.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.194895.html

статья Привлечение по статье

Илья Мильштейн, 17.01.2012
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Перед кандидатом в президенты и его спичрайтерами, сочинявшими текст для газеты "Известия", стоял целый ряд интересных творческих задач. Погрузившись в историю, следовало подсказать читателям, за что они должны быть благодарны автору статьи в прошлом. Обратившись к современности, объяснить, за что ему надо сказать спасибо сегодня. Заглянув в будущее, обрисовать мрачноватые перспективы, но не пугать до смерти: если, мол, проголосуете за автора, то будет как вчера и сегодня, и даже еще лучше. Придумать хороший заголовок.

Текст удался.

Начиная с заголовка. Это ведь только на первый взгляд "Россия сосредотачивается" звучит непривычно, но если призадуматься, то ясно же, что хотел сказать автор в своей обычной разговорной манере. "Россия сосредотачивается, собирается с силами и достойно отвечает на любые вызовы", - пишет он в самом конце, и читатель, сосредоточившись, главную путинскую мысль улавливает. Если сразу не догадался.

Самый удачный эпизод из исторического обзора - это, безусловно, перехваченное в ФСБ письмо террориста Хаттаба. Вторая чеченская война, при помощи которой Путин захватывал власть и обретал поддержку электората, - одна из самых закодированных страниц новейшей истории. А тут, сосредоточившись на содержании цитируемой малявы, сразу все понимаешь - и про войну, и про геополитику. "Россия слаба как никогда, - оказывается, сообщал Хаттаб своим неизвестным "подельникам" за границей. - Сегодня у нас есть уникальный шанс: отобрать Северный Кавказ у русских". Не подозревая о том, что в далеком 2012 году будет столь же успешно участвовать в предвыборной кампании Путина, как в 2000 году в ней участвовал Басаев.

Современность чрезвычайно убедительно представлена в цифрах. С той же убедительностью, с какой советскому народу предъявлялись показатели царской России 1913 года, и всякий раз выяснялось, что по выплавке чугуна на душу населения мы все дальше отрываемся от самодержавия. Из статьи Путина читатель узнает, что "продолжительность жизни в России уже выше, чем в Советском Союзе в 1990–1991 годах", а "реальные доходы четырех из пяти россиян превышают уровень 1989 года - "пика" развития СССР". Иной клеветник из тех, кому не отшибло память, вспомнит, что указанный "пик" сопровождался тотальным экономическим развалом Союза нерушимого, но зачем сосредоточиваться на этих деталях? Сказано же, что жить стали дольше и веселей, а кого с кем сравнивать - это автору виднее.

Тем не менее мир вступает в эпоху "глобальных дисбалансов", а также "в зону турбулентности", и "здесь не надо питать иллюзий". Все вообще плохо и довольно страшно. Однако смогли же мы пережить лихие 90-е, сумели под руководством Путина "выбраться из ямы" - прорвемся и теперь. Надо только совершить правильный выбор, особенно в марте текущего года. Но это "только от нас зависит", завершает автор свою мысль, пообещав в ближайшие недели еще конкретней поговорить о том, как "укрепить себя и свое положение в быстро меняющемся мире". Речь идет, конечно, о России.

О чем не следовало подробно писать, так это о зловредных текущих политических делах, и Владимир Путин, автор "Известий", легко отмахнулся от мелкотемья. Сто тысяч протестующих на проспекте Сахарова? А "между тем... весь мировой опыт показывает пагубность исторических рывков... и ниспровержения без созидания". Переговоры с оппозицией? "Но о чем предлагается договариваться? О том, как устроить власть? Передать ее "лучшим людям"? А дальше-то что? Что делать-то будем?"

Нарочитая злость и сбивчивость тона здесь не должны удивлять: автор высказывается с предельной искренностью. Он искренне не желает никаких переговоров, догадываясь также и о том, что и среди несогласных желающих общаться с ним немного. Впрочем, при всей их краткости эти его ответы в форме вопросов надо признать исчерпывающими. В частности, по отношению к тем его друзьям и недругам, которые все-таки собирались наладить так называемый диалог с властью. Ничего другого от Путина ожидать не нужно, сколько бы он ни сосредотачивался, пытаясь объясниться с гражданами. Однако сказанного вполне достаточно, чтобы вместе с ним заглянуть в будущее, испытывая прилив разнообразных чувств, среди которых выделяется уверенность в завтрашнем дне. Глубину этого дна будем измерять в ближайшие годы.

Илья Мильштейн, 17.01.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей