О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.250683.html

статья Султан ярится

Илья Мильштейн, 18.04.2016
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Что говорить, у Пушкина это получалось изящней. Имею в виду прием, при помощи которого герой сатирического стихотворения осмеивался дважды. Сперва в той невозможной манере, которую и сам автор как бы отвергал. Нельзя, мол, писать: Такой-то де старик, козел в очках, плюгавый клеветник, и зол и подл: все это будет личность. Однако оценочное суждение можно высказать и не переходя на личности, правда же? Демонстрацией данного тезиса служила вторая часть знаменитой эпиграммы.

Там была такая история. Профессор Каченовский, обиженный журналистом, подал жалобу на цензора, который пропустил статью. Но цензор прав, нам смех, зоилу нос, и вот поэт, прослышав о ябеде, обстебывает профессора. Припечатывая его по-всякому.

Эта история почти буквально повторилась весной нынешнего года, когда национальный лидер турецкого народа вступил в бой с немецким телевидением. В середине марта в эфире телеканала NDR прозвучала сравнительно невинная песенка про Эрдогана и его политику, после чего турки вызвали на ковер немецкого посла в Анкаре. В канцлерамте сперва не стали предавать огласке это неприятное происшествие, но к концу месяца тайное стало явным, и тут разразился скандал. Германская пресса с предельной доходчивостью объяснила турецким властям, почему свобода слова лучше чем несвобода и по каким параметрам повсеместная защита прав человека отличается от вмешательства во внутренние дела. А 31 марта, выступая в ночном эфире развлекательной программы Neo Magazin Royale цифрового телеканала ZDFneo, в дискуссию вмешался известный шоумен Ян Бёмерман.

Он высказался по-нашенски, по-пушкински, хотя не исключено, что ни разу не слышал классической эпиграммы, да и произведений Александра Сергеевича в подлиннике не читал. Во всяком случае его "Оскорбительная критика" (так назывался стишок), превосходя образец дерзостью, заметно уступала ему в элегантности. При том что технология двойной подколки применялась та же самая. В начале Бёмерман, типа советуясь с коллегой, читал стихи совсем уж непотребные, и тот объявлял их противоречащими закону. Особенно западали в память козы, с которыми Эрдоган якобы предавался постыдной страсти. После звучали строки, как бы сказать, потребные.

С того дня третью уже неделю проблема зоофилии в широком смысле применительно к геополитике и юриспруденции остается одной из самых востребованных в Германии - как на высшем уровне, так и в обществе. Ибо Эрдоган подал жалобу в прокуратуру Майнца, где находится штаб-квартира ZDF, требуя покарать сатирика за оскорбительные речи. Причем по реликтовой 103-й статье, принятой еще во времена кайзера и карающей за "оскорбление государственных органов и официальных представителей иностранного государства". Для того чтобы статья была задействована, требовалось согласие правительства, и Ангела Меркель, чей голос оказался решающим, "предоставила полномочия" суду разбирать это дело. Немецкие СМИ и политики в массе своей выразили решительный протест против уголовного преследования Бёмермана. Две трети опрошенных граждан ФРГ к ним присоединились. Передача удалена с сайта телеканала; сатирик впал в депрессию; ему предоставлена государственная охрана.

"Русский след" в деле об оскорблении султана не ограничивается Пушкиным. Вчера про несчастного Бёмермана нашим телезрителям рассказал прославленный Д. Киселев, чья версия происшедшего, как обычно, полностью соответствовала европейским неонацистским стандартам. Так, по его мнению, фрау канцлерин отныне "сдает Эрдогану не только незаконных беженцев, но и граждан Германии - каждого, кто оскорбит его своим смехом". С Charlie Hebdo она, видите ли, проявляла солидарность, а шоумена отправляет в узилище. "Поскольку оказалось, что над Всевышним смеяться можно, а вот над Эрдоганом - нельзя".

Разумеется, Киселев врет как дышит. Ходячую турецкую духовную скрепу в Германии и вообще на Западе критикуют ежедневно. Это процесс рутинный. Просто до Бёмермана никто еще не исследовал тонкости взаимоотношений Эрдогана с млекопитающими парнокопытными женского пола. Подсудное ли это дело - бог весть. В чем, однако, можно не сомневаться, так это в том, что приговор хохмачу не будет заранее проштампован в администрации Меркель. Суд, если сатирика все-таки призовут к ответственности, обойдется без подсказок из канцлерамта. Более того. Любая попытка оказать давление на судей для любого немецкого политика обернется не только позорной отставкой, но и позорным процессом по соответствующей статье.

Печальная правда заключается в том, что Эрдоган и вправду пытается шантажировать немцев, желая обменять свою сговорчивость при приеме беженцев не только на миллиарды евро, но и на отказ Европы от жесткой критики его курса. Бёмерман с его поразительным чувством юмора тут пришелся очень кстати, и президент Турции отыгрывает ситуацию по полной. Только вот предполагать, что таким образом можно заставить Запад пренебречь своими ценностями, основу которых составляют свобода слова и независимый суд, - это надо быть Эрдоганом. Или Киселевым. Или Путиным, политика которого тоже базируется на шантаже, только возможностей гораздо больше. От ядерной угрозы до жизней заложников.

К слову, они ужасно похожи - путинская Россия и эрдогановская Турция. Владимир Владимирович и Реджеп Тайипович. Недаром же они враждуют между собой, как всякие политические близнецы-братья, взять хоть тех, кого у нас спустя десятилетия запрещают приравнивать друг к другу. И когда в той же немецкой прессе читаешь о том, что в Турции несогласных называют "предателями", "провокаторами" и "агентами" гнусной закулисы, что люди в этой стране политически инфантильны и большинство верит всему, что вещают гостелеканалы, что живут они в твердом убеждении, будто весь мир мечтает лишь о том, как бы унизить турок, а посадить там могут даже школьника за неосторожный пост в фейсбуке, то как-то не вдруг постигаешь, о какой стране идет речь. О том государстве, где национал-предателем принято считать нобелевского лауреата Орхана Памука, или о родине Пушкина. Автора бессмертных эпиграмм.

Илья Мильштейн, 18.04.2016


новость Новости по теме