.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.243505.html

статья С печатью на устах

Илья Мильштейн, 12.08.2015
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама
.

Слушайте, как это грустно, что на Украине запрещают книги. Как недемократично и бесчеловечно. Как больно, что жители соседней страны отныне не смогут безнаказанно читать произведения Николая Старикова, Александра Дугина, Льва Вершинина, Сергея Глазьева, Сергея Доренко и др.

А также Эдуарда Лимонова - его сборник сетевых проповедей под названием "Киев капут. Яростная книга". "Давайте вышвырнем из Украины и из России в Европу тех, кто так ее любит. Пусть там моют полы и роют канавы" - это Лимонов. Запрещенная фраза из запрещенной книги. Украинцы ее больше как бы не прочтут. Ужасно жаль.

И тут еще надо про Вольтера ввернуть, чуть не забыл. Типа, панове, как же так, вы обязаны, прямо не сходя с места, жизни свои отдать за право Дугина потрындеть про "Евразийский реванш России", а на деле разлучаете его с читателем. Заметно, что вы не готовы отдать свои жизни за право философа потрындеть. Стыдно, господа.

Вообще человек так устроен, что хочет казаться себе и людям лучше, чем он есть на самом деле, и нижеподписавшийся не исключение. Вообразите, сочиняю колонки для сайта, намертво заблокированного путинской цензурой. Сатанею от однообразия новостей, которые уже не знаешь как комментировать. Все слишком предсказуемо и непостижимо. И вдруг такая удача: украинское начальство, составив список невъездных российских артистов, занялось писателями.

Естественно, возникает соблазн: отдавая дань лицемерию, вступиться за преследуемых. За какого-то Льва Вершинина, который задался вопросом: "Кто уничтожил Украину?" - и наверняка правильно на него ответил. За Юрия Мухина, сидящего ныне, как ни странно, в российской тюрьме по обвинению в экстремизме. Такого рода правозащитный текст должен особенно убедительно звучать из уст автора, сочиняющего колонки для запрещенного сайта. Вот, мол, какие мы объективные, в отличие от своих гонителей.

Это красиво.

Хотя, если говорить нелицемерно, труды Старикова, Дугина, Лимонова, Глазьева, Доренко вызывают у меня глубочайшее отвращение. Равно и люди эти никаких иных чувств кроме омерзения не внушают. Разве что Мухина жалко - все-таки старый человек, посаженный по беспределу, за какой-то "референдум".

Более того. Когда читаю в новостных сводках, что Госкомитет телевидения и радиовещания Украины усмотрел в указанных книгах пропаганду "человеконенавистничества, фашизма, ксенофобии и сепаратизма", то данные оценки представляются мне верными. И если бы начальство в Киеве, ограничившись этой внутренней рецензией, не приступило к борьбе с книгами, то и обсуждать было бы нечего. Ну, мало ли на свете гнусных авторов гнусных книг. Не запрещать же.

Впрочем, и здесь нам с Вольтером, возвышающим свои голоса в защиту гласности и против цензуры, не так-то легко критиковать киевскую власть. Дело ведь не в пропаганде какого-то там фашизма и борьбе с ксенофобами; тогда бы и Бандеру с Шухевичем не прославляли на Украине как безупречных народных героев. Все куда проще и конкретней. Если, насмотревшись телевизора и начитавшись разного конспирологического дерьма, российские граждане рвутся в Донбасс, чтобы убивать и умирать, то споры с тем же Дугиным утрачивают философскую отстраненность и напитываются живой кровью. Не говоря о Глазьеве, остановившемся в своем развитии на мысли бомбить украинские города силами фронтовой авиации. С этим экономистом тоже как-то не подискутируешь о финансах.

Да, но все-таки зря в Киеве увлеклись составлением списков, и это я уже говорю совершенно искренне. Во-первых, налицо тяжелый имиджевый промах. Страна, совершившая европейский выбор, ни в чем не должна подражать соседней стране, с ее запрещенными книгами, сайтами, словами, организациями, продуктами и людьми. Во-вторых, цензура подобна войне: начать легко, остановиться трудно. И если за провоз "литературы" начнут заводить уголовные дела, то это будет выглядеть совсем плохо. В-третьих, цензура неразборчива. Так, непонятно, за какие грехи включили в реестр журналиста Марину Ахметову, чьи репортажи можно воспринимать как угодно, но ставить ее книгу в один ряд с перечисленной выше макулатурой я бы не стал.

А в-четвертых и в-главных, жизненный опыт убедительно доказывает бессмысленность любых запретов. Тем более в ХХI веке, когда в сети при минимальном желании отыскивается буквально все, и даже Грани.Ру в России читают и смотрят, легко обходя блокировку. Лимонова с Глазьевым там вообще навалом, да и кто нынче станет охотиться за книгами, если любая хрень лежит в открытом доступе и отыскивается с одного щелчка? Цензура неэффективна, и только дает лишние аргументы в пропагандистской войне придурковатому врагу. Смущая друзей.

И если уж договаривать все до конца, то мне совершенно плевать на писательские судьбы Дугина, Доренко и прочих. О судьбе же Украины думать приходится постоянно, и мысли эти наполнены болью. Невыносимо видеть, как страна истекает кровью в безумной войне, навязанной агрессором. Грустно узнавать о том, что на Украине, словно в сгинувшем совке или в нынешней РФ, запрещают книги. Как там названа одна из них - "Красные звезды над Майданом"? Скверное название, но в нем и напоминание о постылых временах, и предостережение от ошибок, которые нельзя повторять.

Илья Мильштейн, 12.08.2015


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей