.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.191972.html

статья Список Алексаняна

Илья Мильштейн, 04.10.2011
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн

Вчера умер Василий Алексанян, и эта новость вызывает неожиданное чувство: растерянность.

При том, что он был смертельно болен, о чем еще в январе 2008 года сообщали не только его адвокаты, но и прокурор Хомутовский. У Василия Георгиевича был диагностирован СПИД в тяжелой стадии, а после ареста еще и лимфома, и рак печени, и тюремный туберкулез. На свободу, после того как в пасть этому государству были брошены затребованные прокуратурой 50 миллионов рублей, он вышел почти ослепшим. Он был обречен, и сам говорил об этом, но все равно – оторопь.

Как же так? Действительность же едва ли не приучила нас к тому, что смерти за пределами российской тюрьмы не существует. Что главная проблема – вытащить человека из СИЗО, из лагеря, из крытки. Потому что убивают только тамошние условия и врачи, а свобода творит чудеса. И когда в декабре 2008 года Алексанян вышел на волю, так хотелось верить в то, что наихудшее для него позади. Ибо в списке жертв "ЮКОСа" он был, вероятно, одной из самых трагических фигур.

Смертельно больного, его вынуждали дать показания против Ходорковского, а когда он отказывался – оставляли корчиться от боли в камере. Поместив в больницу, приковывали к постели, неделями не разрешали принимать душ, не давали спать. Форменным издевательством над Алексаняном явилось и решение Мосгорсуда, предложившего Василию Георгиевичу свободу в обмен на чудовищный залог. Хотя при таком букете заболеваний он подлежал немедленному освобождению – безо всяких залогов. Более того, он не подлежал аресту.

Издевательства продолжались и позже, когда бывший вице-президент "ЮКОСа" вернулся домой. Вопреки всем диагнозам Алексаняна заставляли приходить в суд, хотя врачи прямо запретили ему там появляться. Глумление продолжалось до самого окончания процесса, когда дело закрывалось по нереабилитирующим основаниям. "У меня нет времени добиваться истины... поэтому я не возражаю", – объяснялся он в суде, задыхаясь от кашля, и просил прощения за то, что в его речи возникают такие долгие паузы.

Он не дожил до 40 лет – блестящий юрист с гарвардским дипломом, успешный бизнесмен, мужественный, сильный, красивый человек. В нормальных странах такие люди составляют элиту общества, а у нас становятся жертвами садистского следствия и бесконечных, чуть ли не до самой смерти продолжающихся унижений. По сути он разделил судьбу несчастного Сергея Магнитского – с той лишь разницей, что его не замучили до смерти в тюрьме и отправили умирать дома. И "список Алексаняна" на Западе вряд ли будет опубликован, хотя надо бы: его палачи ничуть не лучше убийц Магнитского.

Ну да, у них есть оправдание. В конце концов его же выпустили – сперва из тюрьмы, как бы подчиняясь решению Европейского суда по правам человека, потом из-под конвоя... Все процедуры были соблюдены, только очень медленно. С той просчитанной неторопливостью, которая отличает мастеров пыточного дела. И отдельные люди, еще способные сочувствовать человеческому страданию, радовались за Алексаняна и его близких. Но вчера тюрьма настигла своего узника, и чувство растерянности соединяется с горем.

Илья Мильштейн, 04.10.2011


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей