у ангелов в судный день. В то же время еще часть нацболов заняла второй этаж и карниз здания суда и скандировала лозунги "Путин — в отставку! Мы ненавидим правительство!" Вся акция была полным повторением акции 14 декабря 2004 года, с крыши и карниза летели листовки того же содержания.

Власть не решилась бросить в тюрьмы еще сорок национал-большевиков. Несовершеннолетних отпустили, большинство осудили по КоАП на срок от шести до пятнадцати суток, лишь двоим предъявили обвинения по Уголовному кодексу - по статьям 318 и 319. Арестован был один - уже упоминавшийся мною Дмитрий Васильев. Он уже переведен в СИЗО. Нацболы наглядно показали власти, что жестокий приговор 39 их товарищам не испугал их. Вот так, трусливые дяди и тети, снисходительно пекущиеся о "бедных подростках". За вашим якобы соболезнованием о судьбе "детей" спрятана ваша простая личная заячья трусость.

Размышляя об оппозиции, я прихожу вот к каким выводам. 5 декабря отмечали сорокалетие первой диссидентской акции во главе с Есениным–Вольпиным. Именно тогда родилось диссидентство. Как ни крутите, господа, а единственными наследниками диссидентского движения являются все те национал-большевики, и только они на сегодняшний день. Андрей Сахаров, будь он жив, поддержал бы нас. И, к чести правозащитников, многие из них нас поддерживают. Но никто, отмечая сорокалетие рождения диссидентства, не упомянул о нацболах – их прямых наследниках. Мне было обидно. Также и сейчас мне обидно, когда людьми года называют людей всего лишь высказывающихся более или менее смело, но и только. Я голосую за ребят и девушек НБП, вот единственные герои 2005 года!

Продолжая размышлять о России, времени, оппозиции, я прихожу к выводу, что на самом деле у нас есть гражданское общество (около 350 тысяч общественных организаций), есть вдоволь политических партий, есть умные люди. Недостает лишь одного компонента: храбрости. Потому что только отсутствие храбрости мешает существующим политическим партиям, общественным организациям и умным людям наконец решительно возмутиться тотальным отсутствием каких бы то ни было свобод в стране. Воля общества парализована отсутствием храбрости. А когда храбрая молодежь идет в тюрьмы, инстинкт самосохранения толкает здравомыслящих дядь и теть к осуждению "несмышленых" якобы молодых людей и меня – руководителя НБП.

Но проблема в вас, а не в нас! То, что мы храбрые, - это здорово для страны. То, что вы трусите, – это удручающе для России. Предлогов для политической конфронтации с властью за последние годы было полно: хватай любой и выходи. Но вы отмалчивались, отводили глаза от глаз наглецов, постепенно отходили в темные углы. Ну и, разумеется, роптали против храбрых нацболов – "провокация!" Да просто себя и страну защищать надо, повысьте градус души, возмутитесь наконец!

Я верю и хочу верить в русскую интеллигенцию. Она немного растерялась в 90-е годы. Но она приходит в себя, она в значительной своей части скопилась по эту сторону, по нашу, оппозиции, сторону баррикады от Кремля. Еще одно усилие, больше храбрости! Не бойтесь стать революционной интеллигенцией, и вы возвратите себе утерянные величие и достоинство. В некоторые периоды истории обязанность интеллигенции – стать революционной. Это когда реакция становится невыносимой. А сейчас в русской истории именно такой момент.

Хотя меня опасливо выносили и выносят за скобки интеллигенции, я – русский интеллигент. Если Григорий Явлинский – вождь пожилой интеллигенции, то я лидер молодой интеллигенции России. Только и всего, это надо понимать. Явлинский – лидер приятных, старомодных, учтивых, но не храбрых. Я лидер радикальной, неучтивой, но храброй интеллигенции, не склонной к компромиссам. Поэтому хватит, нечего меня выносить за скобки, и молодым яблочникам не следует извиняться за симпатии к нацболам и Лимонову лично.

Абсолютно ясно, что и как крупный писатель, автор значительных книг, и как радикальный политик я привлекаю интеллигенцию. И все больше буду привлекать. А еще больше будет вызывать симпатию справедливая и самоотверженная борьба нацболов за свободу России. Я зову интеллигенцию – идите к нам, присмотритесь к нам: мы, может быть, не идеальны, но мы искренни, и мы храбры. И мы реально делаем дело: благодаря тому, что нацболы страдали в тюрьме, границы свободы чуть расширились. Встречаясь с яростным сопротивлением, власть отступает. Они ведь не решились заставить льготников жить по их закону. Храбрость и только храбрость рождает свободу. Если у вас нет храбрых вождей – изберите храбрых или идите к Лимонову!

Явственно выступает проблема двух интеллигенций - робких отцов и смелых детей. Не в первый раз в русской истории. Не по возрасту, но по велению судьбы мне суждено было стать предводителем новой интеллигенции. Кого-то это задевает? Кто-то этого не хочет? Этого не хочет Кремль - отсюда приступы истерики каждый раз, когда самая "интеллигентская" партия "Яблоко", соприкасается с нацболами и Лимоновым. А задевает это лидеров интеллигенции – конформистов, вздыхающих о паркете Госдумы, где они провели десять прекрасных лет, как в раю, откуда их изгнали. Потому что объективных причин для неприязни к НБП нет. Есть ревность лидеров интеллигенции и животный инстинкт Кремля, понимающего, что если большая часть интеллигенции уйдет "под Лимонова" либо станет ему сочувствовать, то Кремль потерпит поражение. Не сегодня так завтра.

Оправдан ли радикализм по отношению к Кремлю и лично Путину? Почему НБП устраивает только его отставка? Абсолютно оправдан, поскольку единственная форма отношений с политическими партиями, которую практикуют эти лица в Кремле, – полное подчинение партий себе.

Может быть, возможны переговоры с Кремлем? Нет, невозможны, потому что Кремль этого не хочет. Он уничтожает НБП и бессмысленно надеется нас уничтожить. За 12 лет существования НБП никто никогда не пытался с нами договариваться. Никто. Никогда. НБП всегда готова к переговорам. Наше единственное условие, впрочем, не может быть выполнено Кремлем: восстановить политические свободы в России. Провести свободные выборы в Госдуму с участием всех политических партий, без процентного барьера.

С Новым годом всех добрых людей. Да сдохнут злые!

Эдуард Лимонов, 28.12.2005