О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.226945.html

статья Два прецедента

Илья Мильштейн, 20.03.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

В Косово убивали, но это не аргумент - и "знаете, это даже уже не двойные стандарты. Это какой-то удивительный примитивный и прямолинейный цинизм. Нельзя же все так грубо подверстывать под свои интересы, один и тот же предмет сегодня называть белым, а завтра – черным. Получается, нужно доводить любой конфликт до человеческих жертв, что ли?"

В исторической мюнхенской кремлевской речи, прозвучавшей позавчера под сводами Георгиевского зала, сей довод показался особенно убедительным. В самом деле, массовые убийства и сотни тысяч беженцев по итогам косовской войны – зачем это нужно? Не лучше ли сразу в профилактических целях ввести войска и стахановскими темпами провести референдум? Или мы не гуманисты?

Такой полемический прием использовал наш благодетель, выступая в Кремле. Так он ответил западным демагогам, создавшим "косовский прецедент" и не желающим признавать, что в Крыму Россия действовала по натовским образцам. Так он вывернулся над Атлантикой.

По-своему Владимир Владимирович прав. Во всяком случае есть такая точка зрения, что Запад слишком долго мудохался с Милошевичем, вместо того чтобы сразу, по-путински, навести в бывшей Югославии порядок. То есть спасти тысячи жизней и не обрекать сотни тысяч людей на мучения. Однако Путин тогда еще политикой не занимался и не мог подсказать нерешительным американцам и европейцам, как им следует действовать.

Большой политикой в России занимались другие люди. Они до последнего поддерживали товарища Слобо. Они вместе с китайскими друзьями упорно и последовательно голосовали против иностранного вмешательства во внутренние дела белградского мясника. Они отстаивали принцип нерушимости послевоенных границ. Они и несут немалую часть ответственности, если следовать логике нынешнего президента РФ, за многолетнюю гражданскую бойню в бывшей Югославии вообще и косовскую трагедию в частности. Причем, что важно отметить, столь хладнокровное отношение Кремля к массовым убийствам определялось примерно теми же чувствами, что и крымский аншлюс. Братскими чувствами к славянам, над которыми измывалась Мадлен Олбрайт с присущими ей европейскими союзниками.

Складывается вообще довольно парадоксальная ситуация.

Тогда, в проклятые 90-е годы, политика России в дискуссиях с Западом по поводу сербов и албанцев сводилась к формуле: пусть убивают друг друга, лишь бы Косово не провозглашало независимость. Ныне, пару десятилетий спустя, концепция резко поменялась. В Крыму, самом тихом и безоблачном регионе послереволюционной Украины, вооруженные толпы брутальных вежливых людей срывают местные флаги, вешают новые и уже начинают убивать украинских моряков. Не было бойни – так будет.

Короткая и отвратительная, как все события подобного рода, война НАТО против Милошевича привела к миру. К этой войне можно относиться как угодно, но цели своей Запад, вопреки всем катастрофическим прогнозам, достиг. Бойня ушла в историю, и даже сербы намереваются ныне вступить в ту организацию, которая занималась их точечным перевоспитанием и отправила Милошевича в камеру Гаагского трибунала. Они собираются в Североатлантический альянс. Несмотря на то, что границы распавшейся Югославии сильно изменились. И речь тут не о том, что победителей не судят, но о проигравших. Проигравший преступник кончил свою жизнь в тюрьме. Проигравшая страна если и не простила, то смирилась со своими бывшими врагами. Такой неожиданный финал миротворческой операции.

Иное дело Крым. Одним волевым усилием российского президента Россия и Запад ввергнуты в холодную войну и отношения двух братских народов – русского и украинского – отравлены навсегда. Как говорится, почувствуйте разницу, когда Путин высаживает на черноморском побережье свой приштинский десант и выступает в Кремле под лозунгом "Пусть мир погибнет, но Крым будет нашенским!" Сравните косовский прецедент с крымским. И средства, и цели, и последствия.

В Косово убивали, но для Владимира Владимировича это, разумеется, не аргумент. Что это вообще за война, которая затевается ради того, чтобы покончить с убийствами? Кто так воюет? А вот создать конфликт из ничего, на ровном месте, да еще устами своего спецпропагандиста-орденоносца пригрозить человечеству ядерным апокалипсисом с тотальным "испепелением" – это совершенно другой стиль аргументации. И ни малейших двойных стандартов.

Все такое, знаете, черно-белое, как старое кино про Вторую мировую, про триумф воли, и вот это свежее с виду словечко, пущенное в оборот в Георгиевском зале, тоже из тех времен. Национал-предатели. Мюнхенское такое, как позавчерашняя его речь и некоторые другие речи, в том числе произнесенная в городе Мюнхене. Какой уж там Милошевич - бери выше.

Илья Мильштейн, 20.03.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей