О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.160596.html

статья Крот в пустыне

Илья Мильштейн, 13.10.2009
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Шесть без малого лет назад все было так и не так. В моду входил анекдот про концепцию, которая изменилась, и в этой незамысловатой брутальной шутке отражалась эпоха. Ибо только что завершились выборы в так называемую Думу, и хотя Грызлов еще не обессмертил свое имя знаменитой фразой, уже было ясно, что эта нижняя палата местом для дискуссий не станет.

Все вообще было ясно – и с этой палатой, и с этой эпохой.

Однако шесть лет спустя, после очередного триумфа "Единой России", актуализируется не только чувство омерзения по отношению к тому, что в говноящике называется выборами. Снова возникает способность испытывать шок. Воспринимать начальственное вранье и подлоги как личное оскорбление. Напротив, у модного некогда анекдота отрастает выхоленная чуровская борода.

Тогда недобитая интеллигенция и другие не утратившие чувства собственного достоинства граждане выражали свой гнев словами "мы проснулись на помойке". Теперь, когда вонь после пробуждения вроде бы уже стала привычной, итоги очередного волеизъявления вдруг заставляют снова зажимать нос. Просто нет сил терпеть этот запах.

Параллельно идут два процесса.

С одной стороны, маргинализируется даже такая оппозиция как зюгановская КПРФ, жириновские дрессированные либералы и выращенная в кремлевской пробирке "Справедливая Россия". Расталкивая союзников, единороссы уже просто почти никого не желают подпускать к кормушке. Складывается впечатление, что Натан Дубовицкий понемногу сходит с ума и не ведает что творит.

С другой стороны, в элитах и в равнодушном с виду нашем обществе, которое в подавляющем своем большинстве не ходило на выборы, в эти дни так бурлит и клокочет, что того гляди крышку снесет. Если уж законопослушный справоросс Геннадий Гудков заговорил о всенародном бунте, то можно себе представить, какие чувства владеют менее сознательными товарищами. И если в 2003 году мухлевать на выборах, освященных именем нацлидера, можно было почти безнаказанно, то сегодня настроения в социуме другие. Потрясенная кризисом, абсолютно отчужденная от власти Россия выглядит смертельно уставшей от унижений и тотальной пропагандистской лжи.

Причем я бы не сказал, что беззаконий на этих выборах было существенно больше, чем прежде. Реакция другая. Если отслеживать официальные комментарии проигравших только в Москве, не говоря уж про сетевые журналы, в них сквозит такая ненависть к Лужкову, что вчуже испытываешь тревогу за этого мощного старика. А уж когда разглядываешь центризбиркомовскую картину во всей ее полноте, от Воскресенска до Дербента, то понимаешь: страна меняется. Страна в тоске наблюдает весь этот суверенно-демократический маразм. Стране осточертело данное государство.

Однако естественный вопрос "что делать" пока остается без ответа. С перестроечными временами сравнивать нынешнюю ситуацию нельзя: другая власть, другой народ, другой политический пейзаж за окнами. При Горбачеве всем, кто хоть немного соображал, было ясно, куда идти и от какого наследства отказываться. Вожди нового тысячелетия, вытоптав политическую поляну, отобрали и цель. Общество тычется вслепую, и перестроечный слоган "так жить нельзя" ныне заменен растерянным "а как вообще можно?".

Медведев – пустое место, жизнерадостный блогер, компьютерное дитя при жестоком, стареющем регенте. Регент надоел. Запрос на новых политиков очень силен, но они выдавлены из власти, придушены в зародыше, их нет. Ностальгические воспоминания о старых демократических брендах непопулярны, да и где они, эти бренды?

Вечная надежда западников - партия "Яблоко" - усилиями Митрохина превращена в нечто совершенно непотребное и тоже полностью провалилась на выборах, вопреки всем своим стараниям понравиться Лужкову. Чубайс опять во всем виноват. Касьянов издает книгу очень интересных мемуаров. Лимонов с Каспаровым даже перестали ругаться. Пустыня.

Обнадеживают лишь воспоминания. О временах тт. Долгих, Капитонова, Катушева, Соломенцева, Пельше и дорогого Леонида Ильича, которые казались вечными, но кончились так скоро и (бес)славно, что сегодня даже трудно представить, как мы жили при перезрелом, гниющем, заржавленном совке. Вообще исторические аналогии у нас - равно и политические - вечный источник оптимизма. К тому же время в ХХI веке бежит куда быстрей, чем при коммунистах, и крот истории, эта вечная землечерпалка, роет, не ведая усталости. Расчищая место для дискуссий. И что-то бурчит себе под нос, типа: оковы рухнут.


Илья Мильштейн, 13.10.2009