.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.225734.html

статья Нашелся с ответом

Илья Мильштейн, 28.02.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

"Военный переворот... группы вооруженных боевиков нацистского толка... при военно-политической поддержке иностранных держав... предатели народа и коллаборационисты, сотрудничающие с захватившими государственную власть в столице фашистскими дружинами, с целью формирования марионеточного правительства, целиком зависимого от внешних спонсоров... в лице Соединенных Штатов Америки и стран НАТО... фашиствующие банды вытеснили из Киева..."

Короче говоря, Янукович нашелся. Не то в Москве, не то в ближнем Подмосковье. Где-то, здесь или там, Виктор Федорович предстал перед нами в качестве гастарбайтера. На территории России изгнанник работает президентом Украины, выступая с резкими заявлениями и щедро раздавая нелицеприятные оценки. Нацисты, говорит он, фашисты, марионетки, предатели. Он нашелся и заговорил. Жестко и недвусмысленно.

Но вот странность: эти недвусмысленные речи Януковича производят двойственное впечатление.

С одной стороны, все вроде правильно. Президента прогнали, он обижен и обзывает своих противников самыми страшными словами. Так бывает с людьми, которых выперли с работы и вдобавок обещают посадить. Психологически понятное состояние.

С другой стороны, вчитываешься – и возникает чувство какой-то подмены. Проще говоря, это не Янукович. Мы же знаем, как говорит Виктор Федорович: спокойно, медлительно, с трудом подбирая слова самые обычные. Тут можно, конечно, возразить, что довели человека. Однако и в заведенном, например, предвыборном состоянии он выражался совсем по-другому. "Донбасс порожняк не гонит" – это его лексика и стилистика, неповторимый типа язык. Что же касается "марионеточного правительства, целиком зависимого от внешних спонсоров", то такие слова в таком порядке Янукович вряд ли мог написать или произнести. Хоть по-русски, хоть по-украински.

Это не его язык. Более того, мы хорошо знаем тех, в чьем исполнении роковые эти слова могли бы прозвучать органично. В исполнении Киселева, Леонтьева, Мамонтова, Скойбеды... имя им легион, и полку прибывает. На Первом, на РТР, на НТВ, на страницах газеты "Завтра", на страницах "Комсомолки" либо "Литературки" мы слышали и читали такие пассажи и обречены долго еще их слышать и читать. Закрадывается даже мысль, что этих или духовно близких им людей Януковичу и прислали в спичрайтеры, когда он попросил убежища в России. Они, пристанывая от накатившего вдохновения, и сочиняли ему эту громоподобную речь.

Правда, тогда возникает другой вопрос. Почему этот робкий с виду и по сути беженец согласился подписать такое заявление. Отчего не захотел просто тихо-мирно пожить в Москве, по примеру Муталибова, Акаева, Сноудена и других уважаемых эмигрантов? Он ведь лучше всех знает, что домой на Украину теперь может вернуться только в наручниках, что после своего внезапного бегства и многодневного молчания утратил доверие даже своих заединщиков, в Партии регионов, где его называют предателем, трусом и разными другими словами. Разве что в оккупационном обозе он может вернуться, но этот вариант, кажется, и Путин не рассматривает, ограничиваясь притязаниями на Крым.

Дело тут, вероятно, вот в чем. Никто из украинских политиков не вызывает у московских коллег столь сильных отрицательных чувств, как Янукович. Недаром же сам Сергей Марков назвал его человеком, который думает только о себе, а глава комитета по международным делам СФ Михаил Маргелов, который еще позавчера точно знал, что Виктора Федоровича нет в России, полагал, что Кремль не предоставит ему убежища.

По отношению к Януковичу в Москве испытывают злость. Он был очень нужен Кремлю, пока находился в Киеве. Он был прямо необходим в борьбе с Майданом, Европой и Америкой. Его собирались снова втаскивать на киевский трон, на выборах, которые были запланированы на декабрь 2014 года. А он, подписав известное соглашение, вдруг испугался и удрал. Сперва в Харьков, потом в Крым, где и взошел по трапу черноморского корабля с триколором, чисто Врангель. Он смешал Кремлю все карты, и если бы не геополитика, то Путин, наверное, с удовольствием выдал бы его Украине.

Но пока его еще можно использовать, вот и в Симферополе вспомнили о том, что Янукович – их президент. И в заявлениях мидовских чиновников высшего звена постоянно прорезывается металл, когда они вспоминают о трагической судьбе изгнанника. Гость в дом – бог в дом, не выгонять же в самом деле. Младший брат, хотя и непутевый, и невезучий. Будем утешать и использовать.

Поэтому Виктор Федорович внезапно стал столь красноречив. Поэтому и заговорил о фашистах – марионетках Америки, известного нацистского анклава. Отрабатывая временную московскую не то подмосковную регистрацию, в качестве гастарбайтера, который работает в России президентом Украины. Непростая эта должность накладывает на него целый ряд обязательств, и тут уж приходится пускаться во все тяжкие. Петь с чужого голоса, как говаривали советские пропагандисты. Пока новые хозяева не выбросили тебя на помойку, как завершали наши сейфуль-мулюковы все подобные сюжеты, посвященные недобитым власовцам, а также бандеровцам и прочему эмигрантскому отребью.

Илья Мильштейн, 28.02.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей