.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.227455.html

статья Вышел в степь донецкую

Илья Мильштейн, 07.04.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама
.

В Луганске сторонники аншлюса захватили здание управления СБУ, освободив очередного "народного губернатора". В Донецке прорвались в областную госадминистрацию, водрузив над домом российский флаг. Схожие события происходят и в Харькове. По сообщениям очевидцев, русскоязычные вооружены передовой идеологией сепаратизма, а также взрывпакетами, дымовыми шашками, кирпичами, ножами.

Все это, по-видимому, означает вот что.

Есть две стратегии политического поведения после крымских событий. Точка зрения Запада заключается в том, что Россия грубо нарушила международные законы и теперь подвергается целой серии наказаний. Тут и списки чиновников, которым запрещен въезд в Европу и Америку, и замораживание контактов в ряде совместных проектов, и грядущее лишение России права голоса на сессии ПАСЕ. Однако противодействовать захвату Крыма более сильными средствами Запад не собирается.

В Москве считают иначе. Для Путина присоединение полуострова к российскому материку является лишь частью замысла, связанного с воссозданием Российской империи в прежних или похожих границах по ветхим, но надежным чертежам. Удастся ли воплотить замысел в жизнь и смерть – бог весть, но санкции за Крым он воспринимает как личное оскорбление. Поэтому, переворачивая доску, стремится по ходу большой политической игры изменить ее правила.

Согласно этой логике, Крым не обсуждается вообще. Если Запад будет вести себя пристойно, то есть ограничится мелкими санкциями, а дальше понемногу будет возвращать России присущий ей статус великой державы и члена G8, то можно взять паузу и пока не присоединять Украину. Ну, а поскольку в Европе и Америке с ним не согласны и на повестке дня унижение в ПАСЕ и прочие малоприятные вещи, то он и отвечает в своем характерном стиле. Погромы в Луганске, Донецке и Харькове – это события, прямо связанные с реакцией Запада на отторжение Крыма. Таким образом он стремится нейтрализовать санкции, перехватывая инициативу и закошмаривая мир.

Две стратегии, две опции, две игры, и в них все больше просматривается игра на уничтожение, которую провоцирует Путин. Игра по беспределу, и он, вероятно, абсолютно убежден в том, что противостоят ему сплошные слабаки и гуманисты, которые и восток Украины готовы сдать, и Киев, лишь бы не было войны. Третьей мировой войны, последствия которой столь красноречиво живописал журналист-орденоносец.

Человек неизлечимо старомодный, с безнадежными имперскими комплексами, Путин все-таки не настолько утратил связь с реальностью, чтобы забыть о времени, в котором живет. Невозможно же представить себе, чтобы в начале ХХI века лидеры сверхдержав, надев смокинги и встретившись где-нибудь в Женеве, подписали рыцарское соглашение о войне, которую будут вести исключительно конвенциональным оружием. Перспектива прямого столкновение между НАТО и Россией потому и вселяет ужас, что такая война начнется с обмена ядерными ударами. Именно эти страхи эксплуатирует президент РФ, когда вторгается на территорию Украины в Крыму и готовит почву для дальнейшего продвижения.

Собственно, с чего бы ему и не пугать, упиваясь своим могуществом? Все ведь до сих пор удавалось, построенное на чекистской технологии страха: и чеченская бойня, начавшаяся со взрывов домов, и грузинская, и показательные политические процессы, и законотворческая война с российским народом, медленно, но верно приближающее страну к северокорейским образцам. И мир терпел, утирался, вздрагивал, проявлял понимание...

Значит, и захват Украины проглотят, если правильно организовать всенародные волнения, часто поминать Косово и когда надо заряжать официальные пресс-релизы яростными ссылками на международные законы, в которых прописано право наций на самоопределение. Важно только не останавливаться; остановишься – перестанут пугаться. Он и не тормозит.

Как вести себя Западу в этой ситуации – вопрос трудный. Главное, непонятно же, блефует Путин или, вступив в пенсионный возраст, готов вместе с собой увести в могилу все человечество. Полемизируя с ним, надо действовать скальпелем, что бы это ни значило, или дубиной? И что делать вот прямо сейчас, когда вновь возникает угроза вторжения зеленых человечков на восток Украины? И если отвечать ему с предельной жесткостью, то велик ли риск ядерной войны? А если и дальше терпеть, то где гарантии, что за Судетами не последует Польша?

Ответов я не знаю, да, похоже, сегодня их не знает никто. Разве что опыт, исторический и жизненный, подсказывает, что в тяжелые минуты с виду такой разрозненный, гуманистичный и слабый цивилизованный мир умеет проявить твердость, защищая себя и покой на планете. Демонстрировать бесстрашие перед лицом смертельной угрозы. Давать по зубам агрессорам. Принуждать тиранов к тому, чтобы жить по правилам, принятым в человеческом общежитии, а не в волчьей стае. Так было и в 1940 году, когда Англия при поддержке Америки противостояла Гитлеру, захватившему почти всю Европу, и его благожелательному партнеру дядюшке Джо. И в начале 80-х, когда Рональд Рейган сражался с империей зла и ее жизнелюбивыми геронтократами. Должно быть, не желает все-таки помирать раньше времени и Владимир Владимирович, и перспектива принять Россию с ядерной бомбой и оставить с сохой тоже вряд ли его устраивает, и если ему это объяснить, то он поймет.

Только объяснять надо очень доходчиво.

Илья Мильштейн, 07.04.2014

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей