.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.241033.html

статья Переход в заступление

Илья Мильштейн, 18.05.2015
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Американским спецслужбам, которых обвиняли в причастности к бостонской трагедии, нужна была жертва. Им в жертву принесли Царнаева... Братья прибыли в США в юном возрасте. Они учились хорошо, занимались спортом, сочиняли музыку, старший женился, имел ребенка. Идеальная биография для кандидата в губернаторы... [Джохару] было девять лет, когда приехал в США. А Америка, в которую он верил, сделала из него террориста.

В последнее время Рамзану Кадырову не слишком удаются публичные высказывания и поступки. Собственно, так и раньше бывало, но теперь скандал следует за скандалом, о чем бы ни заговорил чеченский национальный лидер. Скандал с подозреваемым в убийстве Бориса Немцова. Скандал с силовиками из России, которых глава ЧР велел отстреливать. Свадебный скандал.

Главная беда в том, что всякий раз, размышляя вслух по разным поводам, Рамзан Ахматович вступает в прямой конфликт с правоохранителями, законом, а то и Основным законом РФ. Он как бы их всех пробует на прочность: юридические нормы, силовиков и даже самого гаранта. И хотя из этих разборок руководитель чеченской администрации всегда выходит победителем, возникает впечатление, что победы эти, как в народе говорят, пирровы.

Население и начальство устало от бесконечного лицезрения этих бесконечных побед.

На сей раз все по-другому. Выражая сочувствие приговоренному Джохару Царнаеву, Кадыров выступает с политически безупречным заявлением. Во-первых, он возвышает голос против смертной казни, хотя и оговаривается в том смысле, что шайтанов надо "нейтрализовывать". Во-вторых, проводя собственное расследование, обвиняет в теракте местные спецслужбы и указывает на явно предвзятый характер следствия и суда. В-третьих, стыдит Америку. Это вы, говорит Рамзан Ахматович, обращаясь к американцам, сделали доверчивых братьев террористами. Слегка противореча себе говорит, но очень убедительно.

К слову, это отдельный, очень печальный сюжет: как так вышло, что Царнаевы, бежавшие от войны в США и нашедшие там убежище, стали убийцами? Похоже, следствию и суду так и не удалось внятно ответить на этот вопрос: ведь "радикальный ислам" - это всего лишь слова, и о том, что творилось в головах молодых чеченцев, взорвавших бостонский марафон, мы можем только догадываться. Как и о том, какими идеями заряжали Тамерлана в России, куда он ездил в 2012 году. Американцы ни Чечню, ни Киргизию, откуда родом Царнаевы, не бомбили.

Что же касается основного сюжета, то Рамзан россиян порадовал. В качестве убежденного противника смертной казни в одном отдельно взятом случае в одной отдельно взятой Америке. В роли проницательного журналиста-международника, разоблачающего зловещие тайны ЦРУ. В образе моралиста. И если раньше, в связи с прежними высказываниями и делами Кадырова, приходилось тяжко задумываться о том, на каких условиях Чечня соглашается терпеть Россию в рамках своей федеральной политики, то здесь картина складывается совсем иная.

Здесь тот редкий случай, когда Чечня внезапно оказывается в составе России.

По поводу дела Царнаевых Рамзан Ахматович произносит ровно те самые заветные слова, которые у нас пользуются особой популярностью, объединяя президента с подведомственным ему электоратом. Ибо Америка виновата во всем, просто по факту своего существования, и если даже в Бостоне происходит теракт, в ходе которого гибнут 3 человека и 264 получают ранения, то террористов следует жалеть, а искать слова сочувствия по отношению к жертвам не следует. Надо сосредоточиться на организаторах теракта, которых в Москве и в Грозном знают и приговаривают без суда и следствия. Более или менее одинаковыми словами. По той же схеме, по какой у нас отмазывали убийц Политковской, Эстемировой и подозреваемых в убийстве Бориса Немцова: мол, врагам нужна была жертва.

Звучит в речах Кадырова и ностальгическая личная нота. Дитя войны, он ведь и сам, вот этими своими руками уничтожал врагов, которые, правда, говорили по-русски, и если бы не удивительные перемены в судьбе его отца, то мог бы до сих пор бегать по горам или укреплять свою веру и ненависть где-нибудь по ту или иную сторону океана. Ему легко отождествить себя с любым из братьев Царнаевых. И вот эта фразочка, про "идеального кандидата в губернаторы", как описывает он возможную дальнейшую судьбу Тамерлана... Тут слышится одновременно и боль, и гордость.

Боль за соотечественника, который погиб, сражаясь с неверными. Гордость за себя, поскольку он как раз и стал губернатором, хотя и не в Америке. Впрочем, Россия тоже большая страна, гораздо больше этих проклятых Соединенных Штатов и куда лучше. Истинный россиянин в некоторых своих проявлениях, Рамзан Ахматович ясно понимает, что здесь, в этой чужой, но очень родной стране он только и мог добиться всего, чего добился. Ошибаясь, конфликтуя, возводя небоскребы, справляя свадьбы, сея смерть, побеждая врагов, которых все больше с каждым днем, постоянно рискуя жизнью, он счастлив, что остался в России и состоялся в России. А не там, на Западе, где наверняка сгинул бы в безвестности, если бы не разделил судьбу Джохара Царнаева. И за это он еще сильней любит Россию и еще сильней ненавидит Америку. Всей душой.

Илья Мильштейн, 18.05.2015


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей