О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/limonov/m.106052.html

статья Я обвиняю!

Эдуард Лимонов, 23.05.2006
Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

15 мая около 8 часов вечера бойцы СОБРа ворвались на собрание НБП, проходившее в здании горкома КПРФ (том самом, где 29 августа 2005 года вооруженные битами "нашисты" напали на нацболов), вскрыв для этого три двери. Собровцы под дулами своих "пушек" положили всех на пол и увели с собой четверых нацболов: руководителя московского отделения НБП Романа Попкова, а также Магомедова, Титова и Медведева. Еще две наши девушки разыскиваются.

А уже 17 мая министр внутренних дел Рашид Нургалиев на правительственном часе в Думе, потрясая фотографиями с сайта "Студенческой правды" (принадлежащем организации "Россия молодая"), призывал к ужесточению законов. В частности, предложил ужесточить наказание за "экстремистскую деятельность". В тот же день Тверской суд Москвы принял решение об аресте Попкова, Магомедова, Титова и Медведева по обвинению в хулиганских действиях 13 апреля у здания Таганского суда.

Э, стоп, господин министр и господа судьи! Давайте разберемся. Хотите сфабриковать дело, но сами же попадете здесь. Слушайте внимательно, что я скажу.

Почти полтора года, с 29 января 2005-го, члены НБП подвергаются физическим нападениям со стороны наемной шпаны. И национал-большевики, и СМИ идентифицировали шпану как охранные структуры организации "Наши". Существуют уголовные дела, числом шесть, недавно, правда, приостановленные, но существуют, - в ГСУ прокуратуры г. Москвы. В этих делах фигурантами проходят свыше сорока задержанных в разное время (в том числе 25 человек были задержаны на ул. Автозаводской тотчас после погрома 29 августа, когда тяжело пострадали четвро нацболов). Среди задержанных несколько человек участвовали в двух и даже трех нападениях. Захваченные 14 января 2006 года после двойного преступления (нападения на пикет нацболов у метро "Авиамоторная" и затем у больницы, когда национал-большевика Назира Магомедова ударили по голове железной арматурой) С. Трифонов, П. Бритвин, Н. Сафронов, Н. Тиркия даже были отправлены на месяц в СИЗО, но затем отпущены решением следователя. Отпущенный подозреваемый Трифонов, писали газеты в январе, участвовал как минимум в трех нападениях на нацболов: 29 января 2005 года на штаб НБП, 29 августа - на нацболов у Московского горкома КПРФ и, наконец, 14 января 2006 года. Но отпущен, следователь распорядился. А кто распорядился, чтобы следователь отпустил? Может, министр Нургалиев?

Мы только что составили небольшой список физических нападений на членов НБП. Он далеко не исчерпывающий. Там перечислены сорок случаев физического нападения на членов НБП за последние полтора года. И никто не наказан, господин министр! Вы и прокуратура никого не захотели наказать за избиения нацболов.

У той группировки, которая подрядилась нападать на нацболов для "нашистов", после отсидки в СИЗО "Бутырка" (они вышли оттуда несудимые 13 февраля 2006 года), случился слом. Какой ты ни крутой, но в тюрьме все крутые. Сидеть тяжело. Попробовав тюрьмы, эти ребята сказали, я полагаю, "нашистам", что сидеть они не подписывались. И ушли, разорвав договоренность.

Уже 23 марта после моей лекции в клубе "Билингва" на меня и сопровождавших меня нацболов напала другая организация, хвастливо заявившая об этом на своем сайте "Россия молодая". И хотя они заявили, что забросали Лимонова яйцами, это было только отчасти правдой. Тогда у клуба все слышали выстрелы, стреляли они, по-видимому, из ракетницы и из травматического оружия "Оса". То, что их подрядили работать против нацболов и лично против меня, не оставляет сомнений. Эстафета насилия практически не прерывалась. Однако стратеги, заправляющие всем этим насилием, теперь сосредоточились на моей персоне. Эта сосредоточенность соответствовала той информации, которую я получаю: в кремлевской администрации и среди "единороссов" все сильнее заговорили, что Лимонов всему виной, он - движущая сила НБП. Тогда же, с 20 февраля после статьи в "МК" главы ЦИКа "Единой России" А. Воробьева против "гламурного фашиста" Лимонова (вы помните, я об этом писал) по мне ударила ложью тяжелая артиллерия: депутаты, сенаторы и министры.

То есть в борьбе с НБП сменился приоритет. Приоритетной целью физического насилия стал я. А исполнителями - "Россия молодая". Структурирована эта, с позволения сказать, "Россия" так же, как и "Наши": основная масса невысокого ума молодежи, возможно, и не подозревающей о подлости замясла их организации, и исполнители. Мы сумели проследить, что исполнителей привозят из Москвоской области, с Ярославского направления. Часть их, видимо, участвовала как массовка и в мероприятиях "нашистов".

Вдохновленные своей якобы храбростью люди, палившие из ракетниц в 63-летнего писателя из ночи (при очевидном попустительстве милиции) явились и 7 апреля на первое заседание Таганского суда. Не с лозунгами и не с листовками, но с камнями. Когда я выходил после заседания, то одним взглядом оценил обстановку: во дворе были собраны кучки шпаны. В центре стоял автобус с ОМОНом, закрывшимся изнутри. У двери - пяток милиционеров, смотрящих в небо. Лишь выждав, когда я пройду сквозь милицию, меня атаковали камнями (а вовсе не яйцами, как утверждают они на своем сайте). Но только мои спутники, члены партии, такие же заявители по делу, как и я, да адвокат В. Варивода закрыли меня собой. Милиция не шелохнулась, омоновцы остались в автобусе. Это Ваши стражи порядка, господин Нургалиев! Кто дал им приказ не двигаться? Вы? Если не Вы, найдите, кто отдал приказ не защищать меня!

13 апреля, когда я подъехал во двор Таганского суда, там было черно от толпы. Лишь я открыл дверцу машины, как молчаливая толпа ринулась на меня, сминая жидкую цепь национал-большевиков, ставшую вокруг автомобиля, чтобы защитить меня. У нападавших не было в руках ни плакатов, ни листовок, ни даже яиц. Но были бутылки и палки. Нападавшие ничего не выкрикивали. Они ринулись на нас, все круша. Нацболы втолкнули меня в здание суда. Но там тоже, как оказалось, были нападающие - 5 или 6 человек. Нацболы прижали их к стенам, пока я проходил. Ни одного сотрудника милиции не было вокруг. Ни одного, господин Нургалиев! За моей спиной завязалась драка. Я не мог остановиться - началось заседание суда, и я прошел в зал.

Первое, что сделал адвокат НБП В. Варивода, - попросил судью принять срочные меры для обеспечения безопасности участников процесса. Что судья и сделал, сам позвонив в милицию и ОМОН. Однако когда они приехали, в них уже не было необходимости. Хотя нацболов было вдвое меньше, они смогли разогнать всю эту шпану. Разумеется, все прокремлевские сайты немедленно наполнились истеричными воплями о том, как звери-нацболы расправились с бедными юношами. Но это мы вызвали милицию, это на нас напали!

Нас полтора года избивали во всех городах России наемные бандиты. Стоило нам один раз ответить наемным бандитам - какие вопли раздались! Однако вопли в конце концов стихли. Мы ведь были правы.

11 мая состоялось вручение премии "Мусульманский прорыв". Я, как член жюри, должен был там появиться. Действие происходило на Петровке, 26, в клубе "Улица О.Г.И.". Я писал об этом в предыдущей статье. У клуба собрались около 80 зомбированных личностей, и что самое удивительное - около двадцати детей, похожих на детдомовцев, лет 10-12! Детей из Подмосковья кто привез? Милиции почти не было, но зато все спецслужбы в полном составе. Я решил, что готовится провокация: нацболы станут защищать меня от толпы, и нацболов обвинят в избиении детей, для того их и привезли. И я не поехал на присуждение премии. И я был прав. Провокация не состоялась.

Провокация не состоялась. Но был приказ мочить нацболов, наказать их "по полной" (думаю, что это месть за 27 марта в Томске, когда нацболы пробились к Ангеле Меркель и Путину на расстояние полета листовки). Того, что осудили Олю Кудрину на три с половиной года лагерей за плакат "Путин, уйди сам!" и Диму Васильева за то, что он якобы ударил милиционера ногой, на три года, - показалось мало. И вот (через месяц!) решились арестовать группу национал-большевиков за то, что они защитили меня, своего лидера, от нападения разъяренной толпы. Как они там оказались, почему пришли, кто их организовал?

Капитан юстиции следователь Мурашев по приказу свыше составил удивительный документ "Постановление о привлечении в качестве обвиняемого": уголовное дело #87900, из которого следует, что Роман Попков и другие, "действуя из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, стали избивать руками и ногами находящихся возле здания суда (следуют фамилии), а также производить в их сторону и сторону других лиц выстрелы из предметов, похожих на травматические устройства системы "Удар" и "Оса"". И т.д. Текст составлен 16 мая.

А 17 мая генерал милиции с четырьмя звездами потрясал в здании Госдумы фотографиями, взятыми с сайта "России молодой". А почему он не принес в Думу фотографии изувеченных нацболов? Среди тех, кого арестовали, - Назир Магомедов, студент исторического факультета МГУ, - на него нападали два раза!

Что происходит, наконец?! Травля происходит. Государство травит, уничтожает независимую политическую организацию. Я обвиняю президента, правительство, все их службы в политических репрессиях.

Хотите процесса над четырьмя национал-большевиками, защитившими мою жизнь? Вы будете иметь такой процесс, где я буду главным свидетелем. Даже зная рабское послушание российских судов, мы сумеем подробно представить, как нас по наущению Кремля и с его попустительства избивали полтора года по всей России, а когда мы применили свое право на самооборону, нас за самооборону судить будут.

Мы вам устроим суд.

Я вас обвиняю в преступлениях!

Эдуард Лимонов, 23.05.2006