О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/limonov/m.118419.html

статья Наружное наблюдение за молочной смесью

Эдуард Лимонов, 21.02.2007
Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

Спецслужбы уже вовсю готовятся к "Маршу несогласных" в Санкт-Петербурге. 16 февраля был проведен обыск в офисе сайта "АПН – Северо-Запад", который возглавляет председатель регионального отделения НБП в Питере и член питерского оргкомитета "Марша несогласных" Андрей Дмитриев.

По совпадению как раз утром 16 февраля я пытался дозвониться Андрею: меня интересовали подробности забастовки на заводе Форда во Всеволожске, настроение руководителя профсоюза Энтина. Мы надеялись и надеемся, что рабочие прибудут на "Марш несогласных" 3 марта. Дозвониться до Дмитриева мне не удалось. Теперь понятно почему.

Проработав целый день (писал тексты, принимал посетителей), я должен был отправиться в семью. У меня же сын-младенец и приемная дочь от первого брака жены, следует выполнять отцовские обязанности тоже. Приехал водитель на "Волге" и сообщил мне и охране, что за ним целый день ездит наружное наблюдение на серебристой "девятке". "Да вон он, автомобиль, взгляните в окно!" Взглянули. Увидели.

По дороге в семью у меня были еще две задачи: купить младенцу Богдану молочную смесь и заехать на Казанский вокзал, встретить поезд из Ростова-на-Дону. Наши друзья - семья М. в Ростове - передали мне и моей семье подарки. Вышли. Сели в "Волгу". Поехали. Серебристая "девятка" за нами. Через полчаса обнаружили, что сквозь пробки за нами неуклонно пробираются целых два автомобиля с отрядами наружного наблюдения - уже упомянутая "девятка" и другая, практически идентичная, тоже серебристая. Записали номера.

Могу предоставить эти сведения прокурору города, но, наверное, не стану, потому что прокурор дело замнет, как закрыли недавно целых четыре уголовных дела по факту массовых нападений на НБП в 2005 году. По факту нападений со стороны, как мы всегда утверждали, боевого крыла "Нашистов". Напомню даты. Речь идет о нападениях 29 января, 12 февраля (в метро), 5 марта и 29 августа (на Горком КПРФ, где проходило собрание НБП напали тогда человек 40 бандитов с битами и в белых перчатках, задержаны были 25 бандитов, но отпущены восвояси).

Продолжаю. В районе Покровки я остановил "Волгу" и, быстро вместе с охранником перейдя Покровку, зашел в молочный магазин. Молочной смеси там не оказалось, о чем я узнал у кассира мгновенно. Мы вышли и пошли через Покровку обратно к "Волге". Водитель вставшего рядом "Лендровера" вдруг открыл затемненное стекло и обратился ко мне: "Эдик, земляк, я давно тебя ищу, хотел бы с тобой поговорить!" Он показал свою - что бы вы думали? - "карту священника"! Я сказал, что времени нет (сзади гудели автомобили), и, отдав ему его карту священника, сунул ему мою визитку с номером телефона. "Лендровер" отъехал. Весь этот эпизод наблюдали экипажи обоих автомобилей наружного наблюдения. Что они подумали? Что видели ловкий шпионский обмен?

Поехали они за нами и на Казанский вокзал. Наблюдали получение двух больших чемоданов и укладку их в багажник. Они следили за "Волгой" повсюду, и понятно было, что задача их не вмешиваться в ситуацию, а держать нас в напряжении. Запугать. Хотя неужели не пропала у спецслужб иллюзия, что можно запугать человека, которому прокурор Вербин в свое время запросил дать 25 лет в сумме постатейно и потребовал для меня 14 годов строгого режима "путем частичного сложения"?

Я сидел с людьми, которым светил пожизненный срок и которые буйно ликовали, получив, скажем, 22 года, - меня запугать? Как сказал один мрачный и справедливый персонаж какого-то советского фильма: "Я свой страх оставил в 52-м году во Владимирской пересыльной тюрьме, начальник, ты меня не пугай". Я лично два года просидел под тяжелыми плитами обвинений по 205-й, 208-й, 22-й и 280-й статьям и верил, что дадут по полной программе. Тогда еще 205-я предусматривала до 20 лет.

Когда я приобрел в большом магазине на Садовом кольце две банки "Полноценной молочной смеси для вскармливания детей с рождения" и сел в "Волгу", лужковский человек в куртке потребовал от нас 50 рублей за стоянку, хотя мы всего лишь приютились у кромки тротуара. Ребята было возмутились, но я сказал: "Дайте ему 50, лишь бы не вонял". Водитель "девятки" наружного наблюдения, не открывая двери, показал в лобовое стекло "корочку". Мы этот эпизод увидели, потому что, наглые, они пришвартовались через одну машину от нас.

За мной следят немало уже много лет. Следили в Питере в июле прошлого года. Несколько машин ездили за мной повсюду. Наружное наблюдение устанавливали и снимали. И в Москве, и в разных других городах Союза. Я абсолютно уверен, что прослушиваются все помещения в которых я живу и бываю. На мой процесс в 2002 году обвинение представило 34 кассеты аудиозаписи (которые ровным счетом ничего не доказывали).

Они проводили меня до самого подъезда дома, где живет моя семья. С зажженными фарами обе машины стояли и ждали, пока мы достанем чемоданы из багажника, а я достану из салона "Волги" портфель и банки с молочной смесью. За темными стеклами их лиц не было видно. Опера.

Получилась даже не статья, но такая новелла. Вот есть такие люди, которым начальство велит ездить в автомобилях с затемненными стеклами за человеком, покупающим молочную смесь для ребенка. Здоровые мужики, опера. Песня есть такая: "Прорвемся, опера". Чувствуют ли они себя героями? Все-таки нет, наверное. А какая, собственно, разница, что они чувствуют? Считают ли они меня преступником только потому, что вместе с товарищами из "Другой России" мы готовим "Марш несогласных"? А какая разница, что они считают.

И даже не нужны никакие большие доказательства, что у нас в стране фактически осуществилось полицейское государство. Достаточно вот этой короткой документальной новеллы о покупающем молочную смесь для ребенка человеке, за которым следуют в двух машинах молодые опера. Суверенная демократия генпрокурора Чайки и президента Путина по кличке "Рузвельт".

Новые перестановки в правительстве, точнее, рокировки, вызвали целую эпидемию гаданий на кофейной гуще у аналитиков России. Что до меня, то я отказываюсь от предсказаний. Я не знаю, означает перевод Сергея Иванова в первые вице-премьеры его возвышение или же, лишив его Министерства обороны, его задвинули. Иванов – неприятный человек безо всякого обаяния, а его преемник на посту министра тоже не выглядит убедительно - даже по армейским стандартам туповатое лицо.

Некачественные люди, одним словом, а других у режима, видимо, нет. Прославленный либерал Дмитрий Медведев, по поводу либерализма которого разлито было столько чернил в Интернете, выглядит юношей-инвалидом, которого даже жалко. И этих людей нам будут пытаться всучить в правители России? Видимо, нет лучших, нет, пусто.

Я готов хоть завтра выдвинуть минимум полторы сотни блестящих молодых руководителей из среды НБП. Каждый в своей области, они не ниже уровнем, чем блестящий молодой писатель-нацбол Прилепин, ставший в последний год известным широкой публике. Группа Путина, засевшая в Кремле, потому и уклоняется от прямого соревнования с нами, не допускает нас к избирателю, потому что мы на несколько голов выше путинских ребят и в честном соревновании народ выберет нас, талантливых и энергичных, а не этих тусклых дядек с галстуками.

А на должность министра обороны у меня есть один чудесный прапорщик, казак по рождению, профессиональный солдат-контрактник, ветеран Чечни, член НБП с 1997 года, патриот России каких мало, отличный воспитатель солдат.

Эдуард Лимонов, 21.02.2007