О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.119399.html

статья Соскок не прогнувшись

Илья Мильштейн, 16.03.2007
Александр Вешняков. Фото с сайта www.radiorus.ru

Александр Вешняков. Фото с сайта www.radiorus.ru

Без малого год назад о судьбе Александра Вешнякова можно было лишь гадать. Тем более о его настроениях и причинах конфликтов с высшей властью. Я и гадал, пытаясь понять, что движет председателем Центризбиркома, когда он с думской трибуны обличал новое предвыборное законодательство.

Понять было невозможно.

С одной стороны, Александр Альбертович высказывал вполне здравые мысли. Досрочное голосование? Бессмыслица, уехавший за границу гражданин всегда может взять открепительное удостоверение. Снятие с выборов за ненадлежащее оформление документов? Да "если бы действовал отказ в регистрации за недостоверность и неполноту данных – тогда бы половины зала здесь не было", – пугал андроидов глава ЦИКа. Экстремизм? Норма юридически безграмотна. И т.д.

С другой стороны, не вызывал доверия новый образ бунтующего Вешнякова, ибо слишком привычен был старый.

Заторможенный символ нашей суверенной демократии, Вешняков тогда казался человеком, изнемогающим от преданности Кремлю. Один из столпов и создателей путинской системы пожирания демократии, он как-то не вписывался в ряд граждан, способных не одобрить какую бы то ни было директиву. Поэтому мы с покойным Станиславским говорили Александру Альбертовичу "не верю" и с вечно живым Винни-Пухом конспирологически восклицали: "Это - жжжжж - неспроста!"

Самой реалистичной из версий выглядела такая. Проводя выборы в срок и достигая нужного результата, Вешняков всегда мог указать на свою исполнительность и незаменимость. Однако с принятием поправок положение главы ЦИКа непоправимо ослабилось. Он перестал даже номинально быть верховным арбитром народного волеизъявления. Впрочем, предполагалось, что в Кремле, на дозволенной встрече с Несравненным, Вешнякова успокоят и объяснят, что так нужно для счастья россиян и его личного карьерного счастья. И он успокоится.

Около года так все примерно и было. Потом прошли известные мартовские выборы в регионах. Прошли в целом хорошо: с огоньком, со стрельбой, с победными залпами в честь "Единой России" и почти полным отсутствием избирателей СПС и "Яблока". Однако пару дней спустя после этого триумфа парламентаризма Александр Альбертович не обнаружил себя в списках грядущего Центризбиркома. И тайна, над которой мы бились около года назад, опять предстала во всей своей суверенной неразгаданности.

Вчера Вешняков выступил перед журналистами, и это было по-настоящему интересно. Особенно два эпизода, которые повествовали о нравах, царящих в Кремле, и о том, как связаны судьба уволенного с судьбой президента.

Выяснилось, что еще в понедельник Вешняков встречался с Путиным, отрапортовал ему об итогах выборов и выразил готовность остаться на посту. Но никакого ответа не получил. Ответ он получил заочно. Как можно было понять, Александр Альбертович сильно обижен тем, что президент не предупредил его об отставке.

Другая деталь еще любопытнее. Отвечая на вопрос о причинах изгнания из ЦИКа, Вешняков произнес довольно фантастические слова. Дословно: "Вероятно, одной из причин моей отставки является то, что президенту РФ в соответствии с Конституцией нельзя идти на третий срок. Председателю Центризбиркома по Основному закону это можно. Но теперь будет нельзя, и это теперь будет неписаным правилом, наверное, для всех председателей Центризбиркома России".

Если ограничиться первым предложением, то Вешняков выдал страшную кремлевскую тайну: Путин, вытирая ноги о Конституцию, идет на третий срок. Если же дочитать словесную конструкцию до конца, то следует понять ее в том смысле, что ни Путину, ни преемникам Вешнякова третий срок не светит. Однако первая фраза настолько недвусмысленна, что весь текст можно раскодировать так: осторожный уволенный все-таки выдает тайну третьего срока, задрапировав ее никому не нужной информацией о новом "неписаном правиле" для будущих председателей ЦИКа. Формально – не придерешься. По сути – измена Кремлю.

Никак не навязывая своего мнения, полагаю, что третья версия и есть истинная. Вешняков на своем особом центризбиркомовском языке отомстил президенту, попутно объяснив и причину отставки. Впрямую же он назвал другие причины, предложив "поднять публикации в средствах массовой информации" годичной давности и уяснить из них, "какую позицию я занимал по вопросам избирательного процесса, по поводу поправок в избирательное законодательство, в том числе и по будущим выборам". Понятное дело, человек, выступавший против поправок от "Единой России" в парламентское законодательство, должен был отвергнуть и третий срок для действующего президента.

Почему? Вопрос праздный. Видимо, еще остаются в Кремле и других чиновных зданиях люди, способные терпеть суверенную демократию лишь в определенных рамках. Когда же эти рамки приличий раздвигаются до полного бесстыдства, у иных даже весьма исполнительных людей внезапно срабатывает рвотный инстинкт. Порой неожиданно для них самих, стерпевших и вторую чеченскую, и разгром НТВ, и сталинский гимн, и чекизм как стиль жизни в российской политике.

Михал Михалыч Касьянов сломал себе карьеру на деле Ходорковского. Андрей Илларионов не вынес тягот "корпоративного капитализма". Александр Вешняков погорел на третьем сроке.

Как можно догадаться, формулой его лояльности были "безобразия в рамках закона". Когда же с законом постепенно было покончено, а безобразия возросли и грозили перекинуться на 2008 год, он возроптал. И это особенно интересно в смысле характеристики времени. Ибо ропот недобитых либералов понятен и предсказуем. По-настоящему изумляешься, когда бунтует Вешняков.

Илья Мильштейн, 16.03.2007


новость Новости по теме