.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.226566.html

статья Кукловвод

Илья Мильштейн, 12.03.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

"Я жив", - сообщил Виктор Федорович, читая по бумажке, и эта новость неожиданно стала одной из главных во вчерашней сводке. Восьмиминутное выступление Януковича целый день крутили по всем российским телеканалам - от путинского зомбоящика до "Дождя". В Крыму принята "декларация о независимости", Лавров опять встретился с Керри, МИД РФ обеспокоен фактами ограничения свободы слова на Украине, Спалетти отправлен в отставку, водитель в Белгороде, протаранив забор зоопарка, шокировал самку дикобраза, а Янукович жив. Такая складывалась информационная картина дня.

Впрочем, нельзя сказать, что речь "единственного легитимного" президента Украины всем понравилась и всех убедила. Скорее вызвала другие, более тяжелые чувства. Стоило ли созывать журналистов, чтобы засвидетельствовать факт своего пребывания в живых, причем дважды, заклеймить позором "покровителей темных сил на Западе", потом свернуть шпаргалку и сразу уйти? При том, что у публики накопились к нему вопросы - как минимум два, и очень важных.

Впрочем, на один из них он попытался ответить: по-видимому, эта тема волнует и самого Януковича, и тех, кто пишет ему бумажки и определяет время и место пресс-конференций. Вопрос простой: а почему он сбежал? Почему, подписав известное соглашение об урегулировании кризиса, которое скрепили своими подписями не только Кличко с Яценюком и Тягнибоком, но и Сикорски со Штайнмайером, Виктор Федорович спешно покинул Киев?

Имеется версия, что Майдан эти договоренности отверг и потому тогдашний президент пустился в бега. Однако до конца поверить трудно. Если бы он остался в Киеве, то могла ведь сложиться интересная конструкция, весьма выгодная для него: Янукович и ЕС против Майдана. Собственно, это был бы идеальный для профессора вариант, и можно почти не сомневаться в том, что до декабря гарант Конституции Украины сохранил бы свое кресло и личный зоопарк в Межигорье. Да и крымчан вряд ли бы погнали на референдум.

Вообще теперь, когда мы знаем имя основного бенефициара политического кризиса на Украине, побег Януковича становится одним из ключевых событий той войны, которую Россия объявила всему миру. Частью спецоперации, в ходе которой Виктора Федоровича сперва следовало устрашить и эвакуировать, а потом предъявлять в качестве жертвы и трофея. И когда Янукович рассказывает, что против него неоднократно пытались применить "террористические методы действий", то здесь хочется остановить оратора и позадавать вопросы. Мол, кто и почему на него покушался, и откуда такая уверенность, что террористами были "узурпаторы". Вот с этого места, если можно, чуть подробней. Но, к сожалению, Виктор Федорович уже покидает зал, торопясь к своему ростовскому другу.

Другой вопрос тоже отнюдь не теоретического свойства. Собственно, уже приходилось его ставить, но как бы вскользь, и ответа до сих пор нет, потому попробуем еще раз. Все-таки как это понять: на своей первой эмигрантской пресс-конференции Янукович однозначно высказывается против иноземного вторжения на Украину. А потом, если Чуркин не врет (да и как, скажите, может врать постпред РФ в ООН?), изгнанник наряжается Густавом Гусаком и пишет письмо Путину с просьбой ввести танки в Прагу, то есть в Кабул, короче - оказать братскую помощь. Что это было, хочется разузнать у Виктора Федоровича, и какими средствами убеждали его в том, что он жив, но войска вводить надо?

Главное, он же верит, что до сих пор является законно избранным президентом Украины. Утверждает, что остается также и главнокомандующим. Обещает снова вернуться в Киев, как только позволят обстоятельства. Ну вот, допустим, позволят, и Янукович, даже без особой поддержки российского спецназа, танков и ракетных войск, ступит на украинскую землю и войдет в своей президентский кабинет. Он же наверняка спросит: а где Кемская волость и вообще Крым? Кто его отдал неприятелю и отчего так вышло? Он не может не понимать, сколь постыдную роль вынужден играть в эти трагические дни.

Думаю, что все он понимает. Оттого и ломает ручку, пытаясь "одновременно обратиться ко всему народу Украины", словно подавая знак. После чего на трибуну его еще пускают, но отвечать на вопросы больше не дают и пишущие принадлежности просят из внутреннего кармана не доставать. Оттого и насылает проклятия на головы "ослепших" западных политиков и гнусных бандеровцев во власти. Оттого лицо его, не слишком подвижное и прежде, все более обращается в маску отчаяния.

Он ведает, что творит, но всю вину за происходящее стремится переложить на чужие плечи. На тех, кого принято ругать и клеймить в Ростове-на-Дону. И тут даже закрадывается мысль, что если бы, получив гарантии безопасности, он объявился где-нибудь в Европе, то список проклинаемых мог бы заметно расшириться. Однако заложнику выбирать не приходится, и Виктор Федорович шпарит по писаному.

В эти дни он вызывает не только презрение. Скорее жалость, если хоть на минуту забыть, чего стоило Украине его изгнание и какую цену миру еще придется заплатить за его дозволенные речи. Как ни странно, управляемый Янукович остается одной из фигур мировой политики, бесправной марионеткой с широкими полномочиями, и все чудовищное лицемерие путинской политики на Украине отражается в образе и словах этой несчастной куклы. И если кризис окажется затяжным, то и через десять лет Виктор Янукович, сильно постаревший и каменеющий на глазах, будет радовать нас эксклюзивной информацией о том, что он жив. В пустом зале голос его прозвучит очень громко, и тогда мы расслышим крик.

Илья Мильштейн, 12.03.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей