О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.235447.html

статья Мечты и сроки

Илья Мильштейн, 28.11.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Узникам Болотной не снизили срок ни на один день, и эту новость из Мосгорсуда хочется назвать последней. В разных смыслах. По датировке и еще потому, что никаких новостей на эту тему больше слышать не хочется. В силу их депрессивного однообразия. Даже в тех случаях, когда осужденным ни за что сокращают сроки.

Вообще три года спустя, прокручивая в Сети старые кадры, испытываешь невеселые чувства. Нет, не отчаяние, поскольку автор этих строк, всей душой поддерживая протестующих, склонялся к мысли, что власть в России сменить не удастся. Автор этих строк, не умея молиться, просил только, чтобы никого не убили. И бесконечные дискуссии о том, надо было в другой исторический день идти на Болотную или оставаться на площади Революции, а потом штурмовать Центризбирком, представляются бессмысленными. Скорее всего речь шла о провокации бунта, и штурмующих избили бы в кровь, если не расстреляли, и мы бы потом наблюдали массовые суды над избитыми и ранеными, но и это невозможно утверждать со всей определенностью. Что ж спорить.

Три года спустя просто больно за тех, кто выходил на площадь с твердой верой в победу или хоть надеждой на перемены. Вдвойне за приговоренных и полузабытых. Перед ними стыдно, но это туповатый стыд, поскольку обычно ощущение позора преодолевается действием, а тут непонятно что делать. Ну, еще одну статью опубликовать на блокированном сайте. Стену не прошибешь.

Олег Кашин очень точно пишет о поколенческой травме и последующей тотальной фрустрации, но, докапываясь до причин поражения, выводы делает, по-моему, не совсем верные. Главная беда едва ли заключалась в том, что у несогласных не было "мечты", ослепительной и победоносной, за которую не жаль и жизнь отдать. Главная беда заключалась в том, что силы были неравны.

Ленин, памятники которому на Украине ныне принято валить или красить, формулу революционного триумфа вывел на века: верхи не могут - низы не хотят. А верхи в нынешней России, вот это все, что мы называем "Путиным", могут, да еще как. И могут, и хотят, и чуть не раз в полгода повышают оклады труженикам силовых структур, и даже нижних чинов за особую прыть награждают московскими квартирами. Напротив, низы еще во времена до покоренья Крыма не желали ничего особенного кроме России для русских, а сотни тысяч безоружных и в большинстве своем мирных интеллигентных людей погоды в политике не делают.

Сейчас их стало еще меньше, и это закономерно. Для того, собственно, и затевалась украинская война, чтобы безоружных закошмарить, а прочих вооружить мечтой. С этой мечтой пресловутые 88% и живут, не то чтобы желая немедленно претворить ее в жизнь и смерть, но оглядываясь на нее и приободряясь. Грядущий экономический застой, если не что-нибудь похуже, падающий рубль, нефть за 70 баксов, цены на гречку в широком смысле - все это поправимо, когда есть мечта.

Такая мечта хороша еще тем, что начисто уничтожает стыд. Личный и общественный. Такая мечта вряд ли обернется революцией, если не сбудется. Хотя бы потому, что никого кроме себя, увлеченного безжалостными грезами, потом не обвинишь и не накажешь. Так немцы после войны, проклиная неудачливого фюрера, молча и угрюмо трудились на развалинах фатерланда.

А с "думающей гильотиной", как именовали Владимира Ильича недоброжелатели, не поспоришь. Какая, собственно, мечта вела озверевших на фронте солдат свергать царя, а потом и Керенского, и добивать разных там буржуев под триколорами на фронтах гражданской войны? Верхи не могли - низы не хотели, и весь сказ. А если народ российский, под влиянием нищеты и внушенного на украинских фронтах одичания все-таки пойдет свергать "Путина", то состояние, в котором он будет пребывать, мы тоже не назовем мечтательным. Перерезать глотки собирательным владельцам шубохранилищ и прочим топ-менеджерам - это, знаете, не мечта. Это, пожалуй, грубая реальность.

С другой стороны, какая такая небывалая мечта вела граждан "Дойче Демократише" на штурм немецко-немецкой границы? Людям осточертело жить за железным занавесом, и все дела. По схожему сценарию развивались и бархатные революции в Восточной Европе. Скинуть коммунистов и уйти в НАТО - это был обыкновенный, выстраданный за десятилетия несвободы общенациональный порыв, и когда верхи, находившиеся в Москве, вдруг не смогли и не захотели вводить танки в чужие столицы, то местная власть сгинула за считанные дни.

А какая мечта была у Майдана - десять лет назад и девять лет спустя? "Европейский выбор" и "скинуть Януковича" - вот и все. Сперва путем переигровки выборов, а в другой раз методами локальной гражданской войны. Для победы хватило - с лихвой. Национальная идея явилась позже, когда часть страны оккупировали вражеские войска. Иными словами, если бы в декабре 2011-го за Путина вдруг вступились американцы, то народ, наверное, поднялся бы в едином порыве защищать Родину от оккупантов. Но американцы за Путина не вступились, и несогласные остались лицом к лицу с властью. Которая ох как могла, а они, глядя на нее, не хотели.

Да, но все-таки жаль, что ни черта не вышло, хотя это чувство неглубокое. Просто боль обостряется, затухает и мучает снова, когда узнаешь печальные новости из Мосгорсуда. Алексея Гаскарова и Александра Марголина к трем с половиной годам колонии общего режима, Илью Гущина - к двум с половиной годам. Ни дня не убавила им судья Додонова, пополнившая вчера известный список. Это последняя, свежая новость, последний на сегодняшний день приговор, и только ради того, чтобы таких новостей вообще не было, не желая никаких революций, мечтаешь о победе революции.

Илья Мильштейн, 28.11.2014


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей