.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/m.280217.html

статья Враги свободы

Михаил Калужский, 20.10.2020
Михаил Калужский. Фото: В. Дударев/"Томский обзор"
Михаил Калужский. Фото: В. Дударев/"Томский обзор"
Реклама

"Вы нас не испугаете. Мы - Франция", - сказал французский премьер-министр Жан Кастекс на митинге памяти Самюэля Пати, убитого 16 октября фанатиком-исламистом, уроженцем Москвы чеченцем Абдулахом Анзоровым.

Франция выходит на демонстрации с плакатами "Я - учитель", "Им не обезглавить Республику". Соцсети привычно заходятся в истерике: правые проклинают понаехавших, левые видят в убийце жертву. Ассамблея чеченцев Европы в письме Эмманюэлю Макрону осудила все формы религиозного экстремизма и все акты насилия.

Российское происхождение Анзорова очень неудобно для отечественных политиков, и потому в первую очередь им важно отмежеваться. Он не наш, говорят МИД и посольство России во Франции. Семья Анзорова уехала из России, когда ему было шесть лет.

Франция сама виновата, намекает российский сенатор Алексей Пушков: "Франция - одна из стран Европы, которая в начале 2000-х приняла у себя большое число выходцев из Чечни, связанных с сепаратистами и подверженных радикальным исламистским взглядам".

Вообще-то гражданство и происхождение Анзорова действительно не имеют значения. Убийство Самюэля Пати непосредственно связано с терактом в редакции Charlie Hebdo, но расстрелявшие журналистов братья Куаши были родившимися в Париже французскими гражданами.

Нелепо в 2020 году объяснять, что дело не в цвете кожи и цвете паспорта. Но повторяемое российскими политиками "он не наш" (как похоже на "их там нет"!) значит гораздо больше, чем попытка представить убийцу чужаком.

Вся риторика официальных и полуофициальных заявлений последних дней используется для того, чтобы продемонстрировать, что именно Россия - настоящий оплот борьбы с с исламским терроризмом, да и с любым другим терроризмом.

И это, как и всякий пропагандистский трюк Кремля, - подмена. По той простой причине, что само словосочетание "борьба с терроризмом" сегодня может быть наполнено каким угодно содержанием. Кто-то не знает, что понимают под борьбой с терроризмом и экстремизмом в современной России? Это ковровое применение "резиновых" статей УК, сфабрикованное дело "Нового величия", дело Светланы Прокопьевой, преследования левых активистов и свидетелей Иеговы, принятие новых законов, которые позволят завтра найти терроризм и экстремизм там, там где их еще не было вчера.

А вчера, 19 октября, в Южном окружном военном суде прокурор потребовал приговорить трех крымских татар - Рустема Эмирусеинова, Арсена Абхаирова, Эскендера Абдулганиева - соответственно к 18, 15 и 16 годам колонии. В чем их вина, в чем заключалась их террористическая деятельность? Они собирались вместе и читали книги, которые в России считаются экстремистской литературой.

Ни одно из этих российских "антитеррористических" дел - а это самый очевидное и короткое перечисление - и близко не напоминает ни убийство Самюэля Пати, ни нападение на редакцию Charlie Hebdо, ни расстрел концертного зала Bataclan.

Абдулах Анзоров вел войну против свободы мысли. Французы в эти дни выходят на улицы с лозунгами против мракобесия. Кремль в этом противостоянии - на стороне мракобесия, а не свободы высказывания.

Михаил Калужский, 20.10.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей