.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.220533.html

статья Разрешение от времени

Илья Мильштейн, 28.10.2013
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Двое детей – и хватит, а за третьего штрафовать, чтобы не плодились. Рейсовый автобус "Махачкала - Москва" отменить. Вообще огородить территорию Северного Кавказа колючей проволокой. То есть разжигание в чистом виде, и можно понять таких разных людей, как Сергей Митрохин и Рамзан Кадыров, когда они, что называется, не сговариваясь именуют оратора фашистом.

Лидер "Яблока", как и положено либералу, грозится судом. Лидер Чечни, как и положено руководителю региона, рассуждает вслух о "ничтожности" политика, "оскорбившего миллионы граждан России по национальному и религиозному принципу". А также закрывает в своей республике местное отделение "фашистской" партии, из чего мы делаем вывод, что она там до сих пор существовала. И вроде продолжает существовать, но уже подпольно.

И если оценить все эти факты поверхностно, не углубляясь в детали, то можно предположить, что политику, о котором идет речь, пришел конец. Шутка ли, Митрохин в суд подает, вспыльчивый Кадыров бичует от имени миллионов, а депутат Госдумы из Чечни даже обвиняет проштрафившегося в измене Родине. Расстрел однозначно.

Однако речь идет о Владимире Жириновском, и это в корне меняет дело. Вспоминается, например, как в январе позапрошлого года тот же Жириновский на том же российском телеканале сеял рознь и тот же Кадыров в тех же выражениях клеймил его как врага народов. Тогда Владимир Вольфович откликался на Манежку, сегодня выступает с авторским комментарием по поводу бирюлевских погромов, а больше не изменилось ничего. Как и прежде, политики федерального уровня, включая президента, не знают что сказать или бранят местные власти - и только Жириновский выговаривается от души. С той расистской прямотой, которая в самом деле разрушительна для государства. Почему-то ему можно.

Возникает, правда, вопрос: а почему ему можно?

По-видимому, так сложилось исторически. Самозародившийся в той колбе, над которой колдовали еще древние лубянские алхимики, Владимир Вольфович с самого начала должен был символизировать что-нибудь страшно неприличное. Пугать иностранцев пришествием невиданного русского фашизма с лицом и повадками местечкового скандалиста. Олицетворять тайную имперскую мечту омыть сапожища в Индийском океане. Таскать женщин за волосы и швыряться стаканами в мужчин.

Короче, он всегда должен был выглядеть столь комично и омерзительно, что на его фоне любая российская власть, перманентно работающая с документами или хладнокровно затаптывающая Чечню, чтобы там ничего не выросло кроме Кадырова, могла бы показаться приемлемой. Сегодня пришло время снова пугануть страну и мир охотнорядской экзотикой – и вот вам пожалуйста, с Охотного Ряда раздается соответствующий клич. Жириновский интересуется колючей проволокой.

Впрочем, экстремизм экстремизму рознь, и есть черта, которой матерый Вольфович никогда не перейдет. Он не станет плясать в храме или, упаси бог, говорить о том, что погромные настроения, охватившие государствообразующий народ, есть следствие мудрой национальной политики Владимира Путина и двух чеченских войн. Он выскажется по-нашему, по-простому, по-фашистски и с теми неподражаемыми модуляциями, что на его фоне Максим Шевченко, возмущенный оппонент в "Поединке", будет казаться гуманистом и где-то даже правозащитником.

Это ведь так легко – быть или хоть казаться гуманистом рядом с Жириновским. И это так важно: казаться гуманистом рядом с ним. Демонстрировать цветущую сложность российской внутренней политики, в которой кого только не встретишь - и красные есть, и коричневые, и голубые, ну прямо все цвета радуги... Но ярче всех, конечно, лидер ЛДПР, который всегда приходит на помощь Кремлю, когда надо, подлив бензинчика в полыхающий российский костер, принять огонь на себя.

Собственно, по стилю это то же самое, что и образцово-показательный арест Орхана Зейналова. Жириновский – это своего рода спецназ, пинающий ногами закованного в наручники, но при галстуке и мандате. Еще одно зрелище для толпы, чтобы та не чувствовала себя одинокой. Путин что-то темнит с визами, какие-то осточертевшие чиновники твердят, что у преступников нет национальности, а вот Жирик – он за русских и за бедных, за мужика для каждой бабы и за ограничение рождаемости для чурок. Конечно, он чужой, злой, фальшивый дядька, но потешный. И счетчик в "Поединке" неумолимо накручивает ему новую тысячу голосов.

Теперь некоторое время элиты будут заниматься Жириновским. Какая-нибудь комиссия по этике в несуществующем парламенте осудит его или, что скорее всего, отложит вопрос в дальний ящик и замотает, как всегда. Кадыров побушует в своем микроблоге – и успокоится. "Ну ты же, понимаешь, Рамзан, это все для быдла", – скажут ему, и не исключено, что эти слова произнесет сам Владимир Вольфович, и не в первый раз. Митрохин задумается, после того как вождь либерал-демократов еще раз пристыдит его, как вчера, напомнив про свободу слова. Суда не будет: когда говорит Жириновский – УК молчит.

Илья Мильштейн, 28.10.2013


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей