О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.198455.html

статья В пользу бьющего

Илья Мильштейн , 18.06.2012
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Толерантность – это путь в жопу. Плюну в рожу проститутке, брызну газом в глаза бомжу. Гитлер вообще пример положительный... у меня претензии к Гитлеру только по отношению к славянам... Угроза ислама намного реальнее угрозы сионистской. И чем больше умрет мусульман – тем меньше у нас будет врагов!.. Господину Пескову. Если вам и правда охота видеть печень белоленточников на асфальте – я знаю людей, которые готовы в этом помочь... Поэтому если чё – обращайтесь!

Теперь эти цитатки идут валом, тщательно подобранные коллекционерами и выписанные в столбик, и речь не о том, что они, цитатки, сами по себе вызывают какие-то сильные чувства. Ненависть к унтерменшам и несогласным, соединенная с уважительным отношением к дедушке Адольфу, – в Рунете такого добра много, только успевай подставлять тазик, если еще не привык. Речь о том, что блогер, столь гармонично соединяющий в своих постах идеи нацизма и путинизма, вовсе не является безымянным гопником из патриотической массовки. У него есть имя, а скоро, если верить центральной газете, будет еще и государственная должность. Он вроде собирается возглавить "правительственную комиссию по выстраиванию молодежной политики в межнациональном аспекте".

Еще у него есть биография, состоящая, впрочем, из одного эпизода, растиражированного в Сети. Вот эта карточка – она у него визитная. Зовут героя Александр Босых, он член президиума Конгресса русских общин, помощник вице-премьера Рогозина. На фотографии мы видим его, разгоряченного дискуссией с молодой дамой, которая демонстрировала у здания суда в защиту Pussy Riot. Он бьет ее кулаком в лицо. В общем, указанный Босых – человек цельный: слова у него не расходятся с делом.

Вот его и цитируют. Мол, смотрите, кто пришел заниматься молодежной политикой. Так, Николай Сванидзе, занятый той же политикой в Общественной палате, сообщает, что "сама возможность допуска подобного человека к работе с молодежью вообще, а по межнациональной проблематике в особенности, вызывает изумление и чувство стыда".

Таков механизм изумления в нынешней России: сами по себе гитлереныши давно уже стали частью многовекторного российского пейзажа, однако когда кого-нибудь из них приглашают во власть – это все-таки еще поражает. Такой же скандал случился, например, два с половиной года назад, когда президент Медведев вдруг обратил внимание на блогера-юберменша Калашникова с его "быстровозводимыми домами-усадьбами", который, как скоро выяснилось, увлеченно осваивал духовное наследие Сталина и Гитлера. Скандал тогда замяли, про автора книги "Сверхчеловек говорит по-русски" с тех пор почти ничего не слышно.

Судьба Александра Босых, наверное, сложится иначе. Дело в том, что его вероятный кадровый взлет неотделим от событий последнего времени и стилистических особенностей эпохи. А эпоха награждает за верность, не вдаваясь в детали. Достаточно всей душой ненавидеть несогласных, ярко высказываясь на заданную тему, – и ты будешь замечен. И если человека, олицетворяющего собирательный Уралвагонзавод, назначают полпредом, историка со стойкой репутацией пропагандиста-плагиатора выдвигают в министры культуры, то почему Босых нельзя бросить на укрепление дружбы между народами? Карьерный лифт останавливается на разных этажах.

Не вполне понятно другое: а что, неужели поддержка власти в обществе уже настолько скудна, что в поисках надежных соратников приходится шарить по самому дну, и не пора ли тогда выписывать из Норвегии Андерса Беринга Брейвика? Нет, дело не только в отрицательном отборе. И в Кремле, и в Белом доме, и на важных постах в провинции трудятся разные люди, хотя Босых, конечно, выделяется даже при сравнении с самыми экзотичными из них. Просто в его лице обществу посылается некий сигнал, и не надо сильно напрягать слух, чтобы его расслышать.

Это сигнал того же рода, что и "контрацептивы" в устах нацлидера, и буйство ОМОНа на Болотной, и обыски у свидетелей, и как бы нервный срыв главы Следственного комитета. Это демонстрация силы в ее самой отмороженной версии: дескать, можем и так, если не хотите капитулировать по-хорошему. А честолюбивых реальных пацанов в окружении Рогозина и в том, ведомстве, что осиротело без Василия Якеменко, много, и каждый из них знает теперь, с кого делать жизнь и как стать опорой власти. "Если чё – обращайтесь!". Так написано у них на лицах и в блогах, и они очень верно чувствуют, что сейчас настало их время. Время, когда выползает на свет самое отребье, расталкивая клешнями все еще лояльных, но уже изумленных.

Илья Мильштейн , 18.06.2012


новость Новости по теме