О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.238990.html

статья Игра в фанатики

Илья Мильштейн, 12.03.2015
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Заура Дадаева пытали, и под пытками он то ли оговорил себя, то ли сознался во всем. По поводу пыток и избиений в обществе консенсус - достаточно вспомнить, как волокли подозреваемых по коридорам Басманного суда. Это вообще побочная тема, и надо быть Антоном Цветковым или работать в пресс-службе СК, чтобы обижаться на правду, которая мало кого интересует. С этим граждане давно уже свыклись: давние традиции, "атмосфера ненависти" и все такое, чего не скажешь про политические убийства. Тут привычка еще не выработалась, оттого и боль, и споры, и стремление понять происходящее. В частности, найти ответ вот на этот с виду простой вопрос: Заур Дадаев оговорил себя под пытками или же сознался во всем?

Есть точка зрения, что история с чеченцами является операцией прикрытия. А потом дело развалится в суде либо невиновные сядут, исполняя приказ высших руководителей, и это довольно страшно. Получается, что убийц не найдут никогда, равно и заказчиков преступления. Это будет вдвойне несправедливо, поскольку покарают невесть кого и преступники не понесут наказания.

Имеется и другая версия, которую уже объявили официальной, и вовсе не факт, что она абсолютно лжива. Все примерно так и было. Дадаев, которого потом пытали, стрелял в Бориса Немцова, и в суде это будет доказано. Разумеется, в рамках той же официальной версии суд установит, что убийца и его подельники действовали исключительно по собственной инициативе, оскорбленные в лучших религиозных чувствах. Выяснится, что Дадаев месяцами читал только Коран и блог Бориса Немцова и пришел к выводу, что оппозиционный политик оскорбляет ислам и пророка. Мало кто в это поверит, но все-таки судебное решение, в котором ни про Кадырова, ни про Путина не будет сказано ни слова, закрепится в общественном сознании. Вот такие, мол, теперь у нас фанатики, такая каша у них в головах, такое политическое убийство.

Такой поворот сюжета, и с этим тоже придется свыкнуться, но тогда станет куда страшней.

Одно дело когда ты конфликтуешь с государством. С этими его спецслужбами, которые с утра до ночи прослушивают телефоны оппозиционеров, самых известных пасут, самых активных или невезучих арестовывают. С его судами, которые выносят заведомо беззаконные приговоры. С его выборной системой, отсеивающей несогласных на дальних подступах к Думе, не говоря уж о президентском кресле. Это тупая бюрократическая машина с элементами чисто человеческой паранойи, но и предсказуемая на свой лад. С ней можно играть по правилам, которые меняются год от года, но по сути своей понятны. Если запрещено маршировать в центре, то можно где-нибудь в Марьине, Люблине или Капотне. Если нельзя скинуть Путина, то не возбраняется критиковать его в блоге или микроблоге. Если не нравится Кадыров или убийство карикатуристов из "Шарли Эбдо" вызывает горестные чувства, то и на сей счет никто не запрещает высказаться в малотиражной прессе.

Одно дело власть тюремщиков, которые действуют исходя из правил внутреннего распорядка и даже не всегда увлекаются пытками. Сам Михаил Ходорковский говорил, что его не убили в заключении, поскольку Владимир Путин такого желания не испытал, и с семьей политзека по той же причине ничего такого не случилось. Надежда Савченко тоже не жалуется на условия содержания. Надежда Савченко жалуется на то, что сидит по надуманному обвинению, но тут уж ничего не поделаешь. Правила внутреннего распорядка в авторитарном государстве, ведущем к тому же захватническую войну, предполагают подобные похищения и аресты. Это, как бы сказать, в порядке вещей.

Однако совсем другое дело, если в этом государстве учреждаются эскадроны смерти, эдакая внутренняя "Аль-Каида", направленная против несогласных. Страшно, если в недрах этой страны, сверху донизу безбожной, вызревают некие банды убийц, не читающих никаких иных текстов кроме религиозных и оппозиционных. Почитают, обмозгуют прочитанное, оскорбятся в лучших чувствах - и выходят на какой-нибудь мост рядом с Кремлем, и стреляют в спину кощуннику. Страшно, если эта внутренняя "Аль-Каида" используется государством для внесудебных расправ, и тут совершенно неважно, что погибший оппозиционер на самом деле писал об исламе и не он ли собирал миллион подписей против войны в Чечне. Важно, что его убили, и пусть преступников нашли, пытали и посадили, но жизнь-то погибшему не вернешь.

Еще важнее вот это послание государства, обращенное к несогласным. Мы вам не нравимся? Ладно, однако на воле, как бы неподконтрольные власти, но очень патриотичные и начитанные, действуют банды отморозков, способных убить ни за что. Даже по ошибке. Отозвался нелестно о президенте или про того же Кадырова сказал, что его "давно пора посадить", - и все, и "настоящий патриот России" уже едет в Москву, поскольку "потрясен действиями Шарли и комментариями в поддержку печатания карикатур". Какие Шарли, бог с тобой, ты ничего не перепутал?.. Но спрашивать сперва некого, а потом поздно.

И все это, как бы сказать, логично, закономерно, достоверно. В одичавшей воюющей стране и в мятежной республике, принужденной к патриотизму средствами террора, такие банды по всем историческим законам плодятся как гробы после вождя. А власть их использует для того, чтобы совмещать приятное с полезным. Отстреливая несогласных, одновременно отправлять им некое послание. Мол, догадайтесь наконец, что только мы, как говорится, своими штыками и тюрьмами охраняем вас от ярости отморозков, которых сами и плодим. Осознайте это и устрашитесь навсегда, и десять раз подумайте, прежде чем постить свои крамольные тексты.

Должно быть, эту тему они и перетирали вчера, Кадыров с Патрушевым, обсуждая "вопросы профилактики межнациональных и межрелигиозных конфликтов и усиления противодействия терроризму и экстремизму". "Профилактикой" на их языке как раз и называется ликвидация гражданского общества как класса, и в этом деле после 27 февраля взяты новые рубежи. Впрочем, и судьба Заура Дадаева, наверное, кулуарно обсуждалась на этом заседании: патриот он или кто? Рамзан, как можно понять, вступался за подозреваемого ликвидатора, но ему могли объяснить, что в борьбе с экстремизмом все средства хороши, в том числе и пытки, и реальный срок для героя. Одинокий мститель, выхваченный прямо из толпы тысяч ему подобных, - это пример столь эффективный и поучительный для тех, кто еще не чувствует себя мишенью, что грех не воспользоваться. По рукам?

Илья Мильштейн, 12.03.2015


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей