.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.249442.html

статья Межрегиональная труппа

Илья Мильштейн, 11.03.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

"В Чечне защитой прав человека занимаюсь я", - сказал однажды Рамзан Кадыров. Сказал в декабре позапрошлого года, когда группа таинственных моджахедов напала на Грозный и у главы чеченской администрации резко обострился конфликт с Игорем Каляпиным, председателем Комитета против пыток. В Чечне тогда сжигали дома "родственников боевиков", правозащитники возражали, Рамзан Ахматович объявлял Каляпину персональную вендетту и неравнодушные чеченцы выходили на контртеррористический митинг под понятными плакатами типа "Kalyapin go home". Заодно сожгли и грозненскую квартиру понаехавших москвичей, как бы приравняв их к моджахедам.

Объяснить все это было легко. Кадыров глазам своим не верил, потрясенный внезапной атакой шайтанов на город, в котором, как он полагал, порядок и стабильность установлены на века. Оттого в яростных правозащитных речах Рамзана Ахматовича слышна была не только привычная ненависть к врагам, но и растерянность. Впрочем, Путин чуть позже вступился за главу чеченской администрации, и Кадыров успокоился, поняв, что ему дозволено буквально все. Ситуация прояснилась.

Сегодня старая эта история повторяется, но с иными подробностями и открытым финалом. Так, в прошлый раз, уничтожая офис КПП и сгоняя чеченцев на митинг, местные власти не говорили, что гости сами уничтожили свою квартиру. А теперь, после того как "неизвестные" на чечено-ингушской границе избили и ограбили журналистов и правозащитников, грозненский омбудсмен Нухажиев обнаруживает в действиях отморозков "почерк" Каляпина. Это, можно сказать, новая страница в отношениях собирательного Кадырова с конкретными пострадавшими, хотя и написанная по известным канонам. Утверждалось же, что убийство Бориса Немцова могли заказать его соратники либо покровители в Киеве или в Вашингтоне. Традиция просматривается.

Вызывает немалый интерес и тот факт, что преступление было совершено на ингушской земле. Точнее, два преступления, поскольку в тот же день вооруженные бойцы в масках и камуфляже пытались штурмовать штаб-квартиру Сводной мобильной группы КПП в Карабулаке. И тут приходят на память сюжеты совсем уж давние, но до сих пор не утратившие межнациональной остроты. Вспоминается жаркое лето 2009-го, покушение на главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, взорванного в автомобиле, и реакцию на этот теракт Рамзана Кадырова, который сразу заявил о своих контртеррористических притязаниях на власть в Магасе. Он тогда почувствовал себя собирателем земель кавказских, в связи с чем высшему начальству в Кремле пришлось еще несколько лет подряд мирить чеченские элиты с ингушскими, причем без особого успеха. Вот и очередное вторжение в Ингушетию неопознанных бандитов, стремительно удалившихся в сторону Чечни, едва ли послужит делу укрепления дружбы между двумя братскими кавказскими народами.

Если же говорить о том, что более всего отличает события декабря 2014 года от вчерашних, то это вопрос о власти. Полтора без малого года назад Кадырову не надо было никуда избираться и его люди могли безнаказанно поджигать все, что горит. В марте текущего года Рамзан Ахматович - политик с непонятным статусом. То ли хромая утка, то ли переназначенный и переизбранный национальный лидер чеченского народа, то ли еще кто. Ясно также, что простая отставка для него смерти подобна, хоть он и говорит, что готов служить простым пехотинцем. Ибо в качестве пехотинца, тем более простого, Рамзан Кадыров долго не проживет.

Возможно, оттого он и мечется, желая как-то пришпорить свою судьбу и постоянно напоминая о себе Владимиру Путину. Извещая безутешных чеченцев о том, что его время прошло, и созывая гражданский форум, где ищут, но не находят альтернативы Кадырову. Назначая в Грозном митинг в поддержку самого себя, но как бы в нем и не участвуя - и отменяя этот митинг. И ежели хладнокровный до бессердечия Владимир Владимирович никак на это не реагирует, то почему бы не создать еще один информационный повод? Не все же тортами кидаться в оппозиционеров. Надо довести до сведения гаранта, что хрупкий мир в отношениях с соседним регионом в два счета может быть взорван.

И тогда на большую дорогу в пятистах метрах от границы с Чечней выходят неустановленные лица и, подбадривая себя криками "Вы террористы!" и "Вам нечего делать в Грозном!", громят микроавтобус. Попутно решая и еще одну важную задачу. Некоторые из журналистов намеревались присутствовать на процессе по делу Николая Карпюка и Станислава Клыха, а теперь не смогут.

Имеется и другая версия. Он уже знает, что переназначен или даже повышен в должности, и на свой лад, опять-таки в соответствии с местными обычаями, широко отмечает персональный карьерный праздник. С продленной лицензией на абсолютную безнаказанность. О чем косвенно свидетельствует и комментарий Дмитрия Пескова, заклеймившего "хулиганов". Дебоширов эдаких, которые не только метелят и грабят, но и выкрикивают при этом политически грамотные лозунги. Смысл которых сводится к тому, что в Чечне, а также за ее пределами защитой прав граждан занимается только один человек, и мы все знаем его имя и угадываем неповторимый стиль.

В любом высказывании. В изувеченных лицах. В сожженных домах. В каждой пуле, выпущенной в тех, кто этого не понял, и адресованной тем, кто поймет. Однако понимающих довольно мало, их в России все меньше с каждым днем, и это наверняка огорчает Рамзана Кадырова, и он продолжает свой бесконечный спор с соотечественниками, не в силах остановиться. Кто бы притормозил.

Илья Мильштейн, 11.03.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей