.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.183655.html

статья Крыльцо для боярина

Илья Мильштейн, 18.11.2010
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Провалившиеся нелегалы поют с Путиным песню про картинку в твоем букваре и награждаются орденами. Следователи МВД, причастные к гибели Сергея Магнитского, растут по службе и привинчивают к заслуженной груди новые цацки. Труженики компании "Транснефть", подозреваемые в хищениях капиталистической собственности, получают благодарность от правительства РФ. Так называемый Якеменко, для которого все трудней становится подобрать эпитет в сокровищнице родной речи, удостаивается встречи с премьером, в ходе которой делится своими представлениями о здоровом образе жизни.

Собственно, так было всегда. Хоть при Иоанне, хоть при Петре, хоть при Брежневе. Традиция награждать, благодарить и удостаивать самых верных сложилась давно и является неотъемлемой частью отечественной истории. Это, можно сказать, традиция диалога - власти с народом. Как и обычай швырять боярина с крыльца.

Все зависит от политической ситуации.

Если верхи могут практически что угодно, а низы хотят, чтобы царь про них вспоминал как можно реже, то и награждение условного Малюты Скуратова звездой Героя Советского Союза проходит без помех. Если же власть слаба, а народ уже стаскивает металлоконструкции для баррикад на Триумфальной, то с крыльца на станции Дно могут сбросить и помазанника.

Сегодня положение в стране характеризуется словом "двойственность". Два царя - молодой и старый. Два народа - малочисленный, но очень активный, устремленный то к демократии, а то к нацизму; и многочисленный, замордованный, равнодушный, смирный. Это совсем не революционная ситуация, и слава Богу. Однако брожение в народе и в элитах происходит довольно заметное, что отражается и в телодвижениях верховной власти.

Откликаясь на известный скандал с избиением, президент Медведев приказывает ловить и сажать негодяев "независимо от положения, места в общественной системе координат... от других заслуг, если таковые есть". Мгновенно пеленгуя сигнал, знаменитый репортер НТВ отправляется в Химки - снимать мэра. Демократическая общественность выступает с призывом убрать Суркова и так называемого Якеменко. Параллельно развиваются и похожие сюжеты. Героический акционер Навальный, борясь с государствообразующей коррупцией, вывешивает у себя в блоге документы Счетной палаты, посвященные экономическим преступлениям в "Транснефти". В годовщину гибели Сергея Магнитского правозащитники требуют провести парламентское расследование обстоятельств его смерти.

Это один тренд. Имеется и другой. Мэр Стрельченко изгоняет из своего кабинета знаменитого репортера, а пару дней спустя сообщает, что "трассу Москва-Петербург можно строить только через Химкинский лес" - и хоть вы все застрелитесь. Погромыхивая цацками, правоохранители созывают пресс-конференцию, на которой продолжают настаивать на том, что погибший юрист был причастен к хищениям из бюджета. Одновременно Путин выражает благодарность труженикам "Транснефти" и принимает так называемого Якеменко, который только что в своем блоге всласть поиздевался над избитым Кашиным. А в рамках предыдущего тренда президентский помощник Дворкович у себя в "твиттере" обрушивается на главу Росмолодежи. Правда, по другому поводу.

Все это можно понимать по-разному. Как имитацию борьбы хорошего с лучшим. Как реальную борьбу за власть между Медведевым и Путиным, в ходе которой обе стороны подают указанные выше сигналы. Скажем, президент готовит общество к масштабным отставкам, а премьер, награждая и удостаивая приемом потенциальных сидельцев и отставников, демонстрирует гаранту границы его возможностей. Вот, например, Якеменко трогать нельзя, равно и Токарева, бывшего сослуживца Путина по КГБ, нынешнего главу "Транснефти". А Дмитрий Анатольевич ему возражает. Решительно так, афористично, но - в микроблоге. Устами своего помощника, причем запись, адресованная Якеменко, уже куда-то смылась.

Я склоняюсь к мысли, что конфликт между нашими отцами родными имеет место, хотя преувеличивать его масштабы, по-видимому, не стоит. Однако сигналов на единицу времени становится все больше, и каждый из них носит довольно принципиальный характер. Не столько для Медведева с Путиным, сколько для общества. Во всяком случае, вопросы ставятся серьезные. Герои работают в СВР или клоуны? Убийц и садистов наградила власть или непримиримых борцов с теми, кто честно жить не хочет? И что там на самом деле творится в "Транснефти": ясно, что "сгружают бабло КАМАЗами", но куда? В офшоры или в казну? И кто он, так называемый Якеменко? Как нам все-таки его называть?

Что-то там варится в этих котлах, булькает и даже погромыхивает иногда. Может, побулькает и утихнет. А может, такое заварится, что придется расхлебывать всей страной. Идеальной, как и прежде, представляется старинная царская забава - кидание боярина с крыльца. Мы знаем имя этого несчастного: легион.

Илья Мильштейн, 18.11.2010


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей