.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.184723.html

статья Весь вечер на Манежной

Илья Мильштейн, 22.12.2010
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Собственно, этот сценарий обсуждают давно, и все кому не лень. С азартной надеждой, с отчаянной тоской, с профессиональным любопытством, с экспертным равнодушием. Имею в виду сюжет, связанный с отставкой местоблюстителя и триумфальным возвращением национального лидера в Кремль.

Однако раньше рассуждения и догадки носили скорее теоретический характер. Да и непонятно было, кто куда придет, а кто уйдет и не вернется. Кто на самом деле отдал приказ воевать с Грузией, обижать батьку, снимать Лужкова. И как там у них устроено в тандеме, и почему Медведев занимается модернизацией и велит милиции стать полицией, а Путин тушит пожары и поет песню со шпионами - все это было не нашего ума дело. Так и говорилось на публику: дескать, настанет час, и люди одной крови сядут и решат проблему-2012. А вы пока гуляйте.

События на Манежной резко изменили ситуацию в стране.

Нет, положение не стало яснее. Напротив, еще больше запуталось, поскольку аргументов в пользу стихийности "московского восстания" ничуть не меньше, чем в пользу насаждаемого сверху одичания столичной толпы. Да и одно другому не мешает. В стране, управляемой чекистскими методами спецоперации, хватает всего: и штатных провокаторов в масках, и внештатных дебилов, и взаимной, очень искренней ненависти на той самой национальной почве, которую обильно полили кровью в течение двух кавказских войн.

Как реагировало на убийство Егора Свиридова и взрыв ксенофобии в стране главное наше начальство?

Сперва - одинаково. Никак. Главное начальство в лице президента и нацлидера многозначительно молчало - то ли выжидая, то ли не зная, что сказать. Потом Дмитрий Медведев потянулся к Твиттеру, где отлил в граните довольно жалкую фразу: мол, милиция хорошо поработала, пусть теперь отдохнет. Чуть позже президент слегка рассердился на тех, "кто гадил", то есть на фанатов и нацистов, пообещав с ними "разобраться". В той же манере он проводил совещание с руководителями силовых структур. Людей в масках гарант призывал "паковать по полной программе", а в погромщиках видел преступников. И лишь напоследок неприязненно вспомнил о следователях, которые отпустили предполагаемых участников драки на Кронштадтском бульваре.

Путин говорил и вел себя по-другому. Комментируя явление народа на Манежной, он еще во время "прямой линии" сосредоточился на смутьянах-интеллигентах с их ненавистными бородками, что должно было найти и нашло радостное, гогочущее сочувствие в национал-патриотической среде. Эта часть его выступления хорошо соединилась с клеветой на оппозиционеров, которые якобы "утащили вместе с березовскими" миллиарды народных рублей не то долларов.

В минувший вторник вербовка целевой аудитории продолжилась. Сначала на встрече с болельщиками, где он сильно похвалил фанатов за их "независимость", а позже и на Люблинском кладбище, у могилы Егора Свиридова. Это был ход неожиданный и хорошо рассчитанный. Презирающий интеллигенцию и оппозицию нацлидер почтил минутой молчания память простого болельщика. Картина впечатляла.

Так между ними окончательно распределились роли - между Медведевым и Путиным. Президент произносил речи невнятные, а то и враждебные, если оценивать их с точки зрения человека из толпы. Премьер был грубоват, прям и печален. Президент отделывался краткими фразами в Твиттере и отдавал приказы, сидя в окружении ненавистных силовиков. Премьер в кадре стоял, окруженный народом. Президент вел себя так, словно правил в нормальной стране, где случилось досадное недоразумение. Премьер пытался оседлать фанатскую волну, если не возглавить шествие на Манежной.

Так обозначились два полюса, заметных и раньше, но не столь явно. Растерянность, слабость, цивилизованность - на одном из них. Пацанская злоба, сила, популизм - на другом. В больной стране, погруженной в ксенофобский бред, нечего и спорить о том, у кого реальней шансы на победу - в том случае, если Медведев дотянет до 2012 года и пожелает участвовать в так называемых "честных выборах".

Однако тут мы опять вступаем в область таинственного, что сводит с ума и обнадеживает одновременно. Ведь никаких честных выборов не будет, и никто их не ждет. Можно лишь догадываться о том, до какой степени обострились противоречия между президентом и премьером и что происходит на самом деле. Играет ли Медведев в поддавки, готовясь к досрочной отставке, или борьба ведется всерьез, и теряющий популярность в элитах национальный лидер в эти дни бросается ва-банк, апеллируя к своему избирателю.

В конце концов, эта ситуация всеобщего озверения и вялотекущей гражданской войны в Москве, в России и на Кавказе - закономерный итог многолетнего путинского правления. Итог настолько очевидный, что люди, от которых хоть что-то зависит в Кремле и на Краснопресненской набережной, не могут не понимать, чем обернется для государства возвращение Бэтмена. И если принять как данность, что проблему-2012 решат без нас, правых, левых, красных, зеленых, голубых, фанатов и бородатых любителей игры в шахматы, то сегодня она, возможно, решается, буквально на наших глазах. Ставки не принимаются, ибо казино запрещены, да и непонятно, что называть победой.

Илья Мильштейн, 22.12.2010


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей